Трансакционный анализ и психотерапия

Страница: 12

Берн Эрик

Трансакционный анализ и психотерапия


Перевод с англ.
СПб., издательство <Братство>,
1992.
224 с.

Книга о трансакционном анализе дает представление о
новом методе индивидуальной и социальной психотерапии,
получившем широкое распространение в США.

0303040000

1994, без объявл.

ББК 88.5

Eric Berne. Transactional Analysis in Psychotherapy
Grove Press. Inc., New York

Перевод с английского

БЕРН Эрик

ТРАНСАКЦИОННЫЙ АНАЛИЗ
И ПСИХОТЕРАПИЯ

Перевод с английского
Переводчик Нина Федоровна Цветкова

Редактор Е. Г. Павлова
Художник В. Н. Дзюба
Технический редактор П, П. Никитина
Корректор И. Е. Блиндер

ЛР N> 100033 от 18.10.91 г.
Издательство <Братство>

195176. СПб., Большая Пороховская. 37/2

Подписано к печати с готовых диапозитивов 15.04.94. формат 84Х
Бумага офсетная. Гарнитура Тайме. Усл. печ. л. 11,76. Уч.-изд. ..

Доп. тираж 50 000 экз. Заказ № 639.

Отпечатано с готовых диапозитивов в типографии им. Володар

т1-...,,"..,т.а 141023. Санкт-Петербург, Фонтанка. 57.

,С Издательство <Братство

Лениздата. 191023.

..кого.
1992

ОГЛАВЛЕНИЕ

Об авторе. .
Предисловие.
Введение . .

Основные положения.

Глава 1.

Часть первая.
анализ .

Глава II.
Глава III.
Глава IV.
Глава V.
Глава VI.
Глава VII.

Психиатрия

индивидуума и структурный

Часть вторая.
анализ .

Глава VIII.
Глава IX.
Глава X.
Глава XI.
Глава XII.

Структура личности
Функция личности.
Психопатология .
Патогенез....
Симптоматология .
Диагностика. . .

Соидальная психиатрия

трансакционный

Социальные связи . . .
Анализ трансакций . .
Анализ игр .....
Анализ сценариев . . .
Анализ взаимоотношений

Часть третья. Психотерапия ....

Глава XIII. Терапия функциональных психозов . .
Глава XIV. Терапия неврозов ........
Глава XV. Групповая терапия .......

Часть четвертая. Границы трансакционного анализа .

Глава XVI. Подробная структура личности . . .
Глава XVII. Прогрессивный структурный анализ .
Глава XVIII. Терапия брака ........
Глава XIX. Регрессивный анализ ......
Глава XX. Теоретические положения и техника .

Приложение. Пример завершенного курса лечения .
Библиография. . . . . . . . . . . . .

1

ОБ АВТОРЕ

ЭРИК. БЕРН - знаменитый американский пси-
хиатр, особую известность которому принесла
книга <Люди и игры>, ставшая бестселлером
и переведенная на многие языки.

Книга о трансакционном анализе дает пред-
ставление о новом методе индивидуальной и со-
циальной психотерапии, получившем широ-
кое распространение и успешно примененном во
многих психиатрических учреждениях США.
Базируясь на принципах структурного анали-
за, эта методика использует главным образом игру
в межличностных отношениях, применяя ее как в
рамках групповой терапии, так и в индивиду-
альной практике при лечении больных нев-
розами, сексуальных психопатов, психосомати-
ческих больных, а также подростков.

Трансакционный анализ начинается с перио-
да индивидуального ознакомления с теорети-
ческими принципами, на которых основывается
лечение. При благоприятном прогнозе пациент
проходит терапию вместе с другими пациента-
ми в небольших группах, вступая в целую серию
персональных отношений, позитивных или нега-
тивных, с другими участниками группы, таких
отношений, которые позволят ему постепенно от-
крыть не только причины и характер своего
заболевания, но средства и способы его преодоле-

ПРЕДИСЛОВИЕ

Эта книга посвящена системе, связанной с
индивидуальной и социальной психиатрией, той сис-
теме, которая в течение последних пяти лет пре-
подавалась на семинаре групповой терапии в боль-
нице <Мунт Зион> в Сан-Франциско, излагалась на
Медицинском конгрессе по психиатрии в Монтрей
Пенинсула, на семинарах по социальной психиатрии в
Сан-Франциско, а в последние годы - в психиатричес-
кой больнице Атаскадеро и в Нейропсихиатрическом
институте Лаиглея Портера. Этот подход теперь ис-
пользуется психотерапевтами как в различных офи-
циальных учреждениях, так и вне их, в частных кон-
сультациях при лечении почти всех разновидностей
нервных и умственных расстройств. Возрастающий
интерес к этому методу, все более широкое распростра-
нение его основ и принципов показали, насколько
эта книга необходима, к тому же стало все трудней
отвечать на запросы материалов конференций, заказы
на исчерпывающие тексты, полные описания и справ-
ляться с потоком корреспонденции на эту тему.

Автор имел возможность посетить психиатричес-
кие больницы почти тридцати стран Европы, Азии,
Африки, а также островов в Атлантическом и Тихом
океанах. Он имел возможность опробовать прин-
ципы структурного анализа на группах, разнообразных
как в расовом, так и в культурном отношении. Их
точность и значимость подтвердились даже в тех слу-
чаях, когда при лечении приходилось прибегать к
помощи переводчика.

Установив, что структурный анализ является тео-
рией более общей, чем ортодоксальный психоанализ,
было бы справедливо, чтобы читатель не пытался,

хотя бы на первых порах, ввести один внутрь другого.
В противном случае можно рассматривать психоана-
лиз с методологической точки зрения как узкоспе-
циализированный аспект структурного анализа. На-
пример, трансакционный анализ, который является
социальным аспектом анализа структурного, показы-
вает, что существуют многочисленные формы скрещи-
вающихся взаимодействий.

Одна из этих форм, обозначаемая здесь как тип 1,
группирует почти все феномены перемещений. Другие
примеры взаимосвязей между психоанализом и струк-
турным анализом будут приведены в тексте.

СЕМАНТИКА

В книге используется термин <трансакционный
анализ>, когда речь идет о системе в целом, включая
структурный анализ. В контексте этот термин употреб-
ляется и в более узком значении анализа спе-
циальных трансакционных взаимодействий.

Термином <социальная психиатрия> обозначается
исследование психиатрических аспектов специфичес-
ких трансакционных действий или сочетание этих
действий, которые имеют место между определенными
личностями (двумя или более) в определенный момент
и в определенном месте. При сравнительном иссле-
довании психиатрических проблем разнообразных со-
циологических групп разных национальностей и куль-
турных уровней можно для большей точности приме-
нять и термин <сравнительная психиатрия>, который
автор этой книги использует с 1951 года.

<Он> обозначает часто просто человека, независи-
мо от пола.

<Существует> в контексте обозначает <существует
или наличествует регулярно, как это мог установить
автор при работе>.

<Кажется, что есть>, обозначает <мне кажется,
что существует, благодаря повторяющимся наблюде-
ниям, однако недостаточным, чтобы дать мне полную
уверенность>.

Когда речь идет о реальных людях, говорят <взрос-
лый>, <родитель> или <ребенок>. Эти слова, написан-
ные с прописной буквы, обозначают состояние Я,
то есть состояние личности. Образованные от этих

слов прилагательные пишутся также то с прописной,
то со строчной буквы, в зависимости от контекста.

Когда речь идет о психоанализе, имеется в виду
ортодоксальный психоанализ, то есть разрешение ин-
фантильных конфликтов через систематическое при-
менение свободной ассоциации в соответствии с яв-
лениями перенесения и сопротивления по Принципам
Фрейда.

Следует, однако, отметить, что автор отошел от
официального психоаналитического направления уже
несколько лет назад; кроме того, авторская концеп-
ция функции Я не совпадает с концепцией боль-
шинства ортодоксальных психоаналитиков, она ближе
к концепции П. Федерна (1952) и его ученика
Э. Вейсса (1950).

ВЫРАЖЕНИЕ БЛАГОДАРНОСТИ

Прежде всего я выражаю благодарность всем в
Сан-Франциско, кто поддержал меня, проявив инте-
рес к трансакционному анализу с первых моих шагов
в этой области. Это доктор Р. Ж. Старело, который
следил за моими успехами ab initio; доктор Мартин
Стейнер, который организовал первые семинары в
больнице <Мунт Зион>, а также госпожа Евгения
Прекотт из Отдела гигиены Сан-Франциско, которая
организовала первые вечерние семинары. Я благодарен
тем, кто помог мне изложить свои идеи перед кол-
легами. Это доктор Норман Рейдер из больницы
<Мунт Зион>; доктор Дональд Шаскан из Клиники
умственной гигиены для ветеранов государственных
служб; доктор Роберт Харрис из Института нейро-
психиатрии Ланглея Портера; доктор Реджинальд Руд
и доктор Виктор Аркади из психиатрической боль-
ницы Атаскадеро.

Наибольший успех был достигнут на семинарах
по социальной психиатрии в Сан-Франциско. Я ис-
пытывал большое удовлетворение при виде людей,
преодолевавших большие расстояния и затрачиваю-
щих много времени, чтобы присутствовать на
семинарах, которые проходили каждую неделю в
течение многих месяцев и даже лет. Многие из этих
людей применяли структурный и трансакционный
анализ при лечении своих пациентов, передавая

мне данные о результатах своих наблюдений. Я
хотел бы назвать Виолу Литт, секретаря семинаров,
а также Барбару Розенфельд, посвятившую много
времени траисакционному анализу и подсказавшую
много полезных идей; моя благодарность доктору
Гарольду Е. Денту, доктору Франклину Эрнсту,
Маргарите Фрингс, доктору Гордону Гриттеру, док-
тору Джону Риану, Мире Шаппс и Клоду Стей-
неру. Моя благодарность также тем, кто активно
участвовал в Медицинском конгрессе по психиатрии,
состоявшемся в Монтрей Пенинсула. Это доктор
Бруно Клопфер, доктор Давид Купфер, доктор
Герберт ВейзсЬфелд и Анита Виггинс. Я мог бы
продолжить этот список, чтобы включить в него тех,
кто периодически участвовал в семинарах и своими
вопросами и замечаниями давал материал для раз-
мышлений. Я благодарен всем организаторам лекций,
на которые меня приглашали как докладчика. Я
благодарен всем ассистентам и пациентам, при-
нимавшим участие в групповой психотерапии.
Пациенты позволили мне раскрыть и описать струк-
туру их личности и выработать принципы трансак-
ционного анализа.

И наконец, моя благодарность всем, кто помог
мне при редактировании этой книги, моей жене за
заботу о моем здоровье и за терпение, когда все
вечера я посвящал работе, а также моему секре-
тарю госпоже Аллен Вильяме за ум и такт, которые
она проявила в своей работе.

Апрель, 1960

ВВЕДЕНИЕ

Состояние личности (Я) феноменологически
может быть описано как когерентная система ощу-
щений, связанных с определенным объектом, а опе-
рационно - как когерентная система типов по-
ведения; прагматически речь идет о системе ощу-
щений и чувствований, которая определяет соот-
ветствующую систему типов поведения. Пенфилд
показал, что у эпилептиков воспоминания сохра-
няются в натуральной форме как состояние Я.
Электрической стимуляцией можно вызвать соот-
ветствующие феномены. <У пациента вновь вызывают
эмоции, которые были у него в первый раз под
влиянием ситуации. Спровоцированное воспоминание
не является точным фотографическим воспроиз-
ведением сцены или события, но воспроизводит то,
что пациент видел, слышал, чувствовал и понимал>.
Пенфилд отмечает далее, что такие восстановления
в памяти, припоминания прерывисты и <не смеши-
ваются с другими сходными явлениями>. Он сви-
детельствует далее, что два различных состояния Я
могут присутствовать в сознании одновременно, как
две прерывистые психологические сущности, четко
отделенные одна от другой.

Больной, которого под воздействием электро-
стимуляции заставили пережить прошлый опыт, начал
кричать, что слышит, как смеются люди, однако <не
чувствовал, что его сердце готово радоваться.
Он осознавал наличие двух ситуаций одновременно.
Его восклицания показывали, что он отчетливо
сознает несогласованность двух опытов: происхо-
дившего в настоящем и вызванного из прошлого>.
Это подчеркивает тот факт, что больной полностью

Федерн первым подтвердил в психиатрическом плане
то, что Пенфилд доказал позднее своими выдающи-
мися нейрохирургическими опытами, а именно, что
психологическая реальность опирается на интеграль-
ные и прерывистые состояния Я. Он отмечает, что
введение термина <состояние Я> встретило сопро-
тивление многих. Людям было легче продолжать
мыслить в ортодоксальных концептуальных формах,
чем освободиться от них и принять феноменологи-
ческий подход.

Вейсс, главный интерпретатор Федерна, прояснил
и систематизировал психологию Я. Он описал состоя-
ние Я как <реальность в таком виде, в каком ее
видит пациент, исходя из своего чувственного состоя-
ния и опыта прошлой жизни>. В этом отношении
Федерн говорит о повседневных состояниях Я. Вейсс
подчеркивает то, что Пенфилд доказал: состояния Я
уровней предыдущих возрастов потенциально сохра-
няются в личности. Это положение было принято в
клиническом плане, благодаря уже тому факту, что
такие состояния Я могут быть непосредственно выз-
ваны при некоторых определенных обстоятельствах
и условиях, например, в состоянии психоза, под
гипнозом или во сне. Он отмечает также, что два
различных состояния Я могут бороться, чтобы оста-
ваться объединенными, и могут одновременно при-
сутствовать в сознании. По мнению Федерна, подав-
ление воспоминаний и болезненных конфликтов воз-
можно во многих случаях только через торможение
всего состояния Я, которое здесь участвует. Прежние
состояния Я поддерживаются в латентном режиме
в ожидании восстановления. Когда же он говорит о
замещении состояния Я, то само это замещение жи-
вет как ощущение Я. Это относится к проблеме
природы Я.

Вейсс говорит об остаточном состоянии инфан-
тильного Я у взрослого человека, которое в основном
является замещенным, но может в любой момент
быть легко восстановленным состоянием <Я - ребе-
нок>. С другой стороны, существует вид влияния, ко-
торый он называет психическим настоящим (presence
psychic). Оно является <мысленным (воображаемым)
образом другого моего Я, иногда Я Родительского,
которое оказывает влияние на эмоции и поведение

осознавал, что находится в операционной и его
восклицания обращены к врачу. И в то же время,
когда воспоминание вызвано в сознании принудитель-
но, больной переживает его как бы вживую,
в действительности. Лишь по окончании экспери-
мента он может его признать очень живым вос-
поминанием прошлого опыта. Это воспоминание
является таким же четким, каким оно могло быть
спустя тридцать секунд после того, как был пережит
подлинный опыт. В момент стимуляции <больной
был одновременно и актером, и публикой>.

Пенфилд, Жаспер и Роберте подчеркивают разни-
цу между приходом в сознание от воспоминаний,
полученных таким образом в полном объеме, то есть
восстановлением интегрального Я, и изолированными
явлениями, происходящими при стимуляции памяти
визуальной или аудитивной, или памяти речи и слов.
Они подчеркивают, что во временной регистрации
зафиксированы важные психические элементы, такие,
как понимание смысла эксперимента и вызываемых
эмоций. Однако Пенфилд не употребляет термин <со-
стояние моего Я>.

Куби, комментируя эти эксперименты, отмечает,
что объект есть одновременно наблюдатель и наблю-
даемый и что объемы архипаллеальные и неопаллеаль-
ные открыты. <Запоминание является тотальным по
существу. Оно позволяет запомнить больше, чем па-
циент способен вызвать в памяти в сознательном
состоянии, но объем может быть увеличен при вос-
произведении под гипнозом>. Прошлое - такое же
близкое и живое, как настоящее, - заставляет паци-
ента пережить очень точный эксперимент. Вербальная
память, кажется, играет роль экрана, который засло-
няет воспоминания, относящиеся к ощущениям, по-
рождаемым теми же экспериментами. Куби делает
из этого вывод, что события проживаются одновре-
менно двумя способами: архипаллеально и неопал-
леально. Интересно отметить мнение Кобба, который
заявляет, что исследование эмоций является в настоя-
щее время узаконенным медицинским занятием и
соотносится с физиологией надкорки.

Психологам, посвятившим себя исследованию соз-
нания, известно, что состояния Я могут быть ин-
тегрально консервированы перманентным образом.

личности>. Он описывает много ситуаций, в которых
а) остаточное состояние Детского Я; б) нормальное Я
или в) психическое настоящее могут соответственно
определять реакции индивида.

Совсем недавно Шандлер и Хартман, которые ис-
пользовали LSDzs, показали удивительное сходство
между реактивацией архаических состояний Я, достиг-
нутых с помощью фармакологических средств, и сос-
тоянием, достигнутым путем электрической стимуля-
ции коры; однако, как и Пенфилд, они не исполь-
зуют термин <состояние моего Я>. Они описывают
одновременное появление в сознании двух состояний
Я: одно направлено на внешнюю и психологическую
реальность данного момента, другое - настоящее воз-
рождение сцен, восходящих к первым годам жизни
<со всем богатством деталей и цвета; пациент чув-
ствует, что находится в определенной ситуации, и
получает ощущения во всей первоначальной полноте>.

Другие авторы также проявляли интерес к пробле-
ме состояния Я, но приведенных цитат достаточно,
чтобы обратить внимание .читателя на эти проблемы.
Структурный и трансакционный анализ, составляю-
щий основное содержание данной книги, целиком
основан на клинических наблюдениях и опыте работы
с больными, без всяких предвзятых идей. При этих
условиях изучение интегральных состояний Я оказа-
лось естественным (натуральным) приближением к
психологии и психотерапии. Но, как сказано у Фе-
дерна, большинство психотерапевтов привыкли к ор-
тодоксальным концепциям, поэтому естественный под-
ход не всегда исследовался глубоко. Анализируя опыт
своих предшественников, автор имел удовольствие
убедиться, что следовал по стопам двух самых из-
вестных ученых: Пенфилда и Федерна. Справедливость
сказанного будет подтверждена содержанием книги.

Глава 1
ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ

1. Рациональные обоснования

Структурный и трансакционный анализ на основе
личности и социальной динамики предлагает система-
тическую и связную теорию, основанную на кли-
ническом опыте, а также подходящую многим пси-
хиатрическим больным форму активной и рациональ-
ной терапии, которую можно легко понять и приме-
нить к конкретному виду заболевания.

Практикующих психотерапевтов можно условно
разделить на две группы: использующие Роди-
тельские функции, то есть советующие, убеждаю-
щие и т.д.; и применяющие рациональные подходы,
основанные на интерпретации и сравнении, как не-
прямая психотерапия и психоанализ. Родительские
подходы пренебрегают архаическим фантасмом (от
греч. phantasma - призрак) больного, даже отрицают
его, так что в конце концов врач часто утрачивает
контроль над ситуацией и сам бывает удивлен или
огорчен результатом лечения. Рациональный подход
предлагает дать самому больному механизм контроля.
Обычные методы лечения требуют длительного време-
ни, при этом не только пациент, но его близкие
страдают от его болезненного поведения. Если у боль-
ного к тому же есть малолетние дети, это может
отрицательно подействовать на их развитие.

Структурно-трансакционный подход позволяет ис-
ключить эти недостатки. Его цель - быстро вырабо-
тать у больного навык контролировать и терпеливо
переносить свои тревоги и ограничить свой acting-
out. Налицо явные преимущества по сравнению с
Родительским подходом. И так как врач вполне
отдает себе отчет о наличии архаических элементов

13

в личности больного, то ничто составляющее ценность
рациональной психотерапии не утрачивается.

Структурно-трансакционный анализ показал себя
особенно эффективно в случаях, когда трудно при-
менима традиционная психотерапия, в частности, ддя
разных типов психосоматических больных, для людей,
страдающих латентной шизофренией и маниакально-
депрессивных больных, а также умственно отсталых.

С педагогической точки зрения гораздо легче с
хорошими результатами обучить структурному и
трансакционному анализу, чем другим клиническим
методам. Его основные принципы можно понять в
течение десяти недель, и тот, кто имеет хороший
клинический опыт, может в течение года под
правильным руководством достигнуть высокой теоре-
тической и практической квалификации. У врача с
жестким психоаналитическим образованием может
возникнуть, особенно на первых порах, сильное сопро-
тивление и неприятие принципов структурного ана-
лиза, если он не питает особого интереса к психо-
логии Я.

Автоэволюция, согласно терминологии этой систе-
мы, свободна от тех трудностей, которые встречает
автоанализ, поэтому практикующему врачу сравни-
тельно легко обнаружить и контролировать устарев-
шие мнения или истоки предубеждений в собственных
реакциях.

2. Процедура

И в групповой, и в индивидуальной работе
данный метод предусматривает ряд этапов, которые
можно четко наметить и которые имеют определенную
последовательность, так что и врач, и пациент могут
в любой момент остановиться и проанализировать,
что сделано и что следует осуществить на ближайшем
этапе.

Структурный анализ, предшествующий трансак-
ционному, стремится дифференцировать и проанали-
зировать состояния Я. Цель этой процедуры - обес-
печить господство тех состояний Я, которые прибе-
гают к фактам реальности, и исключить из них всякую
зараженность архаическими или чуждыми элемента-
ми. Когда это сделано, больной может перейти к

трансакционному анализу: анализу простых трансак-
ций, затем анализу стереотипных серий трансакций и,
наконец, анализу операций длительных и сложных,
требующих вмешательства многих людей и основы-
вающихся обычно на довольно сложных фантасмах.
В качестве примера можно привести фантасм спасе-
ния у женщин, мужья которых были алкоголиками.
Целью этой фазы является социальный контроль,
осуществляемый индивидом, то есть контроль над
своим стремлением деструктивно управлять другими
людьми и в то же время безрассудно реагировать
на попытки манипулировать собой.

Во время этих психотерапевтических процедур
архаические состояния Я, зафиксированные в резуль-
тате травмы, дифференцируются, но все еще сохра-
няются. После ряда сеансов, благодаря преобладаю-
щему влиянию фактора реальности, пациент оказы-
вается в благоприятной для разрешения архаических
конфликтов и искажений ситуации. Практика показа-
ла, что такая последовательность не является су-
щественной для терапевтического успеха метода, и
клиника должна решать, следует ли идти далее этим
путем, учитывая поле деятельности и свободу дейст-
вий, которые представляет каждый конкретный слу-
чай.

3. Язык (терминология)

Если теоретическое изложение является довольно
сложным, то для практического применения структур-
ного и трансакционного анализа достаточно эзотери-
ческого словаря только из шести слов.

Экстеропсихика, неопсихика и археопсихика рас-
сматриваются как психические механизмы (органы,
орудия), проявляющиеся феноменологически как экс-
теропсихическое (например, идентификация), неопси-
хическое (например, выработка данных) и археопси-
хическое (например, регрессивное) состояния Я. В
разговорном языке эти типы состояния Я называются
соответственно Родитель, Взрослый и Ребенок. Эти
существительные составляют терминологию структур-
ного анализа.

Некоторые социальные объединения, которые со-
бираются регулярно, кажется, одновременно имеют

оборонительную функцию и обеспечивают удовольст-
вие. На обычном языке их называют времяпре-
провождением, или развлечением, или играми. Неко-
торые из них, легко обеспечивающие первое и второе,
получают особенное распространение. Игра <Ассоциа-
ция родителей учеников> очень распространена в этой
стране, в нее играют каждый раз, когда родители
собираются в приемных или группах.

Некоторые более сложные явления или события
основываются на планах, которые называют сценария-
ми, по аналогии с театральными сценариями, ин-
туитивными производными психологических драм. Эти
три термина: <времяпрепровождение>, <игра> и <сцена-
рий> - составляют словарь трансакционного анализа.

В дальнейшем будет показано, что Родитель,
Взрослый и Ребенок - это не то же самое, что
Сверх-Я, Я, Это или концептуальные построения
Юнга, а феноменологические реальности. Таким
же образом времяпрепровождение, игры, сценарии -
не абстракции, а рабочие социальные реальности.

Как только трансакционный аналитик (врач, пси-
холог, специалист по социальным наукам, по со-
циальной помощи) прочно усвоит психологическое,
социальное и клиническое значение этих шести тер-
минов, он сможет самостоятельно использовать их
в исследованиях, работе, психотерапий, в зависи-
мости от обстоятельств и степени своей квалификации.

Примечания

Гибкость подходов, используемых опытными пси-
хотерапевтами, делает невозможной жесткую класси-
фикацию приемов психотерапии. Деление на два клас-
са - Родительский и рациональный - в основном
соответствует предложенной Д. В. Томасом в 1943 го-
ду схеме, которая основывается на классификации
М. Моора (1942). К. Е. Аппел подразделяет приемы
психотерапии на <подходы психологические прямые,
или симптоматические>, которые включают гипноз,
внушение, нравственное увещание (Дюбуа), убежде-
ние (Дежерин), приказание, направление и принуж-
дение, и <подходы, предусматривающие реоргани-

16

зацию личности>, психоанализ и относящиеся к нему
методы, а также <возрастающую динамику>; сюда же
следует отнести и непрямую терапию (Роджерс). Эти
две категории, в свою очередь, подразделяются на
методы Родительские и рациональные. Третий тип,
относящийся к категории специальных, - игровая те-
рапия, которую применяют при лечении детей; она мо-
жет быть не Родительской, не рациональной, но
Детской.

Представленную здесь систему легко изучить и
освоить. Это доказывает тот факт, что изучившие
трансакционный анализ применяют его при лечении
заболеваний из области общей психиатрии, как
групповым методом, так и индивидуально в лечебных
учреждениях разных типов. Совсем недавно психиат-
ры, а также врачи в армии и на флоте стали
использовать эту систему при наблюдении за амбула-
торными больными.

Терминология, используемая в данной системе,
вошла в <Словарь по психиатрии> Хинси и Щацки.
<Архипаллиум> и <неопаллиум> - хорошо известные
неврологические термины.

ш

Часть первая

ПСИХИАТРИЯ ИНДИВИДУУМА
И СТРУКТУРНЫЙ АНАЛИЗ

Глава /{
СТРУКТУРА ЛИЧНОСТИ

Госпожа Прим, молодая мать семейства, по реко-
мендации своего домашнего врача обратилась к пси-
хиатру за консультацией. На приеме она сидела мину-
ты две очень напряженная, уставившись в пол, потом
вдруг стала смеяться. Через несколько минут она
прекратила смеяться, украдкой посмотрела на врача,
отвернулась и снова начала смеяться. Это повторилось
три-четыре раза. Затем она резко оборвала смех,
выпрямилась на стуле, одернула юбку и повернула
голову вправо. Так сидела несколько секунд, пока
психиатр молча наблюдают за ней. Затем врач спросил,
слышит ли она голоса. Она сделала знак головой, что.
слышит. Врач спросил, сколько ей лет. Благодаря
умелой манере, он привлек ее внимание. Госпожа
Прим повернулась к нему и вполне сознательно и
здраво ответила на несколько точных вопросов. В
короткое время психиатр получил достаточно сведе-
ний, чтобы подтвердить первичный диагноз: острая
форма шизофрении. Ему удалось даже установить

некоторые причины болезни, а также чрезвычайные
факты из ее раннего детства. После непродолжитель-
ного молчания она вновь впала в состояние, в котором
находилась в первые минуты визита: смех, ужимки,
игра глазами, - пока врач не спросил, что за голоса
ей слышались и что они рассказывали.

Она ответила, что, кажется, голос был мужской
и обзывал ее ужасными словами, которые раньше ей
не приходилось даже слышать. Затем врач спросил
ее о семье. Она описала своего отца как очень
почтенного человека, уважаемого во всем городе, лю-
бящего отца, внимательного мужа и т. д. Однако
вскоре выяснилось, что он много пьет и в такие
моменты очень меняется: он употребляет грубые слова.
О характере этих грубых слов госпожа Прим сказала,
что они похожи на те, которые она слышала в своих
галлюцинациях.

Больная довольно четко демонстрировала три
состояния своего Я, что характеризовалось измене-
ниями в манере держаться, выражении лица и других
физических характеристиках. Первое состояние соот-
ветствовало поведению маленькой девочки; второе сво-
ей напряженностью напоминало поведение гимназист-
ки, застигнутой на сексуальном грешке; в третьем со-
стоянии она отвечала на вопросы, как взрослая жен-
щина, каковой и являлась, и в этом состоянии
она сохраняла память и способность понимать и
рассуждать.

Первые два состояния были архаичными в той
мере, в которой соответствовали предыдущим стадиям
развития больной, и неадекватными реальному настоя-
щему. В своем третьей состоянии она была способна
понимать все факты реальной ситуации и действовать
в соответствии с ними, что характеризует обычное
поведение взрослого, а не ребенка или гимназистки,
озабоченной сексуальными проблемами. Когда под
воздействием прозаического тона психиатра она при-
ходила в себя, это был процесс перехода от архаи-
ческого состояния Я к состоянию Взрослому.

Термин <состояние Я> обозначает различные со-
стояния сознания и образцы поведения, которые этому
состоянию соответствуют, как они видятся в непосред-
ственном наблюдении; термин позволяет избежать
употребления таких теоретических конструкций, как

19

<импульс>, <цивилизация>, Сверх-Я и т. д. Струк-
турный анализ позволяет классифицировать и точно
описать состояния Я, .поэтому он легко применим к
больным с умственными расстройствами.

Выстраивание основных линий классификации
привело автора к выводу, что на основании собранного
клинического материала можно сформулировать сле-
дующую гипотезу: в личности взрослого сохраняются
остатки, следы Я ребенка, которые при некоторых
обстоятельствах оживают. Как уже говорилось в пре-
дисловии, это явление наблюдалось неоднократно в
связи с гипнозом, психозом, лекарственной или пря-
мой электрической стимуляцией коры. Внимательные
и длительные наблюдения позволили продвинуть
гипотезу дальше и предположить, что эти следы могут
спонтанно проявляться у человека во вполне нормаль-
ном состоянии.

В действительности у пациента наблюдалось со-
скальзывание из одного состояния сознания в другое, с
одной манеры поведения на другую. Типичная ситуа-
ция показывала одно состояние Я, характерное ддя
данной реальной обстановки, и разумное суждение
вполне ей соответствующее (вторичный процесс), а
также и другое состояние, определяемое манией вели-
чия "и одновременно архаическими страхами и надеж-
дами (первичный процесс).

Первому состоянию соответствовало обычное от-
ветственное поведение взрослого человека, в другом
случае просматривалось поведение маленького ребен-
ка. Таким образом, подходим к гипотезе о двух
психических органах: неопсихике и археопсихике.
Теперь своевременно обозначить терминами Взрос-
лый и Ребенок феноменологические и операционные
проявления двух этих органов, и никто из интересую-
щихся этой проблемой не будет возражать против
использования этих терминов.

Ребенок у госпожи Прим проявлял себя в двух
различных аспектах. <Плохая> девочка (секси) преоб-
ладала, когда внешнее воздействие не отвлекало ее
от этого образа. Сходство ее поведения с поведением
маленькой девочки было разительным, это состояние
Я взрослой женщины можно рассматривать как
архаическое. Голос врача прерывал это состояние,
и оно становилось состоянием <воспитанной> девочки,

которое следует классифицировать также как архаи-
ческое. Различались два состояния тем, что <плохая>
девочка позволяла себе поведение, свойственное ее
личности, по принципу: что в голову взбрело, а <вос-
питанная> девочка понимала, что может быть наказа-
на. Оба состояния следует отнести к археопсихике,
следовательно, к двум формам Ребенка в госпоже
Прим.

Вмешательство врача определило переход к новому
состоянию: поведение, живость, осознание реальности,
образ мыслей, выражение лица, голос и мышечный
тонус, более естественная манера держаться стали со-
ответствовать Я взрослой и ответственной хозяйки
дома. Этот переход, повторявшийся несколько раз,
был коротким успокоением, затишьем в психозе. Это
позволяет определить психоз как перемещение психи-
ческой энергии из Взрослой системы в Детскую и
определить успокоение как перемещение в противо-
положном направлении.

Любой опытный наблюдатель легко обнаружил бы
происхождение голоса, который слышала больная, а
также произносимых при галлюцинациях оскорбле-
ний. Чтобы подтвердить свои впечатления, врач пе-
ревел разговор на ее семью. Как он и предполагал,
голос говорил те же слова, что и ее отец. Голос
относился к экстеропсихической, или Родительской,
системе, это был не голос Сверх-Я, а голос реальной
личности, - еще одно доказательство, что Родитель,
Взрослый и Ребенок представляют собой реальные
личности, входящие в окружение пациента и имеющие
определенные имена, занятия, положение. В случае
госпожи Прим Родитель проявил себя не в форме
состояния Я, а в форме внешнего голоса. В самом
начале лечения следовало установить диагноз и отде-
лить Взрослого от Ребенка, а изучение Родителя
отнести на последующую стадию лечения.

Для демонстрации активности Родителя приведем
два других примера.

Впервые сформулировать теорию структурного
анализа автору удалось, когда он изучал, в частности, ,
случай господина Секундо. Этот господин рассказал
следующую историю.

Мальчик восьми лет, одетый ковбоем, проводил
каникулы на ранчо. Он помогал работнику расседлы-

ють лошадь, и, когда они закончили, работник сказал:
<Спасибо, ковбой!>, на что мальчик ответил: <Я не
настоящий ковбой, я просто маленький мальчик>.
Здесь господин Секундо добавил: <Это то, что я
чувствую сейчас. Я не настоящий адвокат, я только
маленький мальчик>. Господин Секундо был адвока-
том с блестящей репутацией, прекрасным семьянином,
активным членом общества, пользующимся всеобщей
симпатией, однако во время курса лечения он часто
вел себя, как маленький мальчик. Иногда во время
сеанса он спрашивал: <Вы. к кому обращаетесь, к
адвокату или к мальчику?> Когда он не был
на службе, мальчик в нем часто брал верх. Он удалялся
в хижину в горах, где у него был запас виски,
морфия, фотографий и оружия, и предавался там
детским мечтам и забавам, в том числе и сексуаль-
ным.

И вот в один из моментов просветления и пони-
мания, что в его состоянии от Ребенка, а что от
Взрослого, господин Секундо ввел в ситуацию своего
Родителя, так как его ощущения и действия не
укладывались в рамки двух первых категорий и неко-
торые состояния не соответствовали ни тому, ни дру-
гому. Они имели такие характеристики, которые вы-
зывали в больном образ родителей, что и привело

----- ""ttarl>a

зывали в

клиническая

автора к мысли о третьей категории, клиничс<.>.аи
ценность которой была подтверждена последующими
наблюдениями.

В частности, у господина Секундо было три четко
различающихся вида отношения к деньгам. Ребенок
был скуп и стремился обеспечить свое благосостояние
сомнительными способами. В этом состоянии, не боясь
риска для человека его положения, господин Секундо
воровал в магазине жевательную резинку и другие
мелочи, как делал это иногда ребенком. Взрослый
уверенно манипулировал большими суммами, не хуже
банкира, тратя много, чтобы заработать еще больше.
Но какая-то часть его существа мечтала все истра-
тить на благо общества. Он происходил из семьи
набожной и филантропической и, как и его отец,
занимался благотворительной деятельностью в духе
общепринятого сентиментализма. По мере угасания
филантропического огня Ребенок брал верх, полный
мстительных чувств, а Взрослый умерял темп, спра-

шивая себя: <Какого дьявола я хочу разориться из-за
такой сентиментальности?>

Одна из самых больших трудностей для врача,
практикующего структурный анализ, - убедить па-
циента, что слова Ребенок, Взрослый и Родитель
не удобные понятия или интересные неологизмы,
а термины, отражающие явления реальности. Случай
господина Секундо показывает это со всей очевид-
ностью: мы называем Ребенком человека, который во-
ровал жевательную резинку, не потому, что детям
свойственно мелкое воровство, но потому, что сам
господин Секундо в детстве совершают такие поступки.
Взрослый называется так не потому, что господин
Секундо играл роль взрослого человека, имитируя
его поведение, но потому, что в своей обществен-
ной деятельности и финансовой активности он про-
демонстрировал серьезный опыт реальной действи-
тельности.

В случае с господином Труа, шизофреником, полу-
чившим электрошок во время морского сражения,
Родительское состояние оказалось настолько укоре-
нившимся, что Ребенок и Взрослый редко имели слу-
чай проявить себя, и пациент долго не мог усвоить
понятие Ребенок. В отношениях с окружающими гос-
подин Труа был однообразно догматичен: любые приз-
наки детскости у других, проявления наивности, шар-
ма. легкомыслия вызывали у него презрение и осуж-
дение. Среди членов своей терапевтической группы он
был известен как человек с девизом: <Смерть ма-
леньким негодяям>. Он был очень суров и по отно-
шению к самому себе, и кажется, его целью было.
если воспользоваться жаргоном группы, <помешать
Ребенку высунуть нос из своей норы>. Такая манера
поредения часто встречается у людей, подвергшихся
воздействию электрошока. Они, вероятно, возлагают
ответственность за свое несчастье на Ребенка: Роди-
тель очень сильно восстановлен и сурово репресси-
рует большую часть Детских проявлений, часто с
помощью Взрослого.

Но в суровом поведении господина Труа случались
странные исключения. Он не был тираном, когда речь
заходила о любовных приключениях или выпивке.
Здесь он оказывался доброжелательным отцом и готов
был поделиться опытом. Его советы порой были

просто опасны, они основывались на вульгарных пред-
рассудках, от которых он не мог отказаться, хотя
много раз убеждался в их ложности. Без всякого
удивления врач узнал, что отец наказывал его в детстве
за наивность и легкомыслие и рассказывал ему много-
численные истории невоздержанности и дебошей, ко-
торые он буквально впитывал. Следовательно, его
состояние Я очень достоверно воспроизводило пове-
дение его отца. Эта фиксация Родителя не оставляла
никакого поля деятельности ни Взрослому, ни Ребен-
ку, исключая те области, где отец проявлял снисхо-
дительность.

Наблюдение за такими фиксированными личностя-
ми очень поучительно. Непоколебимый Родитель,
как у господина Труа, непоколебимый Взрослый,
который часто встречается у ученых с объективным
сознанием и без чувства юмора, непоколебимый Ре-
бенок (<Какой же я ребенок!>) - все они показывают
преобладание какой-то одной доминанты из трех со-
стояний Я. Для некоторых людей преобладающее
состояние Я становится главной характеристикой их
профессии: священники в основном Родители, диаг-
носты, как правило, Взрослые, а клоуны-Дети.

Описанные случаи позволяют наметить теорети-
ческие основы структурного анализа, которые включа-
ют три прагматических принципа и три основные
гипотезы. Прагматическим принципом называется та-
кое состояние факта, при котором до настоящего
времени не существует исключения.

1. Каждый взрослый человек раньше был ребен-
ком.

2. Каждое человеческое существо, у которого мозг
функционирует нормально, наделено необходимым
опытом реальности.

3. Каждый индивидуум, который достиг взрослос-
ти, имел либо родителей, либо тех, кто их заменял.

С этими прагматическими принципами соотносят-
ся следующие гипотезы.

1. Следы детства возрождаются в виде интеграль-
ных состояний Я (археопсихические следы, или остат-
ки).

2. Опыт реальности является функцией прерывае-
мых состояний Я, а не изолированной способностью
(неопсихическое функционирование).

3. Исполнительная власть может быть выполнена
интегральным Я посторонней личности, такой, какую
представляет пациент (экстеропсихическое функцио-
нирование) .

Таким образом, согласно данной теории, структура
личности включает три органа: экстеропсихику, нео-
психику и археопсихику (рис. 1,д). Феноменологи-
чески и операционно они проявляются в виде трех
типов состояния Я, которыми являются Родитель,
Взрослый и Ребенок (рис. 1,6).

Примечания

Психоаналитические термины <первичный про-
цесс>, <вторичный процесс>, <опыт реальности> описа-
ны фрейдом в <Кратком изложении психоанализа>.
Проблема взаимосвязи между галлюцинациями и
архаическим содержанием сознания описана автором
ч другой публикации.

Глава III
ФУНКЦИЯ ЛИЧНОСТИ

1. Реакция на стимулы (возбуждение)

Различные системы личности, как и различные
органы тела и мозга, реагируют на стимулы неодина-
ково. Экстеропсихика догматично влияет на другую
личность и старается навязать заимствованные суж-
дения. Неопсихика стремится прежде всего транс-
формировать стимулы в элементы информации, обра-
ботать и классифицировать эти элементы, опираясь
на свой предшествующий опыт. Археопсихика стре-
мится к более импульсивной реакции, основанной на
прелогической мысли и деформированных понятиях.
В реальности каждый из этих аспектов личности
воспринимает окружающий мир по-разному, в зави-
симости от функции и ее реакция, следовательно,
является ответом на совокупность различных стиму-
лов. Самый простой пример, который хорошо иллюст-

рирует эту ситуацию, может дать реакция на поме-
щаемые в газетах рассказы о мошенничестве в <Фэ
диверс>. У некоторых людей эти рассказы вызывают
моралистическую реакцию, Родительскую. Чаще
люди (типично Взрослые) с интересом спрашивают,
каким образом мошенничество было совершено. Но
наиболее распространена реакция, содержащая наив-
ную ребяческую мысль: <А это интересная идея!>

Говоря языком трансакционного анализа, Роди-
тель играет в <Трибунал>, Взрослый - в <Опыт-
ного бухгалтера>, а Ребенок хочет играть в <Поли-
цейские и воры>.

Кроме того, эти три аспекта личности постоянно
влияют друг на друга, пересекаясь. Фантасмы Ре-
бенка возбуждают (огорчают) Родителя, а Ребенок
особенно чувствителен к сдерживающим стимулам,
которые распространяет Родитель. Эти взаимоотно-
шения являются ответом или репликой первона-
чальных отношений ребенок - родитель, пережитых
индивидуумом когда-то.

2. Поток смещения (перемещений)

Госпожа Тетар, замужняя женщина двадцати двух
лет, обратилась к психиатру по поводу раздражи-
тельного возбуждения после рождения второго ребен-
ка.

На терапевтических сеансах она <допекала> врача.
Например, она спрашивала, что ей делать, если от
нее уйдет прислуга, или, ложиться ли ей в больницу.
Очень скоро врачу удалось доказать ей, что ее вопросы
не нуждаются в ответах, а являются, на более глу-
боком уровне, попыткой ее Ребенка управлять вра-
чом. Она ответила, что во всем виновата ее мать,
и рассказала, как умоляла мать делать вместо себя
то, что могла сделать и сама, а мать делала.

Но по мере продолжения сеансов и решения
проблем поведение пациентки менялось. Она прямее
сидела на стуле, выражение ее лица стало менее
напряженным, голос более уверенным, она стала лю-
безной, веселой и открытой. Ее прежнее Я возвра-
тилось, как заметила она сама. Но когда после сеанса
врач провожал ее до двери, она впадала в преж-
нее состояние и начинала жаловаться, потом вдруг

вновь улыбалась и говорила: <Вот это опять меня
захватывает!>

Такие соскальзывания в другое состояние Я, на-
блюдающиеся как у больныСх, так иногда и у здоровых
людей, можно объяснить с помощью концепции пси-
хической энергии, или замещения власти: в какой-то
момент состояние Я, которое каким-то образом за-
менено, владеет исполнительной властью. В настоящий
момент можно говорить о постоянной смене (течении,
потоке) облечения властью. Поведение госпожи Тетар,
например, можно объяснить следующим образом:
когда она приходила к врачу, ее Ребенок был сильно
наделен, или облечен, властью и замена шла посте-
пенно от Ребенка к Взрослому, пока последний не
захватывал исполнительную власть; в момент, когда
она уходила от врача, поток замещения перетекал
в сторону Ребенка, а когда она брала себя в руки,
этот поток резко истекал на Взрослого. Аналогичное
объяснение может подойти и к циклам в поведении
госпожи Прим.

3. Границы Я

Когда речь шла о переходе власти от Ребенка
к Взрослому и наоборот, эта метафора предполагала
существование границы между двумя состояниями Я.
Такая гипотеза имеет право на существование с невро-
логической точки зрения, но современное состояние
науки не позволяет проверить эту гипотезу в плане
физиологическом, поэтому в данной книге ограничим-
ся тем, что примем во внимание явления психологи-
ческие.

В своем препсихопатическом состоянии и во время
ремиссий, которые происходили на сеансах, госпожа
Тетар полностью сознавала те состояния навязчивых
идей, принуждения и фобий, которые не свойственны
ее Я. В эти моменты она была в состоянии судить
о своей одержимости чистотой, о мытье рук несколько
раз подряд, судила, как посторонний, о своем подлин-
ном Я. Когда она рассуждала таким образом, ее
сознание было разделено на две системы: Сама под-
линная и Сама неподлинная. Сама подлинная осоз-
навала реальную действительность относительно и гря-
зи, и чистоты, в то время как другая Сама этого

не понимала. Таким образом, Сама подлинная была
типичная Взрослая, а другая была типичный Ре-
бенок.

То, что госпожа Тетар сознавала два аспекта своей
личности, подсказывало существование границы меж-
ду ними. Довольно большое число аналогичных наблю-
дений подтверждает гипотезу, согласно которой каж-
дое состояние Я представляет собой вид сущности,
которая как бы отделяется от остального психичес-
кого содержания, включая другие состояния Я, су-
ществовавшие как много лет назад, так и несколько
минут назад или существующие одновременно. Вы-
ражаясь более понятно и адекватно, каждое состояние
Я имеет границу, отделяющую его от других состоя-
т,.,й <л На оис. 1,6 серией кругов представлена

ний Я. На рис.
структура личности.

а) Органы б) Состояния Я
Рис. 1. Структурные диаграммы
28

4. Проблема Себя подлинного

Говоря о несоответствии своему Я (госпожа Тетар
много раз подряд мыла руки), мы вправе говорить
о несоответствии относительно Я Взрослого. Однако
в психопатическом состоянии, когда Сама подлинная
была Ребенком, факт мытья рук соответствовал ее
Я. В эти моменты она допускала чрезвычайно услож-
ненное рациональное объяснение для оправдания
своего поведения, и в этом не было ничего уди-
вительного, потому что эти объяснения были творчест-
вом Ребенка. Факт мытья рук был у больной не-
совместим с Я Взрослого и соответствовал Я Ре-
бенка, поэтому она его классифицировала как не-
соответствующий или соответствующий, в зависимости
от природы Себя подлинной в данный момент.

Остается установить, что такое Сам подлинный.
Это, конечно, не исполнительная власть, потому что
в состоянии непсихопатическом, когда больная
против своего желания мыла руки или сдувала пы-
линки, исполнительная власть была в руках Ребенка,
но именно Взрослый еще чувствовался как Сам
подлинный.

Чтобы дать правильное и разумное клиническое
объяснение этому явлению, следует предположить,
что облечение властью (investment) присутствует в
трех видах: связанное, развязанное и свободное.
Обезьяна на ветке дерева дала бы хорошую физи-
ческую аналогию. Если она остается сидящей, нахож-
дение на высоте обеспечивает ей только потенциаль-
ную энергию. Если она падает, потенциальная энер-
гия превращается в кинетическую. Но она живое
существо и может прыгать. Тогда следует рассмотреть
следующую составляющую, а именно энергию мус-
кульную, чтобы понять, каким образом обезьяна при-
земляется в нужном ей месте. Когда она сидит, ее
физическая энергия связана; когда она падает, ее
энергия как бы развязана, освобождена; когда же
она прыгает, прибавляется третья составляющая,
определяемая ее свободным выбором. Энергия кине-
тическая и мускульная, взятые вместе, образуют энер-
гию активную. Облечение властью связанное соот-
ветствует потенциальной энергии, развязанное - ки-
нетической и свободное - мускульной; два последних

взятые

типа, взятшс вместе, образуют то, iiw называется
активным облечением властью.

Считается, что границы между состояниями Я в
большинстве случаев проницаемы. Они сравнительно
непроницаемы при связанном и развязанном облече-
нии властью, в то время как свободное облечение
властью может проходить очень легко при переходе
Я из одного состояния в другое.

Психологическую ситуацию можно резюмировать
следующим образом:

а) состояние Я, при котором доминирует свобод-
ное облечение властью, чувствуется как Сам подлинный,
или, по Федерну, <это самооблечение властью, кото-
рое живет как чувство Я>;

б) исполнительная власть похожа на то состояние,
в котором находится в определенный момент самое
большое количество активного облечения властью
(полная сумма развязанного и свободного облече-
ния).

Можно проиллюстрировать эти два принципа в
случае госпожи Тетар, исследуя три ее различных
клинических состояния.

1. В нормальном состоянии ее прежнее Сама,
Ребенок, владела связанной властью. Она, следователь-
но, латентна, в то время как Взрослая облечена
свободной властью и живет как Сама подлинная.
Взрослая владеет исполнительной властью, так как
располагает самым большим количеством активных
полномочий (развязанные плюс свободные).

2. В невротическом состоянии, когда пациентка
без конца моет руки, свободные полномочия нахо-
дятся все еще у Взрослого, а Ребенок владеет
развязанными полномочиями, и они более значитель-
ны, с точки зрения количества, чем активные полно-
мочия Взрослого. Ребенок имеет, следовательно,
-" <пясть, в то время как Взрослый

власть,

исполнительную вла.и, -
остается как Сам подлинный.

3. В психопатическом состоянии Ребенок владеет
развязанными полномочиями, а также свободныйи,
которые передаются от Взрослого, лишающегося
части активных полномочий. Ребенок имеет испбл-
нительную власть и в то же время чувствует себя
как Сам подлинный.

5. Соскальзывания в состояния Я

В данной системе соскальзывание из одного со-
стояния Я в другое обусловлено тремя факторами:
силами, которые действуют на каждое состояние,
проницаемостью границ между разными состояниями
и объемом полномочий каждого состояния Я.
Клиническое положение пациента зависит от соотно-
шения сил между тремя этими факторами; и они же
определяют терапевтический курс. В случае госпожи
Тетар терапия была запрограммирована таким обра-
зом, чтобы все факторы были задействованы после-
довательно.

Для начала врач попытался активизировать
Взрослого, как в случае госпожи Прим, акценти-
руя опыт реальности. Он исходил из гипотезы, что
неопсихика как система не повреждена, следовало
только увеличить активные полномочия - развязан-
ные и свободные. Перемещение и социальные сооб-
ражения играют свою роль в этой мобилизации. Затем
врач попытался прояснить и укрепить границу между
Взрослым и Ребенком, чтобы захватить в плен
полномочия Взрослого. Наконец, он постарался уве-
личить объем полномочий (как абсолютных, так и
относительных) Ребенка, чтобы он не стремился прояв-
лять себя болезненно в неподходящие моменты.
Какая при этом использовалась техника, не предмет
для обсуждения на этом этапе. Сейчас основная
задача - подчеркнуть важность в исследовании фак-
торов, которые приводят к соскальзыванию в то или
другое состояние Я. Часто пациенты интуитивно по-
нимают введенные в игру принципы какими-то улов-
ками, о чем будет речь позднее. Следует уточнить
два момента, которые часто вызывают затруднения.

Родитель может проявляться то в виде активного
Я, то в форме воздействия, влияния. В случае гос-
подина Труа Родитель был одновременно и испол-
нительная власть, и Сам подлинный и действовал, как
активный Я, вел себя, как его отец. У госпожи Прим
активное состояние Я было Ребяческим, когда она
постоянно одергивала юбку, а Родитель проявлял
себя в виде голоса при галлюцинациях. Пациентка
вела себя не как ее отец, а скорее - как ее отец
желал бы, чтобы она себя вела.

Э1

Таким образом, каждый раз, когда говорят о
Родителе, надо четко различать, идет ли речь об
активном состоянии Я или Родительском влиянии.
Именно Родительское влияние решает, кто будет в
данный момент себя проявлять: Ребенок естественный
или Ребенок прирученный. Ребенок прирученный -
архаическое состояние Я, подверженное Родитель-
скому влиянию. Ребенок естественный - архаическое
состояние Я, которое свободно от этого влияния или
пытается от него освободиться. Это та же разница,
которая существует, например, между воспитанным и
послушным ребенком и ребенком в приступе каприза
и гнева. Надо четко понимать, какого из двух автор
имеет в виду, когда говорит о Ребенке.

Примечания

Описания <психической энергии> и <облечения
полномочиями> у Фрейда очень трудны и неясны.
Колби попытался решить некоторые из концеп-
туальных проблем. Самым простым выходом для авто-
ра было с благодарностью принять концепцию <об-
лечения полномочиями> и попытаться ее согласовать
с собственными наблюдениями.

Глава IV
ПСИХОПАТОЛОГИЯ

Структурный анализ позволяет сформулировать
систематическую общую патологию психических нару-
шений. Предметом патологии является изучение реак-
ций живых организмов на болезнь. Исследование
специфических нозологических сущностей и специаль-
ных механизмов защиты принадлежит к области спе-
циальной патологии. В рамках данной книги нас
интересуют самые общие реакции, которые застав-
ляют психическую организацию вмешиваться в их
совокупность или являются общей характеристикой
целой серии нарушений (заболеваний).

Структурная патология интересуется аномалиями
в психической структуре, среда которых двумя самыми
распространенными являются исключение (exclusion)
и заражение (contamination).

1. Исключение

Исключение проявляется в очень стереотипном
и предусмотрительном образе действий или поведении,
за которое человек цепляется как можно дольше
при появлении какой-то угрожающей ситуации. Не-
поколебимый Родитель, непоколебимый Взрослый
или Ребенок проявляют себя прежде всего за счет
исключения с целью защиты двух других дополни-
тельных граней. Вторичные преимущества трансак-
ционного анализа имеют тенденцию усиливать исклю-
чение.

Исключительный Родитель встречается очень
часто среди шизофреников; в этих типичных слу-
чаях исключение составляет основную защиту от
археопсихической спонтанной деятельности. Такие
люди труднее всего допускают существование Ребенка,
так как цель исключения - контролировать и отри-
цать этот аспект личности.

Господин Труа, который в течение шести лет про-
ходил групповую терапию, дал доказательство жест-
кости такого исключения. Выше описана структура
его Родителя, очень властного; его Взрослый и его
Ребенок проявлялись лишь в самых благоприятных
обстоятельствах. Когда разговор касался общих тем,
Родителе в господине Труа как бы приопускал
забрало, чтобы чуть-чуть высунулся Взрослый. Тогда
он оказывался способным терпимо обсуждать погоду,
события, проблемы эпохи и даже личные невзгоды.
Он становился вежливым и любезным. Погода на его
вкус была немного жаркая, черные - хорошие, но
требующие контроля люди, никого ничему не научила
последняя война, и каждый раз, когда вымоют его
машину, идет дождь. Иногда такое состояние позволя-
ло ему только повторять за кем-нибудь последнее
выражение: <надо их контролировать>, <последняя
война>, <дождь>. Но как только дискуссия заканчи-
валась, Взрослый отступал перед яростным догма-
тизмом Родителя, вступавшего в свои права.

С другой стороны, когда говорил врач, пациент
проявлял молчаливое подчинение и даже благоже-
лательность. Это был Ребенок, которому разрешалось
зыйти на волю под бдительным взором Родителя.
Но если врач угрожал Родительской гегемонии,

2. Эрик Берн

а) Родитель б) Взрослый
истичочительный исключительный

Рис. 2. Исключение

в) Ребенок
исключитвя>""

снисходительно относясь к детским выходкам. Ребенок
тотчас изгонялся и Родитель брал верх с девизом:
<Покончим с этими глупостями> или: <Смерть ма-
леньким негодяям!> Все это показывало слабые
полномочия (развязанные) Взрослого и Ребенкечл
давящую силу Родителя. Именно этот тип личиости
схематично показан на рис. 2,а. Рисунок был сделан
на черной доске по настоянию господина Труав
благоприятный период его лечения.

Личность доктора Кинта иллюстрирует другой тает
структуры. Будучи специалистом в социальных науках,
он особенно хорошо разбирался в экспериментаяь-
ных проектах и вычислительной технике. Доктор Кццт
был лишен обаяния непосредственности, свойствеаиой
нормальному Ребенку, но был и не способен зашягиить
--< знание с достоинством и убежденностью, своЙст-
"->nin. Его любимым саосо-

свое мнение с
aei

сиосо-

г--

ое мнение с достоин.-.>,..-

венной нормальному Родителю. Его люоимш>. -,_,
бом рассуждения было взвешивание <за> > <протиц>,
в компаниях он не разделял общего веселья, <фи
необходимости не мог ни в чем убедить жену и
демонстрировал Родительского поведения по (уни>-
шению к своим студентам. Он мог только планиро-

34

и<№
(ywK>-

вать, собирать информацию и обрабатывать данные и
поэтому имел заслуженную репутацию хорошего спе-
циалиста в своей области. Его Взрослый был его
Сам подлинный, и он отдавал всю душу и сердце
своим цифрам. Как следствие, он держал своего
Ребенка и своего Родителя под железной пятой ин-
теллекта. К несчастью, это сказывалось на сексуаль-
ной активности. Отстраненные аспекты получали та-
кой заряд развязанных полномочий, что Взрослый
просто терял контроль и чувствовал себя бессильным в
битве между Ребенком и Родителем, вновь становив-
шимися активными. Тогда начинала проясняться обо-
ронительная функция исключения. Но малейшая
уступка Ребенку вела к импульсивному поведению,
а всякая терпимость к поведению Родителя вы-
зывала депрессию. Структура личности доктора Кинта
показана на рис. 2,6.

Исключительный Ребенок представлен на рис. 2,в.
Он наблюдается в жизни чаще всего среди им-
пульсивных нарциссов, какими являются, например,
проститутки высокого класса; в клиническом плане
у этого типа людей наличествуют некоторые формы
шизофрении или же отстранены рациональные состоя-
ния Я (Взрослого) и догматические Родитель-
ские. В некоторых случаях Взрослый и Родитель
могут слабо проявляться, но угроза легко изгоняет
их, и Ребекок-соблазнитель вновь занимает свое
место. Тогда речь идет о проститутках и шизофре-
никах <интеллигентных> и <услужливых>. Встречают-
ся случаи как бы врожденной утонченности, но
это не имеет ничего общего с поведением настоящих
детей, как показали исследования Пьяже.

Клиническая проблема, представленная такими
патологическими исключениями, выявляет одновре-
менно и функцию, и природу доминирующего со-
стояния Я. Всякая попытка войти в соприкосно-
вение с отстраненными аспектами терпит неудачу
из-за идиосинкразии Взрослого, Родителя или Ре-
бенка относительно оборонительного положения, кото-
рое в их реакциях прибегает, например, к религи-
озности, интеллектуализации или льстивому послуша-
нию.

С операционной точки зрения эти личности ха-
рактеризуются тем, что при нормальных условиях

все их симптоматические реакции происходят из
одной единственной системы. Две другие системы
смещены (<отрешены от должности>). Очень долгое
время было почти невозможно добраться до Взрос-
лого или Ребенка в личности господина Труа, до
Родителя или Ребенка в докторе Кинте. Отчаяние
врачей, пытавшихся взывать к морали или разуму
импульсивных женщин и нарциссов, - поучительный
и яркий пример тех трудностей, с которыми встре-
чаешься, имея дело с феноменами исключительности.
Следует подчеркнуть, что исключительные состояния
Я не являются ролями. Вопрос о ролях будет изучен
позднее.

2. Заражение (контаминация)

Лучшие примеры заражения нам могут предоста-
вить некоторые типы предубеждений (предрассудков)
или бредовых состояний (делириев). Диаграмма на
рис. 3,а представляет структуру предрассудка: часть
Родителя совмещается со Взрослым и находится
внутри границ Я Взрослого.

Сын одного миссионера хотел доказать, что та-
нец - это грех, и при этом ссылался на факты,
имевшие место на одном из островов Тихого океана,
где его отец жил в 1890 году. Он в конце концов
осознал, что этот вывод сделан его Взрослым Я,
что он защищал его как разумный аргумент, но на
самом деле это был Родительский предрассудок.
В результате лечения этот предрассудок был заточен
в Родителя, благодаря расчистке границ Взрослого
Я, как показано на рис. 3,6. Это означает, что на
способен говорить разумно о танце и подобных раз-
влечениях со своей пятнадцатилетней дочерью и же-
ной, но при некоторых стрессовых состояниях Взрос-
лый в нем замещался Родителем, демонстрирующим
свою непримиримость. Когда Взрослый брал верх,
он был способен рассуждать объективно. И по мере
того как Взрослый становился все сильнее, возрра-
ты Родителя становились все реже. Но этого бадо
бы трудно добиться без терапевтического обеззара-
живания Взрослого. Переход к окончательному по-
ложению показан на рис. 3,а и 3,6.

а) Структура предрассудка б) Обеззараженный в) Структур> бреда

Родителем Взрослый

с) Обеззараженный
Ребенком Взрослый

а) Двойное заражение е) Обеззараживание

В.,рм.м> ) мражси>ы<
Взрослый

ж) Функциональные зоны

Рис. 3. Заражение

Одна женщина была убеждена, что за ней под-
глядывают, когда она моется в ванне. Ее клиническое
состояние показало, что речь идет о бреде, и это
можно было убедительно доказать; к тому же эпизоды.
из ее детства позволили понять генетическую подопле-
ку этого бреда. Однако она упорно приводила логи-
ческие доводы, доказывая существование шпионского
гнезда в своем доме.

Структура этого бреда представлена на рис. 3,в.
Речь шла о заражении Взрослого Ребенком. Во
время лечения пациентка поняла, что в других облас-
тях ее личность представляла архаический аспект,
который не совпадал с ее Я Взрослого. Это поз-
волило открыть существование Ребенка. Позднее боль-
ная сама смогла увидеть архаический характер дока-
зательств существования шпионов, которые она приво-
дила. Ее Взрослый был обеззаражен, и система,
дававшая бред, загнана в Ребенка. Когда границы Я

были очищены, как показано на рис. 3,г, бредовые
идеи перестали быть присущими Я Взрослого. Теперь
понадобилось бы сместить Взрослого, чтобы бред
возобновился. Благодаря процессу прояснения и уси-
ления, границы Я Взрослого становилось все труднее
пробить. Пациентка становилась способной противо-
стоять самым острым стрессовым ситуациям, и ин-
ясного сознания становились все лпиннее

тервалы
и длиннее.

длиннее
а на

Jinci>,

На рис. !,д показано двойное заражение, а на
рис. 3,с - его решение в результате лечения. Гладя
на эти диаграммы, можно подумать, что Взрослый
выходит после лечения несколько <усеченным>, но
надо помнить, что реальная ситуация соответствует
диаграмме, выполненной в трех измерениях. И зара-
женность не только отсекают, но и <отскабливают>.
Если прибегнуть к метафоре, это похоже на очистку
от ракушек днища корабля, чтобы он беспрепятствен-
но плавал.

Простое заражение включает четыре зоны в лич-
ности, а заражение двойное - пять, как показано
стрелками на рис. 3,ж. Взрослое Я пациента видит,
что то, что исходит из зон <Родитель> и <Ребенок>,
является делом (произведением) Родителя или Ребен-
ка, а исходящее из зон <Родитель - Взрослый>,
<Взрослый> и <Взрослый - Ребенок> соответствует
его Я Взрослого, и он его защищает как таковое.
Именно сюда вторгается врач, чтобы скорректировать
неправильную интерпретацию и помочь осуществить
обеззараживание Взрослого и очищение его гра-
ниц.

Техника, механизмы, терапевтические проблемы, а
также предосторожности, которые необходимо прини-
мать, чтобы продвинуть ситуацию от стадии на рис. 3,д
до стадии на рис. 3,е, будут исследованы в свое время.

3. Функциональная патология

Некоторые пациенты обладают способностью про-
являть упрямство и настойчивость и резко перехо-
дить к другому, иногда противоположному, состоянию
Я. Это характеризовало поведение госпожи Саш. Так,
в обществе она упорно отстаивала расовые и семейные
предрассудки, но в своей семье плакала, жаловалась,

обвиняла мужа и т. п. Иногда ее Ребенок демонстри-
ровал себя в течение трех или четырех дней так
интенсивно, что у нее начиналась ужасная мигрень.

Во время же терапевтических сеансов ситуация бы-
ла совсем другой: одного слова врача было достаточно,
чтобы ее разгневанное сектантство уступало место
ноющему Ребенку; другое слово, наоборот, могло
прекратить такое поведение и зафиксировать, хотя бы
временно, разумного Взрослого, способного рассмат-
ривать свое предыдущее поведение с завидной объек-
тивностью. Но достаточно было одного неловкого
шага со стороны врача, чтобы вновь вызвать появле-
ние враждебного Родителя или ноющего Ребенка.
<Прилив-отлив> полномочий связанных и развязанных
в каждом состоянии как будто имел какую-то вяз-
кость, хотя и свободное состояние было очень не-
устойчивым. Во время сеансов Сама подлинная могла
быстро переходить из одного состояния в другое,
причем его интенсивность могла достигать крайней
степени или исчезать совсем. Но и в повседневной
жизни ее состояния Я в зависимости от обстоя-
тельств могли сохранять исполнительную власть в
течение долгого периода, что доказывало существова-
ние прочных границ между состояниями Я. Таким
образом, можно говорить о неустойчивости полномо-
чий и при отсутствии дефектов в границах Я. Из
таких качеств может произойти (при правильном
контроле) высокая эффективность функционирования
и хорошая адаптация. Существует также дополни-
тельный тип: он характеризуется прочными границами
Я и <ленивыми полномочиями>, это относится к
людям с замедленной реакцией, с замедленным рит-
мом жизни.

Проницаемость границ Я также имеет два полюса.
Механизм исключения встречается только у людей с
жесткими границами Я. Так, некоторые шизофреники
с трудом поддерживают компенсацию. Астеники, ко-
торые соскальзывают с одного состояния в другое
почти незаметно, имеют очень вялые (слабо натя-
нутые) границы Я. У них Ребенок и Родитель,
хоть и слабые, просачиваются без больших труд-
ностей внутрь границ Взрослого, и слабое натяже-
ние делает возможным изменение Самого подлинного.
Ребенок госпожи Саш был очень развязным, но струк-

тура ее личности не страдала отсутствием четкости.
Личность в целом у людей с вялыми границами
Я создает впечатление легкости.

Глава V
ПАТОГЕНЕЗ

Можно рассматривать соматическую жизнь как не-
прерывность (или преемственность), при которой
общее состояние тела непрерывно изменяется, сле-
дуя принципам биологической флюидности и го-
меостаза. Но, с клинической точки зрения, лучше
рассматривать влияние различных стимулов (возбу-
дителей) на каждую систему отдельно и разделять
или изолировать более или менее поровну периоды
внутри непрерывности (или континуума).

Можно рассматривать, в свою очередь, психичес-
кую жизнь как непрерывность, содержащую единст-
венное состояние Я, которое все время изменяется
под влиянием нарушения или адаптации. И в этом
случае для врачей полезнее рассматривать отдельно
каждый период и каждую систему. Существует естест-
венный ритм психологических периодов, характери-
зующийся подъемами активности, которые вклинйпа-
ются в периоды относительного покоя. В обычное Цф-
мя психика подвергается в течение дня постояюйнм
воздействиям, внутренними внешним, которые не <то"
гут быть все ассимилированы сразу же. Ассимияа>
ция осуществляется во сне. С полным правом можир
рассматривать день как единицу измерения Я. В тако
случае функцией снов является ассимиляция прожит>
го в течение дня. Новый день начинается с состоямця
Я сравнительно свежего, и весь процесс повторяется
Если же что-то не может быть ассимилировано, то ёЮл.
имеют тенденцию становиться повторяющимися к
состоянии бодрствования у Я начинается стагиацдп>
Как видим, речь идет о распространенной концик-
ции.

Можно проиллюстрировать генезис патолопййцЙ-
кой личности с помощью простой метафоры, сравиизд
опыт каждого дня, то есть каждой единицы Я
монетой, которая выходит необработанной из-под Mki

г) Варьирующийся

а) Пример
травматизма

травма
Рис. 4. Развитие личности

рицы и полируется в течение ночи. В идеале жизнь,
исключающая травматизмы, представляла бы собой
стопку монет, каждая из которых имеет оттиск одной
личности; все монеты обработаны таким образом, что
стопка получается ровная, плотная и устойчивая
(рис. 4,а). Травмированное состояние Я, как испор-
ченная монета, искривит всю стопку, даже если все
остальные монеты правильные (рис. 4,6).

Если травмы носят одинаковый характер и повто-
ряются с какой-то последовательностью, вся стопка
будет наклоняться в одну сторону, пока не обру-
шится (рис. 4,в). Если травматизм носит разнообраз-
ный характер, стопка будет наклоняться то влево,
то вправо и держаться вертикально очень неустойчиво
(рис. 4,г). Так или иначе, при увеличении дефор-
маций устойчивость стопки изменится.

Данная метафора, переведенная на клинический
язык, может означать, что сильный травматизм заста-
вит весь столбик потерять плотность и устойчивость,
последующие травмы будут усиливать этот эффект,
даже если сверху все будет прикрыто хорошими
монетами. Важно вовремя поправить, изменить одну
"пи две монеты, чтобы скорректировать ситуацию.

или две

Очевидно, что общая устойчивость тем более под-
вержена риску, чем ниже находится дефектная монета.
Теперь можно говорить еще и о разных монетах:
сантимы детства, сто су переходного периода, франки
юности и луи зрелости. Единственный искривленный
сантим может вызвать падение сотен луи. Эта малень-
кая монета символ того, что до сих пор мы называли
Ребенком. Ребенок есть состояние Я искривленное, ко-
торое зафиксировалось и искривляет направление всей
последующей части континуума. Говоря точнее, речь
идет либо об одной резко деформированной единице
Я, либо о комплекте единиц, деформированных менее
серьезно.

При травматическом неврозе Ребенок есть искрив-
ленное состояние Я, которое зафиксировалось в день
Д месяца М года Г в детстве пациента. При психо-
неврозе Ребенок есть нездоровое состояние Я, которое
повторялось изо дня в день в сходных условиях с
месяца А по месяц В года С в детстве пациента.
И в том и в другом случае количество архаических
и патологических состояний Я, зафиксированных у че-
ловека, ограничено: одно или два, редко три. Пусть
читатель разовьет сам метафору с монетами, которая
приводилась выше.

В семье Гепт бабушка обучила развратным дейст-
виям своего внука трех лет на 39-42 месяце его
жизни. Каждое утро, когда мать ребенка уходила на
работу, он оставался в постели с бабушкой в состоянии
ожидания и возбуждения, которые она научила его
скрывать, если кто-то входил в комнату. Однажды
осмелевший ребенок сделал развратную попытку по
отношению к своей матери, вытиравшейся после ван-
ны. Это подтвердило подозрения, которые приходили
ей в голову, но казались столь дикими, что она не
верила им, боясь психоза. Теперь ее ужас был столь
велик, что ребенок замер на месте; это состояние Я
зафиксировалось в его личности и разделило ее. В
этом смысле в тот момент родился Ребенок. Травмой
явилось не развратное поведение, а реакция матери
Много лет спустя, когда анализировали в этом челове-
ке Родительские, Взрослые и Детские комяонввч
ты, открыли, что Ребенок, который проявлялся ИНОГДА
на феноменологическом уровне и на уровне соцдаиоп>
ном, состоял из состояния Я, которое воспроизводили

а) Человек, смущенный
в сексуальном плане

б) Травматический невроз

в) Извращенность, сопровождаемая
угрызениями совести

г) Психопатическая
извращенность

Рис. 5. Структурные диаграммы

все моменты, наличествовавшие в комнате бабушки у
ребенка трех лет. Ребенок исчез во Вселенной, но его
Я оставалось неизменным, готовое возродиться во всей
яркости. Его Родитель противостоял инфантильному
поведению из-за того ужаса, который испытала его
мать (рис. 5,а). Нет способа установить, был ли
Ребенок исключен из Взрослого, как из Родителя, -
а это позволило бы диагностировать травматический
невроз (рис. 5,6), - или же некоторые элементы Ре-
бенка были через заражение свойственны Взрослому,
что могло бы дать в этом случае извращенность,

отягощенную угрызениями совести (рис. 5,в). Если
бы сама мать соблазнила его, то некоторые элементы
Ребенка могли быть свойственны Не только Я Взрос-
лого, но и Родителя, ведя за собой психопатическую
извращенность (рис. 5,г). С другой стороны, не слу-
чись эпизода с участием матери, имелось бы простое
сложение легких ежедневных травм, сопровождаемых
психоневрозом.

Госпожа Огден была соблазнена своим дедушкой
в шестилетнем возрасте, когда ее Родитель уже уста-
новился. Она сохраняла все в тайне от матери, пони-
мая, что не встретит поощрения. Сексуальный момент
был исключен с этого дня (у Взрослого), а вот
тайный момент остался свойственным Я Взрослого,
как это было в тот период. Когда интегральное состоя-
ние Я проявлялось в снах, оно воспроизводило без
больших изменений состояние Я реальной маленькой
девочки 12 октября 1924 года в 15 часов, в момент со-
блазнения. В повседневной жизни пациентка была аб-
солютно асексуальна, не пользовалась гримом и оде-
валась очень строго. Однако чрезвычайная скрытность
была свойственна ее Взрослому, и она еще усиливала
это патологическое поведение. Так как ее мать также
была скрытной, было согласие и относительно Я
Родительского. Такое поведение было не только па-
тологическим, но также психопатическим. Однажды
она рассказала длинную историю о своей школьной
подруге, которая находилась где-то за 5000 км, назы-
вая ее <эта персона> и отказываясь назвать ее имя
и фамилию, потому что врач мог рано или поздно
познакомиться с ней и узнать, кто такая госпожа Ог-
ден. Она добавила: <Моя мама учила меня никогда не
называть имен, и я с ней согласна>.

Структура невроза аналогична структуре психопа-
тии, и до настоящего времени все доказывает, что раз-
ница заключается только в социальной среде. Столет>
назад на островах Фиджи один вождь ел человеческое
мясо, убивал своих жен, заставлял неугодных слуг
глотать битое стекло, а окружающие видели в нем
только злой характер, а не криминального психопата
А в наши дни колониальные власти вызывают врача-
психиатра, когда видят варварское поведение.

Структурный анализ приводит к удивительным в>:
водам относительно нормальных людей, которые со>

гласуются с самыми серьезными клиническими суж-
дениями. По терминологии структурного анализа, че-
ловек счастлив, когда важнейшие аспекты Родителя,
Взрослого и Ребенка согласуются друг с другом.

Молодой врач, имевший супружеские проблемы,
был очень счастлив в работе. Отец пациента был меди-
ком, так что его Родитель одобрял его карьеру.
Взрослый пациента был удовлетворен, потому что
профессия его очень интересовала, он был компетен-
тен и любил доброс-овестно трудиться. Рабочие опыты
позволяли сублимировать сексуальное любопытство
его Ребенка. Таким образом, Родитель, Взрослый
и Ребенок уважали друг друга, но так как отцы и
дети не могут быть в постоянном согласии, он иногда
скучал по своему рабочему кабинету. Мораль этой ис-
тории такова: можно определить, что такое счастье,
но нельзя быть счастливым все время.

И как ни странно, можно говорить о счастливых
преступниках концентрационных лагерей. Напрасно
было бы думать, что в глубине души они страдают.
Следующий случай - подтверждение этого.

Один молодой человек, вернувшись как-то домой,
объявил своей матери: <Как я рад! Я получил повы-
шение по службе!> Мать поздравила его, выставила на
стол прибереженную к торжественному случаю бутыл-
ку вина и спросила, каковы будут теперь его обязан-
ности. Он ответил: <Сегодня утром я был только
охранником в концлагере, а вечером буду комендан-
том!> - <Прекрасно, дитя мое, - сказала мать. -
Вот видишь, как я тебя хорошо воспитала>.

В этом случае, как и в случае с молодым врачом,
Родитель, Взрослый и Ребенок считали свою карье-
ру интересной и получали удовлетворение: человек
имел все, чтобы быть счастливым. Его рациональный
патриотизм соответствовал тем амбициям, которые
воспитала в нем мать, и в то же время получал
вознаграждение его архаический садизм. Поэтому нет
ничего удивительного в том, что такие люди любили
музыку и литературу. Эта малоприятная параллель
поднимает серьезные проблемы добра и зла и полез-
ности человека. Следует задуматься и о тех, кто вос-
питывает детей <как полагается>, но не способен
определить, чего ждет от них; может быть, формулы
<чтобы они были счастливы> недостаточно.

Есть еще один тип нормальной личности: это
люди, хорошо организованные. Их описывают как лю-
дей с хорошими границами Я, но границы эти непрони-
цаемы. У них могут быть серьезные внутренние
конфликты, но они способны изолировать Родителя,
Взрослого и Ребенка так, чтобы позволить каждому
из них стабильно выполнять свои функции. (Изоля-
ция есть форма исключения, но менее категоричная
и более здоровая.)

Один шотландский учитель, отлично характеризо-
вавшийся в профессиональном плане, выпивал почти
каждый вечер бутылку виски, но утром вовремя при-
ходил на работу и хорошо выполнял ее. В рабочее
время он полностью изолировал своего Взрослого,
и его невоздержанность оставалась неизвестной целым
поколениям учеников, которые его любили. Когда он
пил, его Взрослый был смещен Ребенком. Целый
период его жизни Родитель был слабо наделен
полномочиями, но когда этот период закончился,
Родитель восторжествовал, и учитель не притраги-
вался к спиртному. Но он теперь терроризировал
своих учеников: теперь они имели дело с его Роди-
телем, а не с его Взрослым. В те годы, когда он пил,
он не был счастлив, потому что Родитель осуждал
его поведение, но он был хорошо организован.

Понятие <зрелость> имеет особый смысл в струк-
турном анализе. На основании солидных клинических
данных можно принять без доказательств, что в каж-
дом человеке существует хорошо развитый Взрослый
и что, согласно структурному анализу, не существует
личностей незрелых. Существуют люди, у которых
Ребенок владеет исполнительной властью и которые
ведут себя так, как будто они достигли зрелости,
но если терапевтическое вмешательство преуспеет
снабдить Взрослого полномочиями, их поведение
становится зрелым, как это было в случае госпожи
Прим. Таким образом, поведение может быть незре-
лым, но сам индивид таковым быть не может (за
исключением, может быть, органических нарушений).
Радио, которое не включено, не работает, хотя оно
способно работать, когда его включают. Пациент оши-
бается, когда думает, что у врача нет радио или
оно сломано, если во время беседы не играет му-

Большой опыт автора позволяет утверждать, что у
всех страдающих неврозами, шизофренией, умствен-
ной отсталостью, психопатией Взрослый вполне
сформирован. Проблема не в том, что этим людям
недостает зрелости, а в том, что очень трудно <вклю-
чить> их Взрослого. И так как слова <зрелый>
и <незрелый> имеют такое несчастливое значение
и судьбу, лучше совсем вычеркнуть их из клини-
ческого словаря. Биологи единственные, кто исполь-
зует это слово, остальные успешно пользуются словом
Родитель.

Глава VI
СИМПТОМАТОЛОГИЯ

Чтобы понять частные проблемы, характерные
для данной области, лучше начать с создания общей
картины. Структурные диаграммы, выполненные в
двух измерениях, были бы нагляднее в трех или,
будь это возможно, четырех измерениях. Но и в
данном виде они призваны стимулировать размыш-
ление.

Инстинктивно Родитель помещен наверху, а Ре-
бенок внизу. Такая интуиция имеет солидные мо-
ральные основания. Родитель есть направляющая сила
в этических чаяниях и жажде превосходства; Взрос-
лый занимается земными реальностями объективной
жизни, а Ребенок - это чистилище и иногда ад для
архаических (устарелых) тенденций. Это образ мыс-
лей, который казался естественным для всех народов
во все времена.

Фрейд в своей книге, посвященной интерпретации
снов, приводит цитату из Вергилия: <Если я не могу
склонить богов, то приведу в действие силы ада>.

Эта моральная иерархия подкрепляется клиничес-
ким опытом: Родитель есть самый слабый член, Взрос-
лый менее легко лишается полномочий, а Ребенок
кажется почти неутомимым. Под влиянием алкоголя,
например, Родитель опьяняется первым; по сравне-
нию с ним Ребенок держится лучше, и это делает его
в социальном плане более приятным; затем следует
очередь Взрослого, и вот здесь объективные оценки

физической реальности начинают ослабевать. Если
дозы будут увеличены, то Ребенок, освобожденный
от своих пут, поколебленный своей свободой, начи-
нает падать в обморок. Распространенное мнение,
что люди обретают свое подлинное лицо под влия-
нием алкоголя, означает, что Ребенок, подчиняю-
щийся приказаниям Родителя и Взрослого, уступает
место Ребенку естественному по мере того, как верх-
ние уровни функционирования стираются. Когда влия-
ние опьянения исчезает, этот приказ может быть
опрокинут в соответствии с принципом ортриогенеза,
сформулированным Федерном.

С учетом некоторых сложных явлений и некоторых
идиосинкразий ситуация такая же, как во время сна.
Моральное существо в состоянии бдительности под
гипнозом уступает место аморальному, но с практи-
ческим умом и разбуженному. Вместо того чтобы
думать о поведении, которое диктовали бы мораль,
практика или удовольствие, в полусне оно начинает
спрашивать себя, что предпочло бы делать, не забо-
тясь о моральных проблемах, но не упуская из виду
возможных реальностей. Когда вдруг наступает сон,
этика и запреты меркнут в забвении, как и объек-
тивный мир реальности со своими физическими и
социальными ограничениями, так что Ребенок отно-
сительно свободен продолжать свой магический бег
в мечтах. Правда, некоторые следы функционирования
Взрослого и Родителя иногда видны, но это не проти-
воречит иерархическому принципу; они обусловлены
наличием в Ребенке архаических Родительских влия-
ний и чувства реальности. Именно это отличает
самым решительным образом явление Детского сос-
тояния Я от концепции Это. Термин <Ребенок> обоз-
начает состояние, которое существует или существо-
вало ранее, в то время как Фрейд описывает Это
как <хаос, котелок, полный бурлящих эмоций...
никакой организации, никакой воли>.

Симптомы суть все проявления состояния Я един-
ственного и четко определенного, активного или
исключительного, будь они результатом конфликтов,
согласий или заражений между двумя различными
состояниями Я. Следовательно, в структурном анализе
первая задача симптоматологии - установить, каково
состояние Я, которое сейчас проявляется в симпто-

мах. Эта операция в некоторых случаях легка, а
в других требует большой тонкости в диагностиро-
вании и большого опыта.

Недовольство господина Труа шумом воспроиз-
водило отношение его отца и было явно Родительским.
Педантизм доктора Кинта и скрытность госпожи
Огден требовали очень скрупулезного изучения. Когда
Родитель у господина Труа был отстранен, это приво-
дило к тому, что он много пил и вел себя импуль-
сивно; как в том, так и в другом случае проявлялся
Ребенок, как и при плохом настроении у Кинта и
приступах тревоги у Огден. Это означает, что в каж-
дом случае некоторые черты характера были выра-
жением одного состояния Я, в то время как не-
которые симптоматические проявления - выраже-
нием другого.

На основании этих двух принципов можно ана-
лизировать психиатрические симптомы в структурной
терминологии, включая те, при которых разверты-
вается одновременная активность двух различных сос-
тояний Я.

Галлюцинации являются обычно проявлениями
Родителя: примером могут служить голоса, слышимые
госпожой Прим. Два наиболее часто встречающихся
типа галлюцинаций - непристойные эпитеты и при-
зывы к убийству. Можно с уверенностью сказать,
что обвинение: <Ты гомосексуалист> и приказ: <Ты
должен его убить!> являются пережитками Роди-
тельских воспоминаний.

Если голос исходит из Родителя, то публика сос-
тоит из Ребенка и, иногда, зараженного Взрослого.
В помраченных состояниях, обусловлены ли они ин-
токсикацией, острым приступом шизофрении или го-
мосексуальным страхом. Взрослый смещен и Ребе-
нок остается единственным слушателем. При неко-
торых состояниях паранойи Взрослый, активный, но
зараженный, присоединяется к Ребенку и тоже слы-
шит голос. В более редких случаях, когда голос исхо-
дит из Ребенка, зараженный Взрослый тоже слышит
голос.

Этот момент можно прояснить с помощью рис. 6, а,
на котором представлены три состояния Я, но четыре
области. Если Сам подлинный в какой-то момент
есть Взрослый, то голоса, исходящие из Ребенка

Область
Родителя

Область
Взрослого

Область
заражения

Область
Ребенка

Область
Родителя

Область
Взрослого

Область
Ребенка

в) - бред б) - страннах идея
Рис. 6. Структура бреда (мании, психоза)

или Родителя, могут (если они произведены зара-
женным участком) быть восприняты как произне-
сенные вне человека. На этом участке опыт реаль-
ности является дефектным, потому что участок как
будто принадлежит Взрослому, а на самом деле яв-
ляется вторжением ирреального Ребенка. Если учи-
тывать необходимые топологические перемещения,
эта ситуация очень правдоподобна, с точки зрения
неврологической. Если вербализация произведена на
участке, выделенном из Взрослого, она будет вос-
приниматься не как галлюцинация, а как сознатель-
ный голос, то есть внутреннее явление. В этом случае
дефектный участок будет производить что-нибудь
другое и результатом будет психопатологический сим-
птом другого типа.

Бред в основном является симптомом Ребенка,
но он зарождается на зараженном участке (рис. 6,а),
который находится в границах Я Взрослого. Бред,
следовательно, соответствует Я Взрослого, что оз-
начает, что реальный опыт не может действовать,
пока не будут очищены границы между Взрослым и
Ребенком, как показано на рис. 6,6; в этом случае
бред становится несовместимым с Я Взрослого и
воспринимается не как бред, а как странные идеи;
и это продолжается до тех пор, пока Взрослый

остается Сам подлинный. Взрослый говорит себе:
<Часть меня думает, что это вот так, но я-то так
не думаю>. Но если Взрослый смещен, а Ребенок
становится Сам подлинный, то человек скажет: <Я
думаю, что это в самом деле так>, так как теперь
идея соответствует Самому подлинному.

В случае господина Труа, у которого Родитель
и был Сам подлинный, эквиваленты того, что было
бредом в психопатическом состоянии (когда Ребенок
был Сам подлинный), отвергались со злобой, в чисто
Родительской манере, как глупые, идиотские идеи,
с намеком: <Смерть маленьким негодяям с такими
идеями>.

Границы Я, кажется, ведут себя как сложные мем-
браны с очень избирательной проницаемостью.
Повреждения границы между Взрослым и Ребенком
могут вызвать симптом, принадлежащий к группе
пограничных симптомов: чувство ирреальности, стран-
ности, деперсонализации; явления дежа вю и его
аналоги и хорошо известное дежа раконтэ. Тяжесть
этих симптомов, как и других, зависит от манеры
распределения свободных полномочий. Если Взрослый
есть Сам подлинный, все симптомы относятся к пси-
хопатологии повседневной жизни; если Ребенок есть
Сам подлинный, они образуют часть психопатичес-
кого материала. Так или иначе, они являются патогно-
монами повреждений границ, что поддается лечению
с трудом, будь оно сложно или не очень.

Пациент, который, выслушав внимательно врача,
говорит ему: <Почему я должен вас слушать, если
вы не существуете?>, полностью потерял чувство
реальности. В его случае Сам подлинный есть Ре-
бенок, который исключил Взрослого, блокируя гра-
ницу между двумя состояниями Я. Следовательно,
неопсихическая выработка данных, хотя и не раз-
рушена, не может повлиять на Ребенка. Он ведет
себя так, будто Взрослого не существует, и эта ситуа-
ция влечет за собой как вторичный фактор ощу-
щение, что внешний мир не существует. В случаях
такого типа гипотеза могла бы быть проверена, если
бы было установлено, что Ребенок был отрезан от
мира.

Теперь Взрослый слышит и понимает, что ему
говорит врач, но данные, получаемые Взрослым, не

достигают Ребенка, который и говорит, что этих
данных не существует, то есть что врача не сущест-
вует. Призыв к разуму Взрослого не достигает Ре-
бенка. Структура чувства отчужденности такова же,
как ни странно, как и структура интуиции (insight).
Здесь внешний мир теряет первоначальный смысл
вследствие исключения Ребенка Взрослым. Архаичес-
кая выработка данных, свойственная Ребенку, не
входит больше в игру, и Взрослый чувствует эту
потерю в форме странности, необычности, отчужден-
ности. Таким образом, Сам подлинный есть Ребенок
в ощущении ирреальности и он же Взрослый в ощу-
щении странности; в обоих случаях речь идет о
функциональном склерозе заинтересованной границы.
При психотерапии insight (интуиция, понимание)
появился, когда Взрослый был обеззаражен и граница
между Ребенком и Взрослым установилась надле-
жащим образом. Таким образом, чувство странности,
как и insight, обусловлено усилением границы между
Взрослым и Ребенком в момент, когда Взрослый
есть Сам подлинный, но в одном случае усиление
является патологическим, а в другом ведет к восста-
новлению нормальных процессов. (Insight может
произойти и на уровне границы между Родителем
и Взрослым, но об этом позднее.)

Случай господина Эннат, холостого биолога двад-
цати четырех лет, является примером исключения
Ребенка при чувстве странности. Он рассказал, что
однажды на охоте ему вдруг все показалось бес-
смысленным и это чувство осталось. Он подчинился
ежедневной безрадостной рутине. Его Взрослый искал
объяснения и облегчения с помощью интеллектуаль-
ных средств. Он начал интересоваться происхожде-
нием Вселенной, жизни, своиМ собственным Я в фило-
софском плане. Выбор профессии имел целью прежде
всего ответить на эти вопросы и, казалось, был про-
диктован инфантильным сексуальным любопытством.
Было ясно, что монашеская жизнь привела к ак-
кумуляции сексуального напряжения у Ребенка. А так
как сексуальность Ребенка имеет садистскую ориен-
тацию, такая ситуация не была здоровой. В то же
время ярость Ребенка против отца делалась более
интенсивной; чтобы разрешить эти два типа напря-
жений, он исключил Ребенка и платил теперь эа

это огромную цену. Хотя он считал, что для него
ничего не имеет смысла (то есть для его Взрос-
лого Я), было очевидно, что Ребенок продолжает
интересоваться окружающим миром. И когда кто-
нибудь из группы спрашивал о его чувствах, он
ударял себя кулаком по бедру и кричал: <Я не
знаю, почему я так чувствую!> Он сам (то есть
его Сам подлинный) не осознавал, что при этом
ударяет себя, и был искренне удивлен, когда его
внимание обратили на этот факт. Расспросы пока-
зали, что этот жест был следом, связанным с при-
учением его к чистоте; то есть события, происхо-
дившие вокруг, были полны смысла для его Ребенка,
но не имели никакого смысла для Взрослого.
Это можно объяснить отсутствием коммуникаций
между археопсихикой и неопсихикой.

В случае деперсонализации могут быть вырабо-
таны очень эффективные, но деформированные пом-
раченным Ребенком соматические стимулы. Однако
эти деформации остаются непонятными Взрослому,
так как они не присущи состоянию Я Взрослого,
а если станут таковыми, то из чувства деперсона-
лизации трансформируются в делирии телесных из-
менений, что означает: Взрослый пришел на помощь
Ребенку, рационализируя воображаемые изменения.
Возражения против <чувств> являются проявлениями
Взрослого, в то время как делирии - Ребенка. Сома-
тический деформированный образ не представляет
собой новое явление, он оставался латентным с дет-
ского периода до тех pop, пока повреждение гра-
ницы Я между Взрослым и Ребенком не позволило
ему проникнуть в зону неопсихики и спровоцировать
там помрачение.

Согласно этой гипотезе, следовало бы найти в
фазе продромального периода склероза границы, а
симптом укажет тонкую щель, где эффекты были
бы локализованы, временно или постоянно, подхо-
дящими оборонительными мерами.

Все симптомы, о которых говорилось до сих пор,-
галлюцинации, бред, пограничные симптомы - имеют
шизоидный характер. При мании величия Родитель
исключается Ребенком с помощью зараженного Взрос-
лого так, что неопсихическое рассуждение (мне-
ние, взгляд), хотя и ослабленное, остается в силе.

Если мания проявляет себя. Взрослый и Родитель
лишаются полномочий обретшим власть Ребенком, ко-
торый получает свободу дяя необузданной активности.
Исключение представляет собой как бы зеркало, поли-
рованное с одной стороны: Родитель, скандализован-
ный, но лишь временно лишенный прав, может наб-
людать все происходящее. Ребенок пользуется Роди-
тельской невозможностью действовать, но вполне
сознает, что за ним наблюдают. Отсюда и происхо-
дят делирии дежа вю, дежа коню. Сведение счетов
может быть ужасным. Когда Ребенок исчерпает
себя. Родитель восстановит свои права и возьмет
реванш.

Между структурными характеристиками маниа-
кально-депрессивных психозов и психоаналитической
теорией нет противоречий. Психоанализ занимается
генетическими механизмами, а структурный анализ
интересуется антропоморфными накоплениями (сле-
дами) полномочий (следы ребенка, который когда-то
существовал в борьбе с родителями и их пере-
житками, тоже существовавшими реально). Эта борь-
ба описана здесь с использованием антропоморфной
терминологии, потому что она сохраняет манеру пер-
сонализации, ведь речь идет не о борьбе между
абстрактными концептуальными силами, но о повто-
рении сражений за выживание между реальными
людьми, начиная с детства, по крайней мере, с того
времени, как помнит себя пациент.

Невротические или психопатические симптомы
суть выражение состояния Я единственного и опре-
деленного, хотя они могут быть результатом или
исходным пунктом сложных конфликтов. Например,
характерный симптом конверсионной истерии есть
проявление Ребенка, который в обычное время исклю-
чен из Взрослого селективной формой особого ис-
ключения, известного под названием подавления, что
позволяет Взрослому непринужденно быть не занятым
своими делами. Цель терапии - убрать барьер таким
образом, чтобы Ребенок и врач могли поговорить
в присутствии активного Взрослого. Если Ребенку
удастся убедить врача сместить Взрослого путем пи-
люль или гипноза, то они смогут провести вместе
очень весело час, но терапевтический результат будет
зависеть все же от манеры поведения Взрослого

и Родителя, тесно связанной с профессионализмом
врача.

Характерные нарушения и психопатии, со струк-
турной точки зрения, суть манифестации Ребенка в
сотрудничестве со Взрослым, как в том, так и в
другом случае. Наличие или отсутствие угрызений
совести означает оппозицию или сотрудничество Ро-
дителя. Импульсивные неврозы, которые могут усту-
пить аналогичным по виду трансакциям и которые
имеют те же эффекты, с точки зрения социальной,
имеют разную структуру, так как они суть втор-
жения Ребенка, но ни Взрослый, ни Родитель в них
не вмешиваются.

Глава VII
ДИАГНОСТИКА

1. Предрасположенность к обучению

Хотя господин Эннат, молодой биолог, во время
каждого группового сеанса несколько раз ударял себя
кулаком по бедру, врачу понадобилось несколько не-
дель, чтобы обратить его сознательное внимание на
этот факт, то есть чтобы его Взрослый это заметил.
Пациент и врач долго выясняли происхождение этого
жеста. Более бдительным оказался Ребенок самого
врача, и когда господин Эннат в ответ на вопрос
одного из членов группы закричал: <Я не знаю
почему я это делаю!>, врач неожиданно спросил:
<Вам случалось обмочиться в постели, когда вы были
ребенком?> На этот вопрос господин Эннат ответил:
<Да>. Врач спросил, какова была реакция его ро-
дителей. Пациент ответил, что они упрекали его и
требовали объяснений. <А вы что им говорили?>-
<Я говорил, что не знаю, почему я это делаю>.
При этом господин Эннат опять начал бить себя
по бедру, к своему великому удивлению, потому что
только сейчас обратил на это внимание.

Эта маленькая история иллюстрирует роль врача
при диагностике состояний Я. Взрослый самого врача

должен был узнать в неосознанных жестах и из-
вспышки латентных состояний Я. Такая проница-
тельность составляла часть его профессионального
багажа. Это помогло ему понять, что жесты гос-
подина Энната имели корни в его детстве. Необычно
здесь то, что именно Ребенок врача каким-то под-
сознательным интуитивным путем точно определил
происхождение жестов господина Энната, отнеся их
в его детство.

Диагностика состояний Я есть вопрос точности
наблюдения и тонкости интуиции; первому можно
научиться, а интуицию можно только развивать.
Успех и удача в постановке такого рода диагноза
не зависит ни от профессионализма, ни от интел-
лектуального уровня, а основывается, скорее всего,
на психодинамических характеристиках. Все, кто не
боится узнавать, даже если они не осознают, каким
образом это происходит, намного превзойдут тех, кто
испытывает страх перед неконтролируемыми разумом
знаниями.

Господин Дикс, чей КИД (коэффициент интел-
лектуальной деятельности) по шкале Бельвю-Вех-
слера колебался между 85 и 90 по тестам, выпол-
ненным с интервалом в год, добивался совершенно
замечательной точности в диагностировании состоя-
ний Я у участников своей терапевтической группы.
Вновь приходящие участники группы имели тенден-
цию относиться к нему в первые дни снисходительно
из-за его кажущейся наивности, отсутствия красно-
речия, бедности языка. Это отношение превратилось
даже в жалость, когда они узнали, что он не только
не очень развит интеллектуально, но и смущен от
только что отступившей шизофрении. Но их отно-
шение резко изменилось и все стали его уважать,
когда обнаружилась его проницательность в очень
точном диагностировании каждого участника груп-
пы. Вскоре с ним перестали обращаться, как с каким-
то хрупким предметом, и стали спорить на рав-
ных.

Недостаточное владение искусством диагностики,
когда ясны все принципы, объясняется не отсутст-
вием способностей, а сопротивлением, которое порой
встречает врач.

Доктор Эндикот был преуспевающим практиком,
у него проявились соматические симптомы. В группе
он стремился играть роль соврача и употреблять
специальную терминологию, а также психологичес-
кие теории, которые проходил на факультете. Он
смотрел на структурный анализ свысока и употреб-
лял его термины с нескрываемой иронией. Его воз-
ражения становились все более научными по мере
того, как росло давление на него других участников
группы. Однажды он не выдержал давления людей
с <низким> уровнем и убежал. Вернувшись через
два сеанса, он все еще чувствовал свое прежнее
Я. Ему было абсолютно необходимо вести себя
Родителем, чтобы исключить Ребенка (его отец тоже
был высокомерным). Короче, он встречал структур-
ный анализ с тем же сопротивлением, что и господин
Труа, только имел более эффективное оружие.

К несчастью, врач группы не мог войти в интел-
лектуальную игру под названием <Психиатрия>, ко-
торая дала бы доктору Эндикоту временное чувство
уверенности. Так как он отказался принимать все
всерьез, им следовало пожертвовать ради блага дру-
гих членов группы. Эндикот отказался и от инди-
видуальной психотерапии и обратился к хирургичес-
кому лечению.

С интеллектуальной точки зрения доктор Эндикот
был способен понять структурный анализ, но он пред-
почел бы расстаться скорее со своими внутренностями,
чем со своим упрямством. Этот случай представляет
одну из неудач чисто структурного анализа до
перехода к анализу трансакционному. Господин Дикс
и доктор Эндикот иллюстрируют два крайних случая.
Обычно именно отношение Ребенка к своему преж-
нему врачу или учителю и определяет способность
пациента или студента установить диагноз при других
равных противодействиях. Пациенты, которые прошли
ранее через аналитическую терапию, легко привыкают
к структурному анализу, если их вводят в него так-
тично. Некоторые медики, как доктор Эндикот или
психолог Кинт, которые из личных амбиций зани-
мают оборонительную позицию перед всеми формами
аналитической терапии, реагируют плохо. Медики и
психологи-клиницисты, которые с психодинамической
точки зрения могут себе позволить этим интересо-

ваться, стаяомтся хорошими пациентами, так как
привыкли мыслить понятиями диагностики и психо-
логии.

Самые интересные случаи представляют студенты,
которые занимались персональным анализом и полу-
чили психоаналитическое образование. По экзистен-
циальным причинам (так как они привержены ана-
литическим подходам, или их карьера зависит от
ортодоксальной аналитики, или их <средства незави-
симости> зависят от хороших отношений с местными
психоаналитиками) им иногда трудно посвятить свои
диагностические способности наблюдениям за состоя-
ниЛми Я в целом и легче выделять проявления
Свер-Я, Я и Это сознания и подсознания. В этом
смысле можно говорить, что психоанализ есть про-
тивопоставление структурному анализу (как и груп-
повой терапии, так как трансакционный анализ бес-
спорно предпочтителен в этом случае). Редко встре-
чаются психоаналитики-ортодоксы, которые допус-
кают, что можно психоанализировать группу или ин-
дивида в группе. Именно по этой причине почти
все психоаналитики столь скептичны куспехам груп-
повых психотерапевтов. И можно понять, что мо-
лодым психоаналитикам трудно применять в группе те
методы, которыми они пользуются в индивидуаль-
ной практике. Молодым практикам и стажерам до-
вольно сложно научиться двум системам одновре-
менно.

2. Диагностические критерии

Характерные особенности Родительского состоя-
ния Я можио наблюдать на родительских собраниях
учеников. Наиболее ярко особенности Взрослого Я
проявляются на ученых собраниях. Что касается ха-
рактеристик Ребенка, то их можно видеть в детских
учреждениях или найти в работах Пьяже.

С климпеской точки зрения состояния Я прояв-
ляются в двух формах: как состояние сознания
когерентного и полностью полномочного, живущего
как Сейм подлинный, или же как вторжение, ос-
новном неосознанное, в активное Сам подлинный.
Пример первой формы нам дает Родительское сос-
тояние Я господина Труа, пример второй видим

в поведении господина Энната, ударявшего себя по
бедру, - здесь видно неосознанное вторжение Ребен-
ка в состояние Я Взрослого. Заражение представ-
ляет собой перманентное включение части Я одной в
другую, как в случае сына миссионера, у которого
Родитель проник во Взрослого (в функциональных
понятиях его состояние Я неопсихическое было за-
ражено состоянием Я экстеропсихическим). Возмож-
но также объяснить вышеописанные феномены как
постулаты существования нейрофизиологического
механизма.

Состояние Я охватывает весь спектр поведения
и индивидуального опыта в какой-то данный момент,
как и состояние Я, не зараженное в своем прояв-
лении, должно иметь характерное влияние на каждый
из элементов поведения и опыта. Аналогичным об-
разом вторжение одного изолированного элемента
или нескольких элементов латентного состояния Я
в состояние Я активное должно нести характеристи-
ки того Я, которое совершает вторжение. Эти ха-
рактеристики образуют критерии, позволяющие диаг-
ностировать то или другое состояние Я. Теперь
должно быть очевидно, что они (характеристики)
проявляются во всех поступках, привычках и способах
ощущения. Следовательно, можно искать диагности-
ческие критерии во всех типах сознательного, не-
сознательного, неволевого, волевого и социального
поведения, или можно их обнаружить, используя сов-
сем новый опыт, методом интроспекции или самоана-
лиза. Именно разные аспекты поведения прежде всего
и интересуют психотерапевта, так как внутренний
опыт пациента недоступен для него до тех пор, пока
последний не воспримет принципы структурного ана-
лиза. Во время сеансов пациенты большую часть
времени сидят, и врач не видит ни их походки, ни
манеры держаться.

Манера поведения. Родительская твердость, часто
сопровождаемая жестом указательного пальца, или
грациозные движения шеи матери быстро становятся
обычными Родительскими признаками поведения.
Задумчивая сосредоточенность, сопровождаемая сжа-
тыми губами, - это типичный Взрослый. Наклоны
головы, улыбки, то скромные, то кокетливые, - ти-
пичные проявления Ребенка. Наблюдая их в обычной

жизни родителей, лицеистов и детей, можно обна-
ружить другие характерные особенности, свойствен-
ные каждому типу состояния Я. Очень интересна в
этом плане с точки зрения структурного анализа
книга Дарвина, где можно почерпнуть много полезных
сведений, например, о проявлении эмоций.

Жесты. Локализуя прототип одного из родите-
лей в истории пациента, можно установить эксте-
ропсихическое происхождение его запретительного
жеста. Указывающий жест может быть и у Взрос-
лого, разговаривающего с коллегой или клиентом,
и у мастера, дающего указания рабочему, и у учи-
теля. Жест защиты, когда в этом нет особой
необходимости, - это проявление Ребенка.

Голос.. Нередко люди имеют два голоса, каждый
со своими интонациями, хотя в кабинете врача или
в группе один из этих голосов может исчезнуть
на долгое время. Например, кто-то со словами: <Ка-
кой же я ребенок!> может долгие месяцы прятать
гневный голос Родителя (или матери-алкоголички).
Близкие к пациенту люди просто привыкают к смене
его интонаций. Также нередки люди, имеющие три
разных голоса; в группе неоднократно встречались
люди с голосом Родителя, Взрослого и Ребенка
одновременно. Когда меняется голос пациента, не-
трудно обнаружить и другие изменения в состоянии
его Я. Имеются примеры, когда крик: <Какой же
я ребенок!> вдруг заменялся разъяренным криком
матери или бабушки.

Словарь. Врач, не будучи лингвистом, может до-
вольно проницательно рассмотреть и классифици-
ровать некоторые слова и выражения, относя их
к тому или иному состоянию - Я. Лучший пример
дает разница между словом <ребяческий>, которое
является однозначно Родительским, и словом <ре-
бячливый>, употребляемым взрослыми, детскими пси-
хологами и биологами; оно может быть употреб-
лено и псевдовзрослыми при игре <Психиатрия>.

Типично Родительскими являются слова: <милоч-
ка>, <сынишка>, <гнусный>, <вульгарный>, <отврати-
тельный>, <смешной> и их синонимы. Взрослые сло-
ва суть <негативный>, <способный>, <экономный>, <же-
лаемый>. Проклятия, ругательства и всякие эпитеты
являются типичными проявлениями Ребенка. Су-

ществительные и глаголы характерны для Взрослого,
так как применяются для описания реальной действи-
тельности без преувеличений, изменений и предубеж-
дений. Родитель и Ребенок могут их использовать
в своих целях.

Анализ слова <хороший> - это упражнение на
интуицию, простое и забавное. Написанное с боль-
шой буквы, оно является Родительским; употреб-
ленное однозначно, оно является Взрослым-, употреб-
ленное импульсивно, как восклицание, оно характерно
для Ребенка наряду с <хо-хо-хо> и другими в этом
стиле.

Интересным является употребление гипербол,
характерное, по наблюдениям автора, для людей
с четкими садистскими фантасмами. Один па-
циент время от времени прерывал свой <ежеднев-
ный доклад> и говорил взволнованно: <Я так без-
мерно счастлив!> или <Меня все безумно любят>, а на
вопрос врача, кто его спрашивал о любви, отвечал:
<Никто, но это очень приятный вопрос. Кто спра-
шивал? Должно быть, мой Родитель>. Родители учи-
ли его выражать признательность с огромным па-
фосом, жалеть несчастных и т. д. Когда в его от-
веты <залетало> преувеличение, он повторял ответ
в двух вариантах: Родительском и Детском. Он го-
ворил, например: <Эта женщина была безгранично
довольна. Я хотел сказать, что эта женщина в самом
деле довольна>. Здесь Взрослый спонтанно кор-
ректировал Ребенка, подчеркивал, что Взрослый не
пользуется, как правило, гиперболой.

Приведенные примеры даны как иллюстрация.
Человеческие существа дают огромное количество
образцов поведения. Антропологи составили огром-
ные списки манер поведения. Ученые утверждают,
что мышцы в разных сочетаниях могут произвести
700 000 различных четких движений и жестов.
Существует также гамма интонаций, так как голос
имеет разную высоту, силу и т. д. Проблемы же
словаря столь сложны, что подразделяются на многие
языковые дисциплины. И в распоряжении диагноста
имеется несколько категорий языковых характерис-
тик.

Единственной практической школой для серьез-
ного врача является наблюдение; он должен наб-

людать родителей в их родительской роли; взрос-
лых, играющих роль граждан; детей, действующих,
как дети в яслях, в колыбели, в комнате, в ванне,
на кухне, в школе и на игровой площадке. Если
врач будет развивать дар интуиции и наблюдатель-
ности, он сможет использовать знания на благо па-
циентов в своей практике.

3. Выводы по теме диагностики

Эвристическое изложение структурного анализа
подходит к концу. И прежде чем перейти к области
социальной психиатрии, уместно и своевременно
подвести итоги и повторить основные принципы.

Существует три типа состояния Я: Родитель,
Взрослый и Ребенок, а также психические органы,
им соответствующие и проявляющие себя как эк-
стеропсихика, неопсихика и археопсихика. Основные
характеристики этих органов следующие.

1. Исполнительная власть. Каждый из органов
производит идиосинкратические образцы (примеры,
модели) организованного поведения. Они входят в
ведение и психофизиологии, и психопатологии, и,
наконец, нейрофизиологии.

2. Способность к адаптации. Каждый из органов
способен адаптировать свое ответное поведение на
ближайшую социальную ситуацию, в которой ока-
зывается индивид. По этому признаку они отно-
сятся к области социальных наук.

3. Биологическая подвижность. Ответы (отклики)
подвергаются изменениям, связанным с естественным
возрастанием и увеличением опыта. Эти свойства
затрагивают вопросы исторического порядка, кото-
рыми интересуется психоанализ.

4. Психический характер. Являясь посредником
между экспериментальными явлениями, они, следо-
вательно, входят в компетенцию психологии и, в
частности, психологии интроспективной, феноменоло-
гической, структурной и экзистенциальной.

Чтобы наиболее полно анализировать состояние Я,
следует изучить все эти четыре аспекта, но и такая
диагностика не совсем действенна и работоспособна,
пока не будут установлены взаимоотношения между
этими четырьмя аспектами.

С клинической точки зрения анализ выпол-
няется в следующем порядке.

А. Состояние Я Родительское представляет собой
объединение чувств, манер поведения, моделей по-
ведения, похожих на родительские. Диагностика от-
талкивается от опыта клинициста, собранного на
основе поведения, жестов, голоса, словаря и других
характеристик (диагностика поведенческая). Уста-
новлено, что этот специфический ансамбль моделей
имеет тенденцию изменяться как реакция на инфан-
тильное поведение кого-нибудь в окружении пациента
(диагностика социальная или оперативная). После-
дующее подтверждение происходит в том случае,
если индивиду удается указать точно фигуру роди-
теля, который послужил прототипом его поведения
(историческая диагностика). Затем проверяется,
может ли индивид пережить с большой силой момент
или период, в котором он ассимилировал состояние
Я Родительское (диагностика феноменологическая).

Родитель может принимать две типичные формы.
Догматический Родитель проявляется в виде серии
привычек и схем суждений, которые нерациональ-
ны, но кажутся рассудительными, имеют запрети-
тельный характер и могут соответствовать или нет
культурной среде; когда они ей соответствуют, при-
нято считать их рациональными, не вдаваясь в суть
вопроса. Ро
видом симпатий к другому человеку; здесь также
может быть или не быть соответствие культурной
среде.

Следует отличать Родительское состояние Я от
Родительского влияния. Можно предположить сущес-
твование такого влияния, когда индивид ведет себя
послушно, как ребенок. Родитель имеет обязанность
экономить энергию и снижать волнения, принимая
решения автоматически, в неукоснительном тоне, и
он особенно преуспеет, если принимаемые решения
соответствуют окружающей культурной среде.

Б. Состояние Я Взрослого характеризуется со-
вокупностью чувств, привычек и моделей поведения,
свойственных собственно взрослому человеку и соот-
несенных с реальной текущей действительностью.
Взрослый - это наименее изученный в данный мо-
мент тип состояния Я. В клинической практике

его часто определяют как состояние остаточное
после сегрегации всех элементов Родителя и Ребенка.
Более абстрактно его можно определить как произ-
водное одной модели неопсихики. Коротко такую
модель можно описать следующим образом. Неопси-
хика - это калькулятор для вероятностных расчетов,
который частично самопрограммируется и целью ко-
торого является контроль за взаимодействием между
исполнителями и окружающей средой. Его особая
характеристика в том, что в каждый какой-то пе-
риод состояние его энергии определяется разницей
между расчетными вероятностями и действительными
результатами. Это энергетическое состояние отме-
чается как разряжение или перегрузка (зеленый
свет, например, воспринимается как удовольствие,
удовлетворение или восхищение, а красный как не-
годование, досада или обман). Эта характеристика
при различных условиях вероятности дает описа-
тельно объяснение тому импульсу включения, кото-
рый необходим для усилий, направленных на приоб-
ретение таких качеств, как ответственность, честность,
искренность, мужество.

Согласно четырем диагностическим уровням,
Взрослый может быть определен как организо-
ванный, приспособляемый, разумный, строящий
объективные отношения с внешним миром на ос-
нове независимого реального опыта. В каждом ин-
дивидуальном случае надо учитывать способности
к обучению. Взрослый очень молодого человека
или крестьянина может иметь способность суждения,
отличающуюся от способности рабочего, получив-
шего профессиональное образование. Критерий не
в точности суждения и его приемлемости (это
зависит от культуры самого наблюдающего), а в
качестве процесса выработки данных и в их исполь-
зовании индивидом.

В. Состояние Я инфантильное - это совокупность
чувств, привычек и моделей поведения, являю-
щихся следами детства индивида. Здесь диагностика
поведения выполняется обычно на базе клини-
ческого опыта. Социальный диагноз может быть ус-
тановлен, если вся совокупность поведения ярко
проявляется в присутствии того, кто ведет себя по-
родительски. Если диагноз правильный, он будет

подтвержден исторически путем воспоминаний чувств
и поведения в раннем детстве. Феноменологи-
ческое же подтверждение, в данном случае ре-
шающее, будет иметь место в том случае, если ин-
дивид сможет пережить то состояние Я вновь с
полной интенсивностью. Такое явление возрождения
очень эффективно, так как пациент в состоянии бодр-
ствования переживает травматический момент или
период фиксации, и это наилучший способ убедить
и врача, и пациента; здесь речь идет об одном из
самых критических этапов лечебного процесса.

Ребенок может принимать две формы. Ребенок
адаптированный характеризуется поведением, подвер-
женным Родительскому влиянию (например, само-
любование и безразличие). А Ребенок естественный
отличается независимым поведением, духом протеста
или снисходительности к себе. Он отличается от
независимого Взрослого преобладанием архаических
мыслительных процессов и опытом действительности
другого типа. Ребенок <в добром здравии> имеет
функцию мотивировать выработку данных и програм-
мирование всегда в свою пользу.

На данном этапе сознательный читатель задает
себе много вопросов о проблемах и возмож-
ностях. связанных с состояниями Я, вопросов, ко-
торыми не занимается структурный анализ первой
ступени, но на которые сможет ответить структур-
ный анализ второй и третьей ступени, о чем речь
впереди.

Примечания

Интуиция, проявленная в случае с господином
Эннат. представляет <образ моего Я>, четкое видение
Я в детстве. В большинстве случаев врач вначале дол-
жен удовлетвориться наиболее приближенным сим-
волом Я или простой описательной моделью Я.
(Речь идет о напряженном молодом человеке с
чувством вины.) Все доказывает, что модель Я - это
детище Взрослого наблюдателя, в то время как
образ Я интересен для его Ребенка.

Аналогичность результатов в двух тестах на ин-
теллект у господина Дикса должна быть интерпре-
тирована следующим образом: доктор Давид Куп-

3. Эрик Берн 65

фер - психолог, особенно умудренный в проведении
тестов; ему удалось вызвать замещение полномочий
Взрослого у господина Дикса в момент теста, даже
когда он был в состоянии шизофренического пом-
рачения. Когда Взрослый был восстановлен, он дей-
ствовал по максимуму своих способностей, какими
бы ни были клинические характеристики (или сос-
тояния) господина Дикса. Поэтому у него резуль-
таты тестов были одинаковыми в период болезни
и когда он поправился, так как, по принципам струк-
турного анализа, его Я Взрослое ни в какой мо-
мент не было затронуто. Его хорошее или плохое
функционирование зависело в данной ситуации от
состояния его полномочий.

Господин Дикс был представлен после выздоров-
ления Медицинскому конгрессу по психиатрии, сос-
тоявшемуся в Монтрей Пенинсула. Участники согла-
сились с психологом, что КИД господина Дикса выше
среднего, с психотерапевтом, что господин Дикс был
шизофреником и выздоровел: а также с самим па-
циентом, что своим выздоровлением он обязан пси-
хотерапии по принципу структуры его личности,
что до того он обращался к двум другим специа-
листам, но улучшения не было, и только струк-
турный анализ оказался действенным. Вместо того
чтобы одобрять Ребемка-шизофреника, врач скон-
центрировал усилия на обеззараживании и возвра-
щении полномочий Взрослому Я. И уже два года
после излечения Взрослый господина Дикса сохра-
няет исполнительную власть, господин Дикс ведет
удовлетворительную жизнь как в общественном
плане, так и в плане выполнения обязанностей дипло-
мированного инженера, где его интеллектуальные
способности достигают максимального уровня.

Совсем недавно Мира Шаппс, которая работает
в Центре помощи умственно отсталым детям в Сан-
Франциско, доказала, что трансакционный анализ мо-
жет дать хорошие результаты у взрослых с КИД
между 60 и 80. Была организована группа людей,
поставивших себе цель найти работу и сохранить
ее. К концу первого года 91% членов группы дос-
тигли намеченной цели; они правильно и созна-
тельно пользовались социальным контролем на своих
рабочих местах.

66

О взаимосвязи между врачом и функциониро-
ванием мозга пациента написаны многочисленные
работы. Заинтересованный читатель может ознако-
миться с трудами Н. Вейнера и В. Р. Ашби. Под тер-
мином <состояние энергии> в неопсихике имеются в
виду такие проявления, как эффект Цейгорниха.

Отношения между состояниями Я и Персоной
Юнга, которая является исторической и социальной
реальностью, еще мало изучены и освещены. Пер-
сона отличается также и от тождества (идентите)
Эриксона, которое имеет большую автономию. Раз-
ница между Персоной, ролью и тождеством, ка-
жется, связана с отношениями, существующими
между Сам, исполнительная власть и окружающие
люди, и по нашим современным знаниям представ-
ляет проблему как структурную, так и трансакцион-
ную, которая вращается вокруг различия между адап-
тацией в обшем смысле и самолюбованием, в частно-
сти.

Поведение доктора Эндикота иллюстрируют pa-i-
ницу между ролью и состояниями Я. Он играл роль
Взрослого, но его "состояние Я было состоянием
Родите:1я (его отца). Он адаптировал роль соврача,
но доминирующей чертой его поведения было вы-
сокомерие. Его следует определить как Родительский
псевдо Взрослый.

С возникновением психоанализа важными объек-
тами изучения стали жесты, манеры поведения,
метафоры и языковые обороты. С. С. Фельдман объе-
динил и изучил огромное число клинически пока-
зательных примеров использования клише, стерео-
типной фразеологии, междометий, жестов и манье-
ризмов всякого рода.

з

Часть вторая

СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХИАТРИЯ
И ТРАНСАКЦИОННЫЙ АНАЛИЗ

Глава VIII
СОЦИАЛЬНЫЕ СВЯЗИ

1. Теория социальных контактов

Способность человеческой психики сохранять ко-
герентные состояния Я зависит от потока всегда
новых чувственных стимулов. Это положение состав-
ляет психобиологический фундамент социальной пси-
хиатрии. Пользуясь структурными терминами, эти
стимулы необходимы для обеспечения целостности
неопсихики и археопсихики. Если поток прерывается
или делается монотонным, видно, что неопсихика
понемногу дезорганизуется (мысль индивида задета);
процесс выявляет активность смежной археопсихи-
ки (реакции эмоциональные и болезненные); и, нако-
нец, археопсихическое функционирование тоже дезор-
ганизовано (галлюцинации). Это суть эксперимен-
тальные результаты утраты (недостатка) чувственных
стимулов.

Работы Спица идут немного дальше; они пока-
зывают, что чувственная недостача у ребенка может
привести не только к психическим изменениям,
но даже к органическим нарушениям, это дока-
зывает, что чувственное окружение нуждается в обе-
регании. Кроме того, выявляется новый специ-
фический фактор: самые важные и самые эффектив-
ные формы чувственных стимулов обеспечиваются
социальными связями и обменами, а также физичес-
кими отношениями (интимность).

Неспособность выносить долгие периоды скуки
или изоляции выработала концепцию жажды стиму-
лов, которая относится прежде всего к интимности.
Жажду стимулов по многим планам - биологи-
ческому, психологическому и социальному - срав-
нивают с пищевым голоданием. Такие понятия, как
<насыщение>, <питание>, <гурман>, <вегетарианец>,
<аскет>, <кулинарное искусство>, легко переносятся
из области питания в область чувствований. Пара-
ллелью <перекармливания> является избыток стиму-
лов, что может вызвать трудности, так как психика
не справится со стремительным потоком стимулов
и не успеет усвоить их без проблем. В обычных
условиях, когда есть обильные припасы и можно
составить разнообразное меню, выбор как в той, так
и в другой области определяется во многом идиосин-
кразией каждого индивида.

Проблема факторов, определяющих выбор сти-
мулов, здесь не ставится. Социального психиатра
больше всего интересуют те идиосинкразии, которые
основываются на архаических экспериментах, на нео-
психических суждениях и, когда вопрос касается
физических отношений, на экстеропсихических пред-
рассудках и предубеждениях. Последние заставляют
рассматривать ситуацию с большой осторожностью,
полому что лишь в особых обстоятельствах инди-
вид сделает жест в направлении форм стимуляции,
которые не особенно ценит и которые входят в об-
ласть физических отношений. В большинстве слу-
чаев он удовольствуется компромиссом. Научившись
придерживаться более тонких форм связей, даже
символических, он удовлетворяется знаками призна-
тельности, хотя его аппетит физического контакта
не теряет первоначальной силы. По мере роста слож-

костей поиски каждого индивида становятся более
персональными, и именно их разнообразие делает
столь разнообразными социальные связи.

Жажда стимулов (выделенная на первой ступени
как жажда признательности) бывает столь зах-
ватывающей, что знаки признательности очень высо-
ко оцениваются и люди при встрече ждут их прояв-
ления; когда же такие знаки не выказываются,
называют это плохим тоном и грубостью, достойной
осуждения. Благосклонно встречают спонтанные фор-
мы признательности, например, улыбку, пожатие руки,
что стало уже ритуалом. Существует даже своеоб-
разная последовательность слов и жестов при встрече.
Вот типичный пример: а) Здравствуйте! б) Как по-
живаете? в) Как себя чувствуете в такую холодную
погоду? г) Что новенького? д) Какие новости вы
хотели бы еще сообщить?

Сложились специфические лингвистические, со-
циальные и культурные штампы, слова и фразы для
выражения благодарности и признательности: имена,
жесты, манеры поведения, подарки, всегда подчер-
кивающие, какое место вы отводите человеку, ко-
торому оказываете знаки внимания и признатель-
ности. Выражение признательности между зрителями
и актерами часто носит теплый, но не личностный
характер, вот почему некоторые артисты в ущерб
своим гонорарам отдают предпочтение театру перед
кино. Этот пример ярко показывает широкое дей-
ствие принципа Спица.

2. Создание структуры времени

Простая благодарность и признательность ока-
зываются недостаточными, потому что после выпол-
нения ритуала растет напряжение, появляется тре-
вога и дальнейшие взаимодействия и обмены со-
здают новые проблемы. И уже можно говорить не
только о жажде стимулов, но и о жажде струк-
туры. Каждое человеческое существо каждый день
должно решать проблему структуры (расписания, рас-
пределения) часов бодрствования. Если кто-то не
делает такого распределения вашего времени, как
это бывает с маленьким ребенком, то приходится

распределять свое время час за часом самому, то
есть создавать структуру своего времени.

Самым простым, общепринятым, удобным и прак-
тичным методом построения времени является соз-
дание такого плана, который призван регулировать
материальную сторону внешней жизни человека; это
то, что обычно называется работой. Научное наз-
вание работы - деятельность; термин <работа> не
подходит потому, что общая теория социальной пси-
хиатрии рассматривает социальные связи, обществен-
ные обмены как формы работы.

Социальная сторона проблемы представляется
следующим образом: как построить (создать) струк-
туру времени (1), в данной ситуации (2), самым
благоприятным образом (3), собственную идиосин-
кразию (4), идиосинкразию других (5), то, что си-
туация может предоставить сейчас и в будущем (6).
Цель: получить как можно больше удовлетворе-
ния.

Оперативный аспект распределения (или созда-
ния структуры) времени можно назвать програм-
мированием. Оно обусловливается факторами трех
типов: материальными, социальными, индивидуаль-
ными. Материальные вопросы соответствуют пере-
менам в отношениях с внешней реальностью и нас
здесь не касаются. Выше говорилось о социаль-
ном программировании ритуалов приветствий. Его
дальнейшее развитие связано с pastime (время-
препровождением), который обычно принимает фор-
му полуритуальных дискуссий на такие банальные
темы, как время, деньги, происшествия или семей-
ные дела.

По мере ослабления контроля программиро-
вание тормозится и начинаются сбои и инциденты.
Внешне эти инциденты кажутся случайными, так о
них и говорят заинтересованные стороны, но вни-
мательное изучение показывает, что они уклады-
ваются в точные схемы, что их можно рассорти-
ровать и классифицировать и что закономерности
их протекания поддаются регламентации. Все остает-
ся в скрытом, латентном состоянии до тех пор, пока
дружественные или неприязненные отношения идут
по ортодоксальной схеме. Но как только сраба-
тывает не поддающийся регламентации случай, раз-

71

дается символический крик: <Обманщик!> Такую раз-
вязку можно назвать игрой, но ее программиро-
вание уже будет индивидуальным, а не обществен-
ным. Семейная и супружеская жизнь иногда годами
вращается вокруг этой игры или ее вариантов.

Времяпрепровождение и игры - это заместители
реальной практики подлинной интимности, и их
можно рассматривать скорее как помолвку, чем как
супружество, это острые формы игры. Когда инди-
видуальное программирование становится более ин-
тенсивным, социальные соображения и запреты вся-
кого рода начинают затушевываться. Эта ситуация
может быть описана как стяжение, то есть аутен-
тачное слияние личностей; на более привычном языке
это называется интимностью. Таким образом, можно
сказать, что социальные контакты, входят они или
нет в рамки деятельности, принимают две формы:
игры и интимности. Решающее большинство со-
циальных связей осуществляется в форме игры.

3. Социальные связи

Открыто проявляющийся аспект социальных
связей называют трансакциями. Эти связи наиболее
характерно представлены в цепочке: трансакцион-
ный стимул со стороны Х вызывает трансакцион-
ный ответ со стороны Y; этот ответ становится
стимулом для X, и его ответ преобразуется в но-
вый стимул для Y. Трансакционный анализ инте-
ресуется анализом именно такого типа цепочек и,
в частности, их программированием. Можно проде-
монстрировать, что когда цепочке дан ход, то пос-
ледующие этапы очень хорошо предвидятся, если из-
вестны характеристики Родителя, Взрослого и Ре-
бенка каждого участника цепочки. В некоторых слу-
чаях, как будет показано позднее, обратный ход
событий также возможен; если известны исходные
вопрос и ответ, то можно вывести, не рискуя оши-
биться, что последует дальше, а также сформули-
ровать некоторые характеристики Родитем, Взрос-
лого и Ребенка каждого участника.

Все формы социальных связей могут быть под-
вергнуты трансакционному анализу, и группа транс-

акционной терапии особенно пригодна для получения
большого количества возможной информации об иди-
осинкратическом программировании каждого пациен-
та, так как это программирование находится во
взаимосвязи с его симптоматикой и определяет его
социальное назначение.

Характеристики такой группы следующие.
1. Учитывая отсутствие формальной активности
и установленной процедуры, построение сеанса не
задействовано на внешний источник. Все программи-
рование сводится к взаимодействию данных, взятых
из культурного окружение и прошлого опыта каж-
дого индивида.

2. Берутся частичные добровольные обязатель-
ства, и каждый член группы может отказаться от-
вечать или оставить группу, не подвергаясь санк-
циям. Ответственность здесь не так серьезна, как
при строительстве мостов или в такой интимной
области, как оплодотворение.

Двумя этими аспектами группа скорее похожа
на светское собрание, типа коктейля, но отличается
от него двумя следующими критериями.

3. Пациенты должны согласиться с данной точной
структурой группы. Врач - с одной стороны, а па-
циент - с другой; это необратимо. Пациенты платят
врачу и соблюдают правила его учреждения, а
врач не платит своим больным.

4. Пациент не выбирает контингент группы, хотя
в самой группе может выбрать, с кем общаться.
Таким образом, двумя этими аспектами группа ско-
рее похожа на школьный класс или компанию де-
ловых людей.

Примечания

Жажда структуры. Опытные психологи утверж-
дают, что дезорганизация обусловлена не только
простым лишением чувственных ощущений, но и
монотонностью, которая порождает скуку. Класси-
ческим примером может служить жизнь Робинзона
Крузо на острове и его борьба с безумием путем
структурализации времени и пространства. Робин-
зон - иллюстрация не только жажды структуры, но
и социальной жажды. Правдивость образа этого

персонажа особенно интересна в сравнении с реаль-
ными узниками, как, например, барон Трэнк, про-
ведший десять лет в тюрьме Магдебурга, Казано-
ва, Джон Буниан и другие.

Можно показать, что неопсихика испытывает про-
рыв в полномочиях, вызванный лишением стиму-
лов, социальных контактов и структур, путем срав-
нения пациентов, находящихся в плохой лечеб-
нице и в хорошей. Жестокие вожди часто исполь-
зуют принципы лишения стимулов для расправы с
непримиримыми личностями.

Игра. Игра не обязательно означает фарс. Боль-
шинство человеческих игр сопровождается искренним
весельем. Общей чертой всех игр является то, что
эмоции в них не враждебны, а как бы подчинены
определенным правилам, договору.

Чтобы изучить договор <Это игра>, можно обра-
титься к работам Батсона и других авторов. У лю-
дей этот сознательный договор часто прячет подсоз-
нательный: <Речь идет об игре>. Хороший пример
дает игра <Фригидная женщина>, содержащая в себе
подсознательную провокацию и взаимные упреки, но
секретный контракт говорит: <Не принимай мои сек-
суальные проблемы всерьез>.

Интересно отметить, что результаты современных
исследований, а также идеи, изложенные в данной
главе, совпадают с некоторыми размышлениями
Кьеркегора о скуке (1843), хотя все исследова-
тели шли разными путями. Социальный контроль,
цель, разыскиваемая трансакционным анализом на
уровне поведения, выходит на <человека на некото-
в виду, когда писал о дружбе, супружестве и де-
ловых отношениях.

В заключение можно сказать, что объединение
в группы не очень практично, чтобы избежать войны,
но это хорошая отправная точка, чтобы поразмышлять
о войне и мире.

Глава IX
АНАЛИЗ ТРАНСАКЦИЙ

1. Введение

Целью структурного анализа является овладение
внутренним конфликтом (не обязательно его реше-
ние) с помощью диагноза состояния Я, его обез-
зараживания, действия на его границы и стаби-
лизации тех состоянии, в которых Взрослый мог
бы сохранить контроль над личностью в стрессовых
ситуациях.

Когда пациент извлек все полезное для себя из
структурного анализа, перед ним открываются три
возможности: остановка временная или окончатель-
ная, психоанализ или трансакционный анализ. В слу-
чае господина Секундо было решено временно оста-
новиться при общем согласии.

Цель психоанализа - ликвидировать состояние
помрачения и решить конфликты между Ребенком
и Родителем, выражаясь в терминах структурного
анализа.

Целью трансакционного анализа является учреж-
дение социального контроля, благодаря которому
Взрослый сохранит исполнительную власть в отно-
шениях с другими людьми, даже когда они попы-
таются вольно или невольно активизировать Ребенка
или Родителя пациента. Это не значит, что в со-
циальных ситуациях Взрослый остается одиноким
в активном состоянии, но это значит, что Взрос-
лый будет решать, когда оставить немного испол-
нительной власти Ребенку или Родителю и когда
отобрать ее. Пациент может сказать себе, например:
<В этой компании я могу себе позволить выпить
и развлечься, не то что на вчерашнем торжествен-
ном ужине>, а в другой раз: <Я начинаю опускаться,
я поступлю правильно, если перестану пить, успо-
коюсь, даже если все они будут толкать меня играть
клоуна>.

Трансакционный анализ дает великолепные ре-
зультаты в терапевтических группах; и, наоборот,
можно сказать, что естественная функция терапев-

тических групп есть трансакционный анализ. Струк-
турный анализ, который является sine qua поп для
анализа трансакционного, может быть применен в
группах, а не в индивидуальной терапии. Но прежде
чем включить пациента в группу, с ним следует
провести несколько индивидуальных сеансов, чтобы не
только выяснить его историю, но и ввести его в
структурный анализ.

За собственно трансакционным анализом следует
анализ игр, затем анализ сценариев. Первый обя-
зателен для двух последующих, иначе они превра-
тятся в простое времяпрепровождение, вместо того
чтобы быть эффективными терапевтическими проце-
дурами. Анализ игр необходим, чтобы получить
социальный контроль; анализ сценариев, цель кото-
рого можно сформулировать как контроль жизнен-
ного плана, довольно сложен, его этапа дости-
гают не все группы, но социальный контроль воз-
можен и без него. В особых ситуациях может быть
рекомендована специальная процедура, называемая
анализом отношений, например, для групп супру-
жеских пар, но врач должен хорошо знать технику
этой процедуры.

2. Трансакционный анализ

В этом месте изложения можно обратиться к
рассказу о группе, состоящей из матерей в возрасте
30-40 лет, имеющих, по крайней мере, одного ре-
бенка; группа собиралась каждую неделю на сеанс
продолжительностью 1,5 часа в кабинете психиатра,
доктора К. Через восемнадцать месяцев Лили, Ро-
зита и Дафния, участвовавшие в группе с самого
начала, были наиболее подготовленными. Камелия,
Холли, Цицилия и Гиацинта, включенные в группу
позднее, были менее подготовлены. Рис. 7 показы-
вает диаграмму расположения участников группы в
комнате и программу встреч (контактов, обменов).

Однажды Камелия, возвращаясь к ставшей при-
вычной для нее идее, объявила, что сказала мужу о
разрыве физических отношений с ним, чтобы он
искал другую женщину. Розита спросила с любо-
пытством: <Почему вы это сделали?> В ответ Ка-

( ( КамелияДоктор К.
iДиванчик
ДафнияПрограмма встреч
11 Гиацинта1 17 10сеанс в неделю ч.- 18 ч. 30 м. 75-й сеанс октября 1957 г.1
( Лили
Холли Розита )
Стол
Рис. 7. Диаграмма занятых мест

мелия заплакала и ответила: <Я делаю как можно
лучше, а вы меня критикуете>.

Мы имеем здесь взаимоотношения, представ-
ленные на диаграмме на рис. 8,а и 8,6. Они были
проанализированы в присутствии группы. Личность
обеих женщин рассматривается с точки зрения струк-
турного анализа с Родителем, Взрослым и Ребен-
ком. Первым трансакционным стимулом явился рас-
сказ Камелии о своем муже, рассказ Взрослого,
хорошо известный группе. Взрослый Розиты показал,
что она серьезно интересуется историей Камелии в
положительном смысле. На рис. 8,а стимулы идут
от Взрослого к Взрослому, как и ответы. Если бы
все оставалось на этом уровне, разговор продолжался
бы спокойно. Но ответная реакция Камелии не
Взрослая, а Детская на Родительскую критику. То,
что Камелия плохо поняла Я Розиты, и соскаль-
зывание ее собственного Я привели к пересекаю-
щимся трансакциям и прервали разговор, который

Камелия POIUTI
а) Дополнительна> трансакция. Тип

К.1ме.1ия Розита
б) Пересекающаяся трансакция. Чгп 1

Гочюдин Труа Друюи члсч lTMinu d>u.lи< Каляи
в) Пересекающаяся трансакция Тип И Допо-яельнч т[псакция. Тип fi

Рис. 8. Современные виды трансакциппиых взаимодействий

принял другой оборот. Эта структура показана на
рис. 8,6.

Такой тип перекрещивающихся и даже сталки-
вающихся отношений, при котором стимул предназ-
начен Взрослому, а ответ идет от Ребенка, есть,
пожалуй, самая распространенная причина недоразу-
мений и разногласий в семье, на работе и в обще-
ственной жизни. В клиническом плане это типичный
пример классической реакции переноса. Можно ска-
зать, что разнообразие перекрещивающихся тран-
сакций составляет центральную проблему психоана-
литического метода. Обратное происходит, когда сти-

мул обращен к Взрослому, а отвечает Родитель. Эта
ситуация показана на рис. 8,в. Из схемы видно, что
разговор продолжается спокойно в виде серии до-
полнительных трансакций, пока векторы не пересе-
кутся. Как только происходит пересечение, кто-то
вступает в беседу и дополнительное взаимоотно-
шение прекращается. В случае с Камелией и Ро-
зитой, например, Розита сразу замолчала, когда Ка-
мелия заплакала. Холли тут же начала утешать Ка-
мелию и извиняться за поведение Розиты. Ее слова
можно передать так: <Не плачь, дорогая, все ула-
дится, мы все тебя любим, а эта злая женщина
не хотела тебя обидеть>. Камелия жалостливым тоном
произнесла слова благодарности. Рис. 8,г показывает
эти взаимоотношения.

Так как Ребенок Камелии искал Родительского
отклика и Холли его дала, то замечание Розиты:
<Эта идиллия будет длиться до бесконечности> было
правильным с методической точки зрения. И отно-
шения Родитель - Ребенок между Холли и Каме-
лией могли продолжаться, пока одна из них не уста-
ла бы.

На самом же деле при замечании Розиты обе
замолчали, так как Родитель Холли был прерван, а
на поверхность вызван ее Ребенок, который оби-
делся и, нахмурив брови, замолчал, не в силах по-
мочь Камелии. Теперь наступила очередь вмешаться
врачу. Он тщательно оценил ситуацию и сумел при-
вести всех ее участниц во Взрослое состояние, чтобы
проанализировать случившееся. Эта фаза его отноше-
ний с группой опять может быть представлена
исходной диаграммой на рис. 8,а.

Конечной целью вмешательства доктора К. было
установление социального контроля. Розита, как са-
мая подготовленная из троих, вела себя разумно,
она замолчала; вновь пришедшая Холли немедлен-
но ответила на жалобы Ребенка Камелии. Розита
уже понимала, что группа должна выполнить дидак-
тическую функцию, и знала, что Камелию ничему
нельзя научить с помощью жалости. Две другие
опытные участницы группы. Дафния и Лили, мол-
чали, считая такое поведение наилучшим. Две но-
венькие, Гиацинта и Цицилия, просто еще не знали,
что говорить и как поступать.

Этот инцидент интересен потому, что он был
характерным для поведения Камелии. В ее глазах
все ее не понимали и стремились критиковать. В
действительности же именно она все понимала не так
и всех критиковала. Розита четко понимала это и не
собиралась ее критиковать. Ее Взрослый сохранял
контроль и мешал ей утешать Камелию и извиняться
перед ней. Она уже была убеждена, что не вы-
ходит за рамки поставленной врачом цели.

Камелия еще раз показала, что хочет вызвать
жалость и сочувствие, и члены группы начали по-
нимать, что она стремится получить то, на что не
имеет права. Часть группы решила дать Камелии
возможность осознать свое поведение. И еще члены
группы поняли, что Холли использует все случаи,
чтобы проявить свое Родительское Я. Таким образом,
Камелия и Холли дополняли друг друга в некото-
рых тенденциях, а именно в тех. которые были ис-
точником раздоров в их семьях. Холли была на
грани развода, потому что муж ее <эксплуатировал>,
а у Камелии были проблемы, потому что муж ее <не по-
нимал и критиковал>. Трансакционный анализ, кото-
рый сделал на основании этого эпизода доктор К., был
точен. Повторные анализы аналогичных ситуаций поз-
волили обеим женщинам осознать свое поведение и
все лучше и лучше контролировать свои тенденции,
от чего только выиграли их семейные отношения.
Такие анализы были поучительны и для остальных
членов группы; они учились социальному контролю, а
дополнительный опыт усиливают их Взрослое Я. Бла-
годаря трансакционному анализу отношения между
двумя пациентками были использованы во благо всех;
и прогресс почувствовался даже раньше, чем одна
из участниц научилась подавлять своего Ребенка и
решать связанные с этим конфликты.

Примечания

Очень трудно описывать сеанс терапевтической
группы так, чтобы его ясно и четко представлял
читатель. Поэтому очень важно использовать диаграм-
му и доску. Участники группы очень скоро научат-
ся использовать информацию, помещаемую на ней,
и это поможет в дискуссиях. Наличие диаграмм также

экономит время и улучшает качество и содержание
дискуссий. Теперь о группе. В описанной выше груп-
пе к моменту организации было пятнадцать человек.
В течение восемнадцати месяцев посещаемость была
95%. Двое из участниц выходили за пределы ее
нормы. Одна была переведена в другую группу после
первого сеанса. Другая была бездетной алкоголич-
кой, которую автор хотел подвергнуть лечению с
помощью трансакционного анализа. Она оказалась
не способна выдержать свое раздражение, вызванное
отказом других участниц играть в игру <Алкоголик>
(см. главу X). Когда она потребовала, чтобы уча-
стницы группы открыто высказали свое мнение о ней,
а они отказались, она ушла из группы и добро-
вольно отправилась в больницу лечиться от алко-
голизма. Четыре участницы группы с постпсихо-
патическими диагнозами в улучшенном состоянии пе-
реехали на другое место жительства. Одна, почув-
ствовав улучшение, перестала посещать сеансы. Еще
одна, Вероника, решила посещать сеансы вместе с
мужем и была переведена в группу, состоящую из
супружеских пар. Остальные семь решили, что затра-
ченные деньги и время пошли им на пользу, они
чувствовали улучшение сами и замечали его в других.

Среди тринадцати участниц четверо ранее при-
бегали к другим методам лечения и наиболее четко
представляли преимущества трансакционного ана-
лиза. Их непосредственные наблюдатели подтвердили
личный опыт автора.

Глава Х
АНАЛИЗ ИГР

1. Времяпрепровождение (pastime)

Основные социальные связи сводятся к добро-
вольно взятым на себя обязательствам. Это особен-
но справедливо относительно психотерапевтических
групп, где деятельность, как и интимность, зап-
рещена или заторможена. Добровольные обязатель-
ства (или ангажемент) могут быть двух типов: пас-
тайм и игры. Первое определяется как ангажемент,

в котором трансакции прямые, непосредственные.
Когда в ситуации появляется моделирование, вре-
мяпрепровождение становится игрой. Иногда счастли-
вые, хорошо организованные люди с ненарушен-
ной способностью к наслаждению предаются социаль-
ному пастайму ради личного удовлетворения. Для
других, в частности, для невропатов, пастайм есть
не что иное, как то, что обозначено этим словом,-
способ провести (структурировать) время до того,
как они лучше узнают друг друга; до того, как
пройдет какой-то час, день; до того, как идти спать;
до наступления каникул, отпуска; до того, как ока-
жут помощь; до того, как придет смерть. С точки
зрения экзистенциальной пастайм - средство изба-
виться от чувства вины и безнадежности, уловка и
хитрость, подсказанные природой или культурой,
чтобы облегчить скорбь и тоску.

Говоря более оптимистично, это средство получить
лучшее из того, что может принести удовольствие,
и худшее, чтобы избавиться от одного и предаться
другому. То есть каждый участник устраивается
наилучшим для себя образом.

В психотерапевтических группах времяпрепро-
вождение обычно Родительское или Взрослое, так
как их цель исключить проблему, которая вращается
вокруг Ребенка. Чаще всего в группах организуются
варианты <Ассоциации родителей учащихся> и <Пси-
хиатрии>. Первая, внешняя, форма <Ассоциации>
носит, естественно, Родительский характер, и ее
темой являются правонарушения в самом общем
смысле этого слова: детская преступность, мужья-
правонарушители, жены-правонарушительницы, тор-
говцы-правонарушители, власти-правонарушители,
знаменитости-правонарушители. Но есть вариант
внутренней формы <Ассоциации>, она имеет Взрос-
лый характер; каждый участник излагает собствен-
ные ошибки: <Почему бы мне не стать хорошей
матерью, хорошим отцом, хорошим начальником, хо-
рошим работником, хорошим товарищем?> В первом
случае девизом служит: <Это ужасно!>, а во вто-
ром: <Я тоже!>

<Психиатрия> - это времяпрепровождение
Взрослое или псевдоВзрослос. Во внешней форме
девиз формулируется так: <Посмотрите, что вы делае-

те!>, а во внутреннем варианте: <Почему я это делаю?>
В группах трансакционного анализа интеллектуалы
играют иногда в вариант <Какая часть моего Я это
сказала?>, но в подготовленных группах этим не
увлекаются, так как фаза усвоения структурного
анализа уже пройдена.

Некоторые группы ведут себя осмотрительно и
придерживаются таких тем, как <Автосалон>, <Кто
выиграл?> (мужские группы), <Бакалея>, <Кухня>,
<Тряпки> (женские группы); существуют еще такие
темы, как: <Каким образом?> (сделать что-то),
<Сколько?>, <Посещали ли вы?> (о путешествиях),
<Знаете ли вы?>, <Что с ним стало?> (бедняга
такой-то), <На другое утро> (ну и рожа), <Коктейль>
(я знаю прекрасный рецепт). Эти темы характерны
ддя терапевтической группы на первом этапе функцио-
нирования, и если врач не будет должным образом
направлять ход дискуссии, то группа не сдвинется
с первого этапа. Опытные участники группы четко
понимают значение пастайма и то, что бесконечный
повтор тем возможен в трех случаях: когда появ-
ляются новые участники, когда группа от чего-то
уклоняется и когда отсутствует лидер или руково-
дитель группы.

В этом случае, если группа продолжает соби-
раться под руководством ассистента, по возвраще-
нии руководителя слышны фразы: <Без вас мы только
и делали, что играли в <Ассоциацию родителей> да
в <Психиатрию>, а это уже даром потерянное
время>.

Однако настоящая цель пастайма на первом этапе
работы группы - под самым безобидным предлогом
получить информацию о Ребенке. Предварительные
ни к чему не обязывающие разговоры раскрепощают
человека, а врач получает необходимые исходные дан-
ные. Очень многие одобряют этот период запуска
пробного шара, потому что Ребенок, вовлеченный
в игру по правилам, должен принимать и послед-
ствия. Некоторые же группы минуют фазу пастайма
и погружаются прямо в игры. Это происходит осо-
бенно быстро в группах, где имеется хотя бы один
очень нетерпеливый участник, который устремляется
в игру, не понаблюдав предварительно за другими.
Такая стремительность обуславливается не агрес-

сивностью, она может быть вызвана импульсивным
Ребенком, ослабленным Взрослым, дефектным Ро-
дителем. Это прежде всего признак отсутствия адап-
тации; другие члены группы могут быть более аг-
рессивными, но и более флегматичными, рассудитель-
ными или дисциплинированными.

Пастаймы могут развлечь группу в момент стрес-
са, но не играют важной роли с аналитической точки
зрения. Они могут помочь врачу объяснить пациентам
свойства Родителя и Взрослого, но основной зада-
чей врача является прекратить их как можно скорее,
чтобы больные могли приступить к играм. На ри-
сунках 9,а и 9,6 приведены две парадигмы, кото-
рые демонстрируют банальность времяпрепровожде-
ний.
1. <Ассоциация родителей учащихся>. Форма

внешняя.

Холл и. Не было бы такого количества прес-
туплений, если бы не было этих разбитых очагов
(неблагополучных семей).

Магнолия. Но и не только из-за этого. В наши
дни даже в хороших семьях больше не учат детей
хорошим манерам, как прежде.
II. <Психиатрия>. Форма внутренняя.
Дэзи. Для меня живопись должна символизи-
ровать мазню.

Ирис. Что касается меня, то живопись была
попыткой понравиться моему отцу.

2. Игры

Самая распространенная игра между супругами
называется <Без тебя>, она и послужит нам для
основных характеристик игр вообще.

Госпожа Додакис жаловалась, что муж запре-
щает ей заниматься общественной работой и даже
спортом. Видя улучшение в ее состоянии после ле-
чения, муж снял свои запреты, и это позволило
пациентке расширить свой круг деятельности. Она
всегда мечтала заниматься плаванием и танцами и
записалась и туда, и сюда. Каково же было ее
удивление, когда обнаружилось, что она до ужаса
боится бассейна и танцевальной площадки! Ей просто
пришлось отказаться от своих планов.

Такое открытие частично обнаружило структуру
ее брака. Муж обеспечивал ей максимум преиму-
ществ, первичных и вторичных. Известно, что Фрейд
описывает три типа преимуществ, которые больной
может извлечь из своей болезни: паранозик экстерн
(первичный), паранозик интерн (первичный) и эпи-
нозик (вторичный). Эту концепцию можно распро-
странить на преимущества, извлекаемые из челове-
ческих взаимоотношений. Госпожа Додакис выбрала
в мужья тирана, и первичное внешнее преиму-
щество состояло в том, что он помогал ей избе-
гать всякий фобий; первичное внутреннее преиму-
щество состояло в том, что она всегда могла
сказать ему: <Без тебя я могла бы...> Вторичные
преимущества заключались в материальной выгоде,
которую она извлекала из своего положения; кроме
того, она контролировала сексуальную сторону супру-
жества, а также получала подарки от мужа, который
таким образом смягчал ее суровость.

Но что особенно интересно здесь, так это со-
циальная психиатрия, и в этом разделе имеется от-
личное от других видов преимуществ преимущество
социальное. Оно описывается с помощью ответа на
вопрос: <Как ситуация позволяет индивиду структури-
ровать свое время?>

Госпожа Додакис строила свою игру, приводя
мужа к необходимости делать запреты, которые да-
вали ей описанные выше преимущества, а также
наполняли резервуар ее злобы. Каждый раз, когда
ей не хватало активности, она могла сказать мужу:
<А вот без тебя я бы...> Вот почему госпожа Дода-
кис любила игру <Без него>, которая давала ей боль-
шое удовлетворение. Таким образом, она получала
покровительство, контроль и подарки, а также воз-
можность играть в игры <Без него> и <Без тебя>.
Даже в воспитании детей она часто практиковала
эту игру.

Пятым типом преимущества является преиму-
щество биологическое, вытекающее из того факта, что
стороны стимулируют друг друга в любом виде.

Можно только предполагать, какие преимущества
извлекал из своего положения господин Додакис,
мужчины обычно не ищут решения своих проблем
в психиатрии. По примеру других пар, остается

предположить, что первичное внутреннее преиму-
щество было садистского характера; первичное внеш-
нее было сходно с таким же преимуществом его
жены: избежать сексуальной интимности и не терять
самоуважения, провоцируя отказ; его вторичным преи-
муществом была свобода идти на охоту или в кафе;
и социальным преимуществом был пастайм на тему:
<Женщины - это тайна>.

Трансакционный анализ игр очень поучителен для
всех участников. Существует три типа трансакций:
дополнительные, перекрещивающиеся и вторичные.
Выше уже говорилось о дополнительных трансак-
циях хорошо построенных взаимоотношений и перек-
рещивающихся трансакциях плохо построенных от-
ношений. В случае времяпрепровождения трансак-
ции суть дополнительные при хорошо построенном
взаимоотношении, сравнительно простом. В случае
игр взаимоотношения также хорошо структурированы,
без перекрещиваний, но трансакции являются вто-
ричными и проходят на двух уровнях одновремен-
но: на социальном и на психологическом.

Анализ <Без тебя> схематично представлен на
рис. 9,в. На социальном уровне парадигма сле-
дующая.

М. Оставайся дома и займись хозяйством.
Ж. Без тебя я могла бы развлекаться.
Здесь трансакционный стимул идет от Родитем
к Ребенку и ответ от Ребенка к Родителю.

На психологическом уровне (повторное супру-
жество) ситуация совсем другая.

М. Ты всегда должна быть дома, когда я возвра-
щаюсь. Мне страшно быть брошенным.

Ж. Я всегда буду дома, если ты мне поможешь
избежать ситуаций, вызывающих страх.

Здесь стимул, как и ответ, идет от Ребенка к
Ребенку. Ни на каком уровне не наблюдается пере-
крещивания, поэтому игра может продолжаться бес-
конечно долго. Значит, игра может быть определена
с трансакционной точки зрения как совокупность
вторичных трансакций. С описательной точки зре-
ния это совокупность периодических трансакций,
даже повторяющихся, правдоподобных, со скрытой
мотивацией, или серия приемов с <трюками>.
Во всех видах групп, в том числе в группах

ПАСТАЙМ

Муж
! ~
1Социальный f уровень
а. -~~
3 1

<
g
Пгиче1н

/_ _m>,

в) Бе" тебя>

Другой член
Гиацинта группы

fПсихологический я
) SурИЮНЬ
a.

Социальный уровень1
1 .aa
>t /
г) <Почему вы не?.. Да, но...>

игры
Рис. 9. Досуг и игры

психотерапевтических, наиболее распространена игра
<Почему вы не?.. Да, но...>.

Гиацинта. Все, что мой муж строит, качается.
Камелия. Почему бы ему не брать уроки сто-
лярного дела?

Гиацинта. Да, но у него нет времени.
Розит а. Почему вы не купите ему хорошие
инструменты?

Гиацинта. Да, но он не умеет ими пользо-
ваться.

87

Холл и. Почему вы не поручите работу столяру?
Гиацинта. Да, но это обойдется дорого.
Ирис. Почему бы вам не оставить все как есть?
Гиацинта. Да, но все может рухнуть.
Игра <Почему вы не?.. Да, но...> может охваты-
вать любое количество игроков. Один из них, назы-
ваемый <кошкой>, предлагает задачу, все ищут ре-
шение, начиная свое предложение словами: <Почему
вы не?..> Хороший игрок способен противостоять
бесконечно долго всей группе, пока от него не от-
станут, тогда он выходит победителем. Гиацинта,
например, отклоняла по двенадцать решений, пока
Розита или врач не прекращали игру.

Так как все решения поставленной задачи, как
правило, отвергались, очевидно, что у игры имелась
какая-то другая цель, скрытая, и эта цель заключа-
лась в том, чтобы дезавуировать Ребенка. На бумаге
обмен репликами может показаться Взрослым, но в
живой игре можно наблюдать, что <кошка> сама
похожа на Ребенка, неспособного противостоять
ситуации, что превращает всех других в Родителей.
Анализ этой игры представлен на рис. 9, г. Игра
продолжается потому, что на социальном уровне
стимул и ответ идут от Взрослого к Взрослому и на
психологическом уровне они суть дополнительные,
так как стимул от Родителя к Ребенку <Почему вы
не?..> вызывает ответ от Ребенка к Родителю. <Да,
но...> Психологический аспект может быть у двух
собеседников неосознанным. С учетом такой интер-
претации полезно проследить игру Гиацинты до
конца.

Гиацинта. Да, но все может рухнуть...
Врач (обращаясь к группе). Что вы думаете
об этом?

Розита. Ну вот, игра начинается сначала, как
будто теперь мы будем умнее.

Врач. Может кто-нибудь сказать то, что раньше
не приходило ему в голову?

Гиацинта. Нет, никто. В действительности я
пробовала все, что мне сейчас предлагали: купила
мужу инструменты, он ходил на курсы.

Врач. Интересно заметить, что Гиацинта раньше
говорила, что у него нет времени ходить на курсы.
Гиацинта. В разгаре дискуссии я не очень

все учитывала, теперь я вижу, что мы продолжаем
играть в <Почему вы не?..>, и я старалась доказать,
что никакой Родитель не сможет меня ничему на-
учить.

Врач. Однако вы просили меня сделать сеанс
гипноза.

Гиацинта. Вы - да. Но никто другой не бу-
дет указывать, что мне делать.

Социальная польза (структурирование времени)
этой игры была сформулирована госпожой Тредик,
страдавшей эротофобией, которая в игре могла ис-
полнять любую роль: и <кошки>, и мудреца. Вот ее
индивидуальная беседа с врачом.

Доктор К. Почему вы играете, если знаете,
что здесь есть подвох?

Госпожа Тредик. Когда я с кем-то раз-
говариваю, у меня всегда должны быть слова для
продолжения разговора, иначе я краснею, за исклю-
чением разговора в темноте.

Доктор К. Почему вы не краснеете в темно-
те?

Госпожа Тредик. Но в темноте же этого
никто не видит.

Доктор К. Мы должны поговорить об этом
отдельно. Если вы прекращаете играть в <Почему
вы не?.. Да, но...>, то это интересный опыт и мы
могли бы чему-то научиться.

Госпожа Тредик. Я не выношу попусту
тратить время. Я это знаю, и мой муж это знает,
он это всегда говорит.

Доктор К. Вы хотите сказать, что если ваш
Взрослый не занят делом, то ваш Ребенок высовы-
вает нос и морочит вас?

Госпожа Тредик. Да, это так. Вот почему
все идет хорошо, когда я вношу предложения или
мне предлагают, тогда я в безопасности и то, что я
краснею, меня мало беспокоит. Пока Взрослый со-
храняет контроль, мне удается справиться со стес-
нением, а когда оно возникает, то не вызывает та-
кой паники и замешательства, как раньше.

Здесь госпожа Тредик очень убедительно показы-
вает, что боится неструктурированного времени. Сек-
суально озабоченный Ребенок не имеет возможности
заявлять о себе до тех пор, пока Взрослый нахо-

дится в какой-то социальной ситуации, и игра обес-
печивает адекватную структуру для функционирова-
ния Взрослого. Но чтобы поддерживать живой инте-
рес пациента, игра должна иметь подходящую моти-
вацию. Выбор игры определялся экономией; прин-
цип экономии обеспечивал максимум внутренних и
внешних выгод в связи с конфликтом ее Ребенка
по отношению к физической пассивности. Госпожа
Тредик могла играть роль хитрого Ребенка, зная,
что настоящий Ребенок не может доминировать, или
роль Родителя, зная что он никогда не одерживает
победы в этой игре, потому что ее девиз: <Не стоит
волноваться, Родитель никогда не выигрывает>. В
конечном итоге это возвращает к амбивалентному
бисексуальному поведению по отношению к роди-
телям в период раннего детства.

Среди других игр можно назвать <Хитрость>,
<Алкоголик>, <Деревянная нога>, <Сцена>, <Это
ужасно>, <Ты вовлек меня в это>, <Я из этого не
выпутаюсь>, <Сражайтесь!>. Названия игр придуманы
самими пациентами в зависимости от их воображе-
ния, способности очень нужной в техническом пла-
не и эффективной в плане терапевтическом. В опи-
сательном плане каждая игра похожа на обычные
регламентированные соревнования, как шахматы или
футбол. По сигналу судьи белая пешка делает пер-
вый ход, или по свистку делается первый удар по
мячу, игра начинается. Стимул Х получает стандарт:-
ный ответ Y, на который Х дает стереотипную реп-
лику.

После определенного количества ходов игра за-
канчивается развязкой, как в шахматах матом или
в футболе счетом и победой. Таким образом, игра -
это не манера поведения, не пастайм, но совокуп-
ность дополнительных трансакций,-направленных на
полезную цель. Игра <Хитрость> предоставляет прек-
расный случай, правда опасный, увидеть, что про-
исходит, когда игру прерывают. В этой игре <кошка>
все разбивает, роняет, совершает всякое свинство
и при этом каждый раз говорит: <Извините, я просто
в отчаянии!> В типичной ситуации могут быть сле-
дующие <удары>.

1. Белый опрокидывает стакан шампанского на
вечернее платье хозяйки.

2. Черный сначала реагирует гневно, но чувст-
вует (смутно), что, если покажет свой гнев, Белый
одержит верх, поэтому усаживается на место, ду-
мая, что выиграл.

3. Белый говорит: <Извините, я в отчаянии>.

4. Черный бормочет: <Ничего, пустяки>, и это
усиливает иллюзию выигрыша, победы.

После того как он прожег сигаретой скатерть,
разорвал кружевную занавеску ножкой стула, вылил
соус на палас, Ребенок Белого полон радости, что
дал свободу анальной агрессивности и к тому же
его извинения приняты, он прошен; в то же время
Черный получил награду в виде контроля над сво-
им бесконечным самообладанием. Таким образом,
каждый извлек пользу из трудной ситуации, и Чер-
ный не выражает желания прервать дружбу. Надо
отметить, что, как и в большинстве игр. Белый, ко-
торый атакует, должен и хочет победить; если Чер-
ный покажет свой гнев. Белый выигрывает, если же
Черный сдерживает себя, Белый может продолжать
пользоваться случаем. В игре кто-то должен быть по-
бедителем.

В игре <Антихитрость> требуется игрок опытный
и стремительный, который действует следующим об-
разом.

1. Белый раздавил погремушку ребенка.

2. Черный, готовый ко всему, ждет, не говоря
ни слова.

3. Белый, дезориентированный апломбом Черного,
говорит: <Я в отчаянии>.

4. Черный говорит: <Вы можете опрокидывать
стакан на платье моей жены, жечь скатерть и рвать
занавеску, выливать соус, как р прошлый раз, но
очень прошу вас не говорить при этом: "Я в отча-
янии">.

Вот теперь анальная враждебность Белого обна-
жена публично, выгодам первичным внутренним,
которые он извлекал из своих социально приемле-
мых проделок, и преимуществам первичным внеш-
ним от факта прощения - всему этому подрезаны
ноги. Теперь интересно узнать, не признает ли он
себя побежденным сразу же и не оставит ли поле
битвы, просто хлопнув дверью? Или он сдержится
и отложит реванш до другого раза? В том и в дру-

том случае Черный теперь враг и преимущества Бе-
лого в опасности.

Эта ситуация показывает, что если игра и по-
хожа на английский юмористический рассказ, в дей-
ствительности она довольно серьезна. С динамиче-
ской точки зрения задача игроков предохранить фи-
зическое равновесие, а если один побежден, это вы-
зывает его гнев или такое состояние, которое в тран-
сакционном анализе называют отчаянием (состояние,
которое с клинической точки зрения отличается
от депрессии и находит точки соприкосновения с
экзистенциальным отчаянием).

<Алкоголик> - игра довольно сложная, так как
в классической форме требует четырех участников,
которые извлекают из нее преимущества и первого,
и второго порядка. Большая игра требует пресле-
дователя, спасителя, <грушу> и <кошку>. Пресле-
дователь обычно противоположного пола, обычно
супруга, а спаситель того же пола, обычно врач.
<Груша> - кто-то нейтральный, поставщик <доволь-
ствия>, когда от него это требуют, который может
быть пассивной мишенью агрессивных и неприлич-
ных упреков. Игра может ограничиться и меньшим
количеством участников, но тогда они берут на себя
по две роли. Многие учреждения публикуют пра-
вила этой игры и расписывают в ней роли. Чтобы
быть <кошкой>, надо принять утром стаканчик...
А спаситель должен верить в Высшую Силу, ну и
так далее.

Успех спасающих организаций зависит от того,
что люди, которые предаются определенной игре,
предположительно могут играть какие угодно роли.
Такие организации могут успешно лечить людей от
пьянства и не запрещать игру <Алкоголик>. В дан-
ном случае происходит, кажется, замена роли <кош-
ки> на роль спасителя.

Давно известно, что когда спасители делают
ошибки, то <кошки> возвращаются в исходное сос-
тояние. Те люди, которые были алкоголиками, вы-
полняют роль спасителей лучше, чем те, которые
никогда не пили, потому что первые лучше знают
правила игры и лучше умеют их применять. Игра
называется <Алкоголик>, а не <Алкоголизм> потому,
что играется без бутылки.

Считается, что именно спасающие организации
(в частности <Анонимные алкоголики>) имеют на-
илучшие шансы на успех в лечении от токсикации,
лучшие, чем другие методы, включая групповую пси-
хотерапию. Ясно, что алкоголики не собираются в ро-
довые группы для психотерапии, и причину неслож-
но обнаружить. Если основное назначение группы -
помочь индивиду структурировать свое время с целью
получения максимальной выгоды и интереса, то лег-
ко понять, что каждый человек ищет группу, кото-
рая в этой перспективе подходит ему наилучшим
образом, которая с самого начала дает возможность
развиться его воображению и шансам на успех.
Если эти надежды не сбываются, человек уходит из
группы. Случается, что люди остаются в психоте-
рапевтической группе, если могут в ней играть лю-
бимую роль или видят возможность научиться луч-
шей роли.

Алкоголику нелегко вести свою специфическую
игру в группе обычных невропатов или психопатов,
и так как он не терпит, чтобы его надежды не сбы-
вались, он быстро ретируется. Алкоголик может ос-
таться в группе при соблюдении двух условий: если
врач не осознает, что алкоголик успешно манипули-
рует группой (в этом случае он не достигает успе-
хов в лечении), или если врач достаточно опытен и
помогает алкоголику стерпеть обманутые надежды,
пока не будут погашены сопутствующие конфликты.
Ну а третье условие заключается в том, что алко-
голик попадает в группу, где все играют в <Алко-
голика>.

Освоив метод социального контроля и перестав
играть в игры, пациенты часто задают себе вопрос:
<Что я стал бы делать на месте?>, то есть <Как я
стал бы структурировать свое время теперь?> Со
временем vis medicatrix naturae берет на себя ре-
шение этой проблемы, позволяя Ребенку изобретать
более естественную и конструктивную форму выра-
жения, чем оригинальная игра, к удивлению и боль-
шому удовольствию пациента. Это не значит, что
социальный контроль уже есть выздоровление, но в
благоприятных обстоятельствах он приносит явное
улучшение. Не может быть и речи, конечно, о том,
чтобы врач придумывал все новые игры для паци-

ентов <со стажем>; здесь он придерживается мак-
симы Амбруаза Паре: <Я врачую, Бог исцеляет>.
Нетрудно объяснить, почему некоторые исцелив-
шиеся алкоголики стараются ничем не выделяться
в обществе, им очень сложно понять, что бы они
<делали на месте...>, потому что они не совсем ос-
вободились от прежней роли. Искать новые роли,
сливаться с людьми, отличающимися от них, быв-
шим алкоголикам слишком трудно.

Игра <Деревянная нога> интересна и важна для
психотерапии, потому что очень велико ее соответ-
ствие культурной среде наших дней. Подобно пси-
хоанализу фобий, здесь трансакционныи анализ про-
пагандирует активную терапию: рано или поздно
наступает момент, когда пациент самостоятельно
должен спуститься в метро, пройти через мост, вос-
пользоваться лифтом, и трансакционный анализ пред-
почитает, чтобы это делайтесь раньше, а не позже.
Иногда он одобряет принцип: <Начинайте делать
необходимое, проанализируем проблему потом>. Па-
циент может ответить психиатрическим вариантом:
<Я не могу, я невропат>, как ответил бы человек .с
деревянной ногой: <Чего же вы ждете от человека
с деревянной ногой?>

В действительности врач просит пациента только
использовать то, чему он научился, и тогда, когда
он готов к этому. Очень многие невропаты питают
иллюзию, что они должны ждать окончания лечения
и получить справку, прежде чем жить в обществе,
и одна из задач врача - победить эту инерцию, если
это вопрос инерции. Люди. имеющие привычку чи-
тать статьи о психиатрии, играют вариант <Дере-
вянной ноги>, говоря о проблеме acting-out: <Хотя
я и делаю это, я не могу это проанализировать>.
Часто требуется хорошее клиническое исследование,
чтобы решить, действительно пациент не готов или
играет в <Деревянную ногу>. Так или иначе, но врач
не должен выступать против <Деревянной ноги>, разве
что при некоторых условиях. Раз в три месяца он
должен индивидуально беседовать с пациентом, ис-
пользуя Взрослого, а не Родителя. И даже если
пациент видит что-то Родительское в предложениях
врача, важно, чтобы сам врач и другие члены группы
видели Взрослый характер предложений. Некоторые

формы <Деревянной ноги> действительно вызывают
Родительский перенос у внушаемых врачей: боль-
ной, ссылающийся на слабость интеллекта, взывает
к их снобизму, ссылающийся на хрупкое здоровье -
к их симпатии, а ссылающийся на принадлежность
к этническому меньшинству - к их предрассудкам.
Следующая маленькая история раскрывает нелогич-
ность этой игры и ее социологическую противоре-
чивость в наши дни.

Господин Секундо претендовал на то, что помог
оправдать одного пациента, процитировав заключе-
ние психиатра. Пациента обвиняли в злоупотребле-
ниях по службе, но адвокат и господин Секундо до-

Господин Секундо далее рассказал, что возбудил
дело против обманувшего его компаньона, у которого
тоже были тяжелые семейные обстоятельства, боль-
ная жена, однако это не побудило господина Секун-
до прекратить дело.

В трансакционном анализе четким отличительным
свойством Взрослого является способность держать
свое слово и нести ответственность за взятое на
себя обязательство; поэтому пациента можно счи-
тать наделенным этим свойством в той мере, в какой
его Взрослый соответственно функционирует в дан-
ной ситуации. Врач выступает против <Деревянной
ноги>, когда это необходимо, и пациенты это пони-
мают, а автор не имел прецедента ухода из группы
из-за противодействия <Деревянной ноге>. Говоря
терминами структурного анализа. Ребенок может
извлекать уроки из приобретенного опыта, и, сле-
довательно, следует поддерживать, ободрять чело-
века, когда он устремляется в мир, и чем раньше, тем
лучше. Еще один силлогизм заключается в том, что
каждый человек определенного возраста, как бы он
ни был затронут с функциональной точки зрения,
содержит в себе хорошо развитого Взрослого, ко-
торому при соответствующих условиях могут быть
возвращены его полномочия. Данный силлогизм бо-
лее оптимистичен и плодотворен, чем большинство
общепринятых концепций.

Среди других названных игр <Сцена>, с криками,
с хлопанием дверьми, является классической защи-
той от сексуальных угроз между мужем и женой

или отцом и дочерью, например. Иногда это финаль-
ная стадия <Фригидной женщины> (<Ты только об
этом и думаешь>).

Игра <Это ужасно> очень печальна, в нее играют
в основном одинокие люди, коллекционеры хирурги-
ческих вмешательств.

В игру <Ты вовлек меня> играют вдвоем, и темой
ее могут быть деньги, секс или преступление; в игре
участвуют <наивный> (ты) и <кошка> (я). Тот, кто
попался, победитель. Противоположна этой игре игра
<Мне из этого не выпутаться>.

Ясно, что игры можно классифицировать по не-
скольким критериям. С нозологической точки зрения
игра <Ты вовлек меня> носит параноидальный ха-
рактер, а <Я из этого не выпутаюсь> - депрессив-
ный. С точки зрения зон <Алкоголик> - оральная,
<Хитрость> - анальная, а <Сражайтесь!> - фалли-
ческая. Можно классифицировать игры по основным
механизмам защиты, числу игроков, используемой
технике, употребляемой терминологии и т. д. Есть
игры-операции, они принадлежат к области интим-
ности. Игра, по определению, должна включать
<Трюк>, заставляя вмешиваться трансакцию второго
порядка: Операция есть прямая трансакция, кото-
рую выполняют во взаимодействии с другими, как,
например, поиски утешения и получение его. Игра
получается в случае, если человек, желая реально
получить помощь и утешение, делает вид, что хочет
совсем другого, или требует утешения, потом отка-
зывается, чтобы собеседник почувствовал неловкость.

Анализ игр не только выполняет рациональную
функцию, он придает интерес и дает жизнь серьез-
ному развитию психотерапии, как индивидуальной,
так и коллективной. Игру не следует ни принижать,
ни возвышать, просто опытный врач должен восполь-
зоваться теми преимуществами, которые она дает.

Прим е. чания

Меня часто просят дать список игр. Нужно до-
вольно длительное наблюдение, чтобы усвоить ос-
новные моменты игры, ее мотивации, дать ей наз-
вание. Изучение игр еще требует их классификации,
в этом нет ничего окончательного. Две разные игры

порой оказываются аналогичными, а сходные совсем
разными. К тому же не решена проблема, какие
игры должны сопутствовать тому или иному сцена-
рию. До настоящего времени только один сценарий
жизненного плана - <Красная шапочка> - изучен
с этой точки зрения. Чтобы описать все игры, по-
надобилась бы отдельная книга. Вышеупомянутые
игры можно дополнить: <Сделай же что-нибудь для
меня>, <Хлопоты>, <Я безупречен>, <Я же тебе гово-
рил (а)...>, <Игра в чулок> (<Посмотри, поехал чу-
лок...>), <Насилие> (<К-ак это я тебя соблазнила?
Это ты взял меня силой>), <Теперь-то я тебя держу,
негодяй> (с разными степенями жестокости).

Статья С. С. Фельдмана <Покрывающая интер-
претация> является блестящим описанием игры <Пси-
хиатрия>, где то врач-аналитик, то пациент нано-
сят первый удар. Согласно приемам трансакционного
анализа, врач или пациент восстанавливают архаи-
ческий элемент в реальных интерпретациях, а также
интересуются генетическими корнями игры в период
детства врача или пациента.

В чисто научном плане небезупречно называть
социальным и психологическим два уровня вторич-
ных трансакций, но эти термины являются самыми
содержательными, ясными и не требуют прибегать
к неологизмам.

Дезинтеграция групп <Анонимных алкоголиков>,
когда в них нет алкоголиков, подлежащих лечению,
явление, замеченное давно. Вопрос этот очень инте-
ресен и до конца неясен.

В историческом плане самой сложной является
игра <Придворный>, блестящее описание которой
приводит Стендаль в <Пармской обители>.

Глава XI
АНАЛИЗ СЦЕНАРИЕВ

Игры можно считать частью более широких и
сложных трансакционных ансамблей, называемых
сценариями. Сценарии относятся к области явлений
переноса, то есть являются производными, точнее,
адаптациями инфантильных реакций и опытов. Cue-
4. Эрих Берн 97

нарий, однако, не ограничивается простой реакцией
переноса или ситуацией переноса, но является по-
пыткой повторить в форме производной драму пере-
носа во всей совокупности, драму, разделенную, по-
добно театральным сценариям, на акты, которые яв-
ляются артистическими производными оригинальных
драм детства. С операционной точки зрения сце-
нарий представляет собой сложный ансамбль транс-
акций и по своей природе является циклическим,
но не обязательно повторяющимся, потому что пол-
ное представление может растянуться на всю жизнь.

Современная форма трагического сценария по-
строена на фантасме спасения женщины, у которой
несколько мужей подряд были алкоголиками. Потря-
сение от сценария такого типа приводит к отчаянию.
Сценарий предусматривает волшебное выздоровле-
ние мужа-алкоголика, которого в жизни почти не
случается, развод и новую попытку замужества.

С другой стороны, реалистичный и конструктив-
ный сценарий может быть источником большого
счастья, если другие члены группы хорошо подоб-
раны и правильно играют свои роли.

В практическом плане анализ сценариев требу-
ет, чтобы трансакционный и социальный материал
был организован таким образом, что пациент ясно
видит природу своего сценария. Сценарии невроти-
ков и психопатов почти всегда трагические и с уди-
вительным постоянством подчиняются правилам дра-
матургии: пролог, основное действие и развязка с
пафосом и реальным или символическим отчаянием,
которая заканчивается траурным песнопением. Сле-
дует соединить драму, происходящую в повседнев-
ной жизни, с ее историческими истоками так, чтобы
контроль индивидуальной судьбы перешел от Ребен-
ка к Взрослому, от состояния археопсихического
неосознанного к состоянию неопсихическому осоз-
нанному. В группе вскоре становится видно, что
каждый участник оценивает других, решая, смогут
ли они стать прототипами в его сценарии; он как
бы берет на себя обязанность режиссера, прежде
чем сам станет одним из прототипов.

Чтобы осуществлять эффективный анализ сцена-
риев, врач должен иметь концептуальный план, по-
строенный лучше того, которым он пользуется в

98

своих объяснениях с пациентом. Прежде всего, пси-
хоанализ не имеет никакого специального термина
для обозначения оригинальных экспериментов, отку-
да вытекают реакции перенесения. В анализе сце-
нариев называют прототипом семейную драму, ко-
торая разыгралась в первые годы жизни пациента
и не привела к удовлетворительной развязке. В клас-
сическом случае это архаическая версия драмы Эдипа,
продленная на долгие годы. Ее отголоски вновь про-
являются в виде собственно сценария, величины, про-
изводной от протокола. Но в каждой социальной си-
туации сценарий должен быть соотнесен с реальными
возможностями. Это соотнесение носит техническое
название адаптации, и вот этот адаптированный сце-
нарий пациент пытается воспроизводить в реальной
жизни, манипулируя людьми, которые его окружа-
ют. На практике термин <сценарий> покрывает про-
токол, сценарий и адаптацию. Из этих трех слов
только <сценарий> следует употреблять в группе,
как наиболее отвечающий поставленной цели и со-
держательный по смыслу.

Выбирая исполнителей своего сценария, пациент
наблюдает и оценивает других участников группы,
используя интуицию и проницательность, то есть
обычно правильно подбирает актеров на роли ма-
тери, отца, брата и других персонажей. Когда распре-
деление ролей закончено, он требует от своих собесед-
ников предусмотренных сценарием и ролью ответов.
Если в группе недостаток участников, то один че-
ловек играет две роли, если избыток, то несколько
человек могут играть одну роль или можно приду-
мать новую роль, маленькую, второстепенную.

Поведение пациента мотивируется необходимо-
стью возобновить или увеличить преимущества ис-
ходного опыта. Он может выбирать либо повторе-
ние классического конца, либо более счастливую
развязку. И так как целью анализа сценариев явля-
ется выбрать пьесу и поставить лучшую, то неважны
альтернативы в этой области. Например, установи-
ли, что неинтересно знать, сумеет ли женщина, не
добившаяся успеха в лечении отца-алкоголика, до-
биться лучших результатов в борьбе с алкоголиз-
мом своих мужей, а важно освободить эту женщи-
ну от необходимости переживать вновь и вновь свою

ситуацию и направить ее по другому пути. Это при-
менимо ко всем сценариям, которые показали свою
бесплодность.

Госпожа Каттерс иллюстрирует практические
проблемы анализа сценариев. Длительные индиви-
дуальные беседы ничего не дали: основным механиз-
мом защиты была сильно контролируемая манера вы-
сказываться, что успешно изолировало ее Ребенка, по-
этому просчитывались лишь незначительные данные,
позволяющие устанавливать ее симптоматику. Но
как только пациентка вошла в психотерапевтиче-
скую группу, она почти сразу перешла к действию:
активно участвовала в игре <Как вести себя с суп-
ругом-правонарушителем> (пастайм из серии <Ассо-
циация родителей>), систематически участвовала в
игре <Сражайтесь!> и с любопытством следила за
дискуссиями между мужчинами. А когда группа
играла в <Это ужасно>, она со смехом рассказыва-
ла о кровавых инцидентах, жертвами которых- были
ее друзья и знакомые. И таким образом за несколь-
ко недель в группе были собраны данные о ее за-
болевании, которые нельзя было получить за не-
сколько месяцев индивидуального наблюдения. Но
так как сценарии были сложными и носили личност-
ный отпечаток участников группы, понадобилось все-
таки прояснить материал в последующих беседах. Во
время одной из них госпожа Каттерс пожаловалась,
что не может защищаться от мужской агрессивности.
Врач, опираясь на имеющиеся в его распоряжении
данные, высказал мнение, что это вызвано, возмож-
но, ее гневом против мужчин. Она ответила, что это
какое-то недоразумение, что она никакого гнева про-
тив мужчин не испытывает. Она продолжала разго-
вор, описывая фантасмы при смерти своего мужа,
образцового волокиты. Однажды он попал в аварию
или какую-то переделку из-за женщины и его при-
несли домой, окровавленного и смертельно раненно-
го; так она стала для своих друзей романтическим
персонажем, трагической вдовой. Потом она стала
рассказывать о своем детстве, о том, как ее ранило
предпочтение, которое родители оказывали ее ма-
ленькому брату. Ее гнев распространялся особенно
на отца, и она думала: <Вот бы его убили, тогда
мама не бегала бы за ним>. Она. воображала, что

такая смерть поставила бы ее в особое положение
среди маленьких товарищей. Картина смерти отца
вызывала у нее особый радостный смех.

В самой простой форме ее протокол был следу-
ющим: мечты о смерти отца осуществились, хотя
она здесь была ни при чем; у его смертного одра
она испытала странное удовольствие, как и тогда,
когда пришла сказать об этом матери и видела ее
горе; она стала романтическим персонажем в глазах
своих маленьких товарищей. Эта драма возобнови-
лась в ее фантасмах по поводу мужа, но здесь от-
сутствовал один элемент: убитая горем мать. И когда
врач спросил, не играла ли какую-то роль в ее фан-
тасмах свекровь, она ответила, что это так, что пос-
ле смерти мужа она видит себя идущей объявить
роковую весть его матери, своей свекрови.

Этот протокол содержал шесть главных ролей:
она сама, отец, мать, соперник, нападающий, публика.
Он мог содержать несколько сцен, например, рев-
ность, нападение, у смертного одра, объявление о
смерти, романтическое скорбное песнопение.

Сценарий также предусматривает шесть главных
ролей: она сама, влюбленный мужчина, свекровь, со-
перница, нападающий и публика - и содержит те
же сцены и действия. Ее выбор мужа должен был
мотивировать ревность, что соответствовало сцена-
рию. Польза и преимущества, извлекаемые из про-
токола и сценария, одинаковы. Первичное внутрен-
нее преимущество касается жуткого смеха у смерт-
ного одра; первичное внешнее преимущество каса-
ется влюбленного объекта, который является источ-
ником сцены и беспокойства, а также реванша над
личностью матери. Вторичные выгоды вытекают из
наследства, а социальные преимущества - из траги-
ческой роли, которую она могла играть в своем ок-
ружении.

Ее адаптация к этому сценарию проявилась в
поведении в рамках группы в трех играх: <Муж-
правонарушитель> (<Ассоциация родителей>) (сцена
) - ревность); <Сражайтесь!> (сцена 2 - нападение)
и <Это ужасно> (сцена 3-у смертного одра). Рет-
роспективное поведение госпожи Каттерс в индиви-
дуальных беседах, манера делать заявления (сцена
4 - объявление), длинные тирады о чьем-то очаро-

вании (сцена 5 - скорбная песнь) - все это выяв-
ляло и подчеркивало ее сценарную роль. Эти воп-
росы подолгу обсуждались (правда, не так строго
и последовательно, как здесь), в результате чего па-
циентка имела довольно ясное понимание природы
сценария, к тому же она видела, как прошла часть
ее жизни, проигрывала свой спектакль. И если рань-
ше ее действия направлялись неосознанными прину-
дительными толчками, то теперь она могла осущест-
влять социальный контроль над своим поведением,
касавшимся многих окружающих ее людей. И хотя
ее Взрослый имел новый разумный подход к оценке
ее действий и ее отношений с другими людьми, сами
конфликты еще существовали. Ее положение все-
таки улучшилось не только в социальном, но и в те-
рапевтическом плане, так как теперь врач и паци-
ентка значительно больше знали, с конфликтами ка-
кого типа они имеют дело. Сексуализация смерти,
источник пристрастия пациентки к посещению клад-
бищ, не была теперь изолированным явлением, на-
ходя свое место в общей картине ее жизни; так же
обстояло дело и с другими симптомами.

В этом сценарии нет ничего странного для нев-
ропата, хотя он может показаться патологическим
людям, не привыкшим заниматься такими архаиче-
скими драмами.

То, что следует дальше, представляет реальный
ход одного сценария, протокол которого полностью
невозможно было прояснить из-за технических труд-
ностей.

Господин Кинз, холостой, двадцати пяти лет, при-
ехал в Нью-Йорк провести уик-энд и развлечься.
Он приехал рано утром, немного усталый и нервный,
и, решив взбодриться, зашел в бар. Там он завязал
разговор с какими-то подозрительного вида мужчи-
нами, которые, как он надеялся, помогут ему раз-
добыть девицу. Он сказал им, что у него только де-
сять долларов, но они ответили, что этого доста-
точно. Они посадили его в свою машину и повезли
в порт на берегу реки, где не было ни одной живой
души. В разговоре он сказал, что у него с собой
охотничий нож, они попросили его показать. Через
несколько минут машина остановилась и сидевший
на заднем сиденье мужчина обхватил сзади шею

господина Кинза, в то время как другой приставил
к его горлу отобранный нож. Они потребовали деньги,
и он, с трудом вытащив из кармана бумажник, от-
дал его. Выпотрошив содержимое, бандиты уехали,
помахав рукой. Господин Кинз вытер кровь и пошел
искать полицейского. Но он рассказал свою историю
так сбивчиво, а вид у него был такой жалкий, что
полицейский не очень удивился случившемуся. За-
писав необходимые детали, он отпустил потерпев-
шего, пожав плечами.

Подав жалобу о краже, господин Кинз поел не-
много и, не дав себе труда почистить одежду, явился
к дверям клуба своего отца. Швейцар не знал его и,
вытаращив глаза, послал мальчика объявить о его
приходе. Отец принял его в библиотеке, где он си-
дел с несколькими деловыми людьми, респектабель-
ными и консервативными. Господин Кинз не торо-
пился объясниться по поводу своего внешнего вида,
а когда отец спросил, ответил, что ему чуть не пе-
ререзали горло. Отец пригласил его в кабинет на
втором этаже привести себя в порядок. Господин
Кинз умылся, переоделся, спустился к отцу, вежли-
во попрощался с ним и его друзьями и ушел на
поиски новых развлечений.

Интересно отметить, что бандиты не боялись, что
господин Кинз предпримет поиски или потеряет го-
лову от гнева.

Рассказывая эту историю, господин Кинз отри-
цал, что провоцировал бандитов, и не хотел признать,
что его действия были необычны. Но прежде всего
господина Кинза интересовало своеобразное испы-
тание, которому он подвергал своего отца, явившись
в таком виде в клуб. Ему важно было узнать, выго-
нит его отец или нет, а если выгонит, то как именно.

Было очевидно, что господин Кинз хорошо по-
добрал своих <актеров>: не так просто найти в ре-
альной жизни людей, которые расположены пере-
резать кому-то горло за десять долларов. Он дал
им не только предлог, но и оружие.

Протокол этой части сценария неизвестен. А вот
последний акт более доступен.

Господин Кинз был ребенком с ранним разви-
тием, и вот однажды он прибежал в комнату, где
находились отец и его друзья, показать им свой оче-

редной подвиг. Но никто не удивился и не восхи-
тился, и он не мог забыть своего отчаяния из-за
этого. Во всяком случае, господин Кинз стал про-
фессионалом в такого рода спецэффектах: он спро-
воцировал насилие над собой и явился к отцу. Он
по своей воле попадал в самые опасные ситуации.
А между тем, когда его Взрослый держал власть в
своих руках, это был очень мягкий, любезный и скром-
ный молодой человек.

Имея достаточный опыт, можно достигнуть хо-
рошей диагностической проницательности при ана-
лизе сценариев.

Следующий пример иллюстрирует развитие цело-
го сценария в течение нескольких секунд.

Госпожа Сейерс, тридцатилетняя мать семейства,
сидела на диване, а госпожа Каттерс - между нею
и столом, стоящим в углу, как показано на рис. 10.
Это была группа начинающих, и Сейерс подробно

С
с

Женщина

Протягивает
руку к стопу

<- 1 Господин
Женщина j ТрУа J Мужчина

ильница на столе -" - J /

Пепельница на столе

J Дверь

Рис. 10. Диаграмма занятых мест
104

рассказывала о своих проблемах с мужем. Внима-
ние как раз было обращено на господина Труа. По-
среди какого-то диалога между госпожой Каттерс
и господином Труа госпожа Сейерс протянула руку
перед госпожой Каттерс, чтобы взять стоявшую на
столе пепельницу. Не рассчитав движения, она по-
теряла равновесие и чуть не упала с дивана, но во-
время удержалась, с коротким смешком пробор-
мотала: <Извините> и закурила. В этот момент гос-
пожа Каттерс прервала реплику и тоже сказала:
<Извините>.

С описательной и объективной точки зрения по-
ведение госпожи Сейерс можно понять следующим
образом, поделив на эпизоды.

1. Пока другие разговаривают, я покурю.

2. Чтобы не беспокоить соседку, я возьму пе-
пельницу.

3. Я чуть не упала.

4. Я удержалась вовремя, смеюсь и извиняюсь.

5. Кто-то тоже извиняется, но я не отвечаю.

6. Я усаживаюсь и погружаюсь в свои мысли.
При более субъективной интерпретации в этом
эпизоде просматриваются взаимоотношения как тай-
ные, так и явные (последовательность трансакций).

1. Другие меня не знают, буду уступать.

2. Я показываю свою застенчивость.

3. Как всегда, все не очень удачно.

4. Выказав неловкость, я исправила дело и из-
винилась.

5. Моя неловкость так все портит, что другие
чувствуют себя плохо.
6. Буду сидеть как можно тише.
Поразительно в этом случае отсутствие внешних
эффектов при наличии сильных эмоций и психоло-
гических взаимодействий. Драматургию этой малень-
кой пьесы из шести эпизодов можно назвать траги-
ческой: несмотря на отсутствие пафоса, она закан-
чивается скорбным песнопением отчаяния и явля-
ется символом всей жизни госпожи Сейерс. Ее ис-
тория поддается четкому структурному анализу: Ре-
бенок, полный затаенных желаний, подавлен Роди-
телем, Взрослый, взвешивающий свои поступки, по-
является ненадолго и в конце концов погружается
в архаические фантасмы.

На базе трансакционного анализа, анализа игр
и анализа сценариев можно выстроить динамиче-
скую теорию социальных связей, которая дополня-
ет теорию биологическую и экзистенциальную, из-
ложенную в главе VIII. В любом социальном объе-
динении, состоящем хотя бы из двух человек, каж-
дый индивид старается войти в такие взаимоотно-
шения и связи, которые соответствуют его люби-
мым играм; он старается играть в игры, которые
связаны с его сценарием; он старается извлечь са-
мое большое преимущество из каждого ангажемента.
И наоборот, он выбирает или ищет те объединения,
которые обещают ему самые большие преимущества;
ищет тех людей, которые ему нужны или играют
в те же игры; для интимных отношений подбирает
тех люДей, которые способны исполнять роли в его
сценарии. Так как в социальных связях доминирует
сценарий, производный от протокола, базирующегося
на опыте индивида с учетом поведения его родите-
лей и его детства, то именно этот опыт определяет
в лервую очередь каждый ангажемент и выбор каж-
дого объединения. Это утверждение имеет более об-
щий характер, чем привычная теория перенесения,
которую оно напоминает, потому что оно применимо
ко всем ангажементам во всех социальных объеди-
нениях без исключения, ко всем трансакциям, струк-
тура которых не зависит только от окружающей
среды. Это может проверить любой квалифициро-
ванный наблюдатель, и такая проверка не требует
ни длительного подготовительного периода, ни осо-
бых условий.

Каждое человеческое существо, вступившее в этот
мир, является пленником своего сценария, но на-
дежда и ценность человечества в том, что Взрослый
может освободиться от этой зависимости, когда она
ничего не стоит.

Примечания

Прототипами многих хорошо изученных сцена-
риев являются образцы древнегреческой литера-
туры, а вот сценарий <Красной шапочки> наилуч-
шим образом отвечает современной жизни.

Центральные сцены сценария госпожи Сейерс
иллюстрируют концепцию мазохизма, как ее опре-
делил Берлинер. Когда госпожа Сейерс вернулась,
чтобы продолжить лечение, она сохраняла в памя-
ти эту интерпретацию.

Наблюдатель, желающий проверить теорию соци-
альных связей, должен иметь клинический опыт или
образование. Отрицательное мнение, высказанное
неквалифицированным наблюдателем, сходно с мне-
нием человека, впервые подошедшего к телескопу
и не увидевшего ничего нового. Чтобы использовать
инструменты, надо учиться.

Чувство персональной значимости, которое не
является ни фарисейством, ни моральным предрас-
судком, рассматривается как Взрослый, а не Роди-
тельский феномен в связи с его исторической и гео-
графической универсальностью, автономной эволю-
цией, вероятностными оценками поведения.

Среди трудов, касающихся невроза перенесения
(трансферта), работы Глойера ближе всех касают-
ся идеи сценария. (Например, описанная им исто-
рия эволюции пациента, которая привела к разви-
тию невроза инфантильности, была представлена в
кабинете врача. Пациент играет роль импрессарио,
используя, как ребенок в яслях, все подходящие для
сцены предметы, которые его окружают в кабинете,
и в первую очередь самого врача-аналитика. Глойер,
однако, упоминает только то, что происходило в
кабинете.)

Глава XII
АНАЛИЗ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ

К анализу взаимоотношений прибегают особенно
часто при изучении супружеских и других связей.
В этих ситуациях он позволяет сделать некоторые
предвидения, полезные и убедительные суждения.
На практике, однако, этот анализ надо использовать
с осторожностью, так как пациент может расценить
его как неподобающее вторжение в свои личные ре-
шения. Но как домашнее задание для студента или
врача он представляет собой прекрасное упражне-

107

ние, позволяющее научиться четко различать три ти-
па состояния Я.

В случае господина Кинза анализ отношений был
предпринят как средство вмешательства, специально
в тот момент, когда пациент был на пороге завязы-
вания новых связей, грозивших ему гораздо худ-
шими последствиями, чем предыдущие. Так как у
пациента была тенденция вновь и вновь проигры-
вать свой опасный сценарий, было решено, что он
завяжет отношения с врачом-психотерапевтом. Вза-
имоотношения между господином Кинзом и врачом
были достаточно ясными, чтобы реальные внешние
угрозы не смешивались с врачебными попытками
предостеречь его от боли. Но в голове господина
Кинза была другая игра, заставлявшая его пренеб-
регать врачебной озабоченностью.

Молодая женщина, госпожа Уллиф, по описанию
господина Кинза, была недалека от самоубийства;
в клиническом плане это сопровождалось депрессией,
чувством беспомощности, и можно было предвидеть,
что намечающаяся связь будет нездоровой. Но это
была <великая любовь>, и господин Кинз решил до-
биться хотя бы частичного социального контроля
над ситуацией на том уровне знания принципов
структурного анализа, которым владел. Он уже от-
давал себе отчет в том, что отношения между людьми
имеют мотивацию и определенную структуру, кото-
рая определяет их эволюцию и функцию.

На рис. 11,а представлены две диаграммы,
которые представляют Кинза и Уллиф. Точка зре-
ния Кинза была следующая: куда бы она ни при-
ходила, мужчины ухаживают за ней, но не по сек-
суальным мотивам, а чтобы заботиться о ней. Они
ходили вместе в <Карнеги холл>. Посреди концерта
она объявила, что очень устала и не может дольше
оставаться, а он только вошел в великую музыку,
и ему трудно было ее понять. Ей все время нужны
деньги, и она предпочла бы человека богатого, но
не хочет слышать, как он добывает деньги. У нее
помрачение рассудка, она была у психиатра, но бро-
сила это, потому что он безразличен. Она хочет стать
музыкантшей. Господин Кинз, как и его отец, больше
интересуется делами и думает, что женщины тоже
должны иметь практический ум. Она хочет рисовать.

а) Две несвязанные личности

Каттерс

Рис. 11. Анализ отношений

Он видел ее работы и думает, что это выражение ее
помрачения; он ей это сказал, и она обиделась. Она
не выносит критики. Она настолько чувствительна,
что иногда должна запираться в своей комнате на
несколько дней и никого не видеть. Она надеется,
что он ее поймет, а он сказал, что вряд ли все это
вынесет.

С этими данными можно было начинать анализ,
при необходимости задавая дополнительные вопросы.
Диаграмма была дополнена рис. 11,6. Здесь

представлены абстрактные, теоретически идеальные
отношения, при которых каждый из партнеров на-
ходится в дополнительных отношениях с каждым
из аспектов другого так, чтобы удовлетворительные
трансакции могли иметь место вдоль девяти воз-
можных векторов в двух направлениях. Если, на-
пример, Родитель господина Кинза посылает стимул
в направлении Ребенка Уллиф, тот даст подходя-
щий отиет, и наоборот. Это означает, что все транс-
акции между двумя партнерами будут дополнитель-
ными. Первый изученный вектор был <Родитель
Кинз - Ребенок Уллиф>. Что касается Родителя,
Кинз был неточен, демонстрировал поведение, свой-
ственное скорее Взрослому или Ребенку. И прихо-
дилось анализировать все состояние по каждой сос-
тавляющей, иначе неточный анализ привел бы к ис-
каженному пониманию отношений.

Когда эта трудность была преодолена, выясни-
лось, что Кинз видел в Уллиф своего рода обломок
кораблекрушения, бродяжку, нуждавшуюся в его пок-
ровительстве. Родительское благородство господина
Кинза было хорошо известно, у него было много
неприятностей от этого. Уллиф же была чувстви-
тельна к таким проявлениям. Было сделано заклю-
чение, что вектор <Родитель Кинз - Ребенок Уллиф>
соединительный. Имелось, однако, исключение. Ког-
да Уллиф самоизолировалась. Родитель Кинза не
мог заботиться о ней, то есть в векторе есть разрыв.
На рис. 11,в представлен реальный анализ отноше-
ний (как на рис. II, б, но с чертой). Материал для
изучения вектора <Родитель Кинз - Взрослый Ул-
лиф> касался в первую очередь желания Уллиф
стать художницей. С Родительской точки зрения
господин Кинз не был к этому расположен. Поэтому
вектор <Родитель Кинз - Взрослый Уллиф> был
вычеркнут из диаграммы отношений. Вектор <Роди-
тель Кинз - Родитель Уллиф> 1 тоже ничего не
обещал и был вычеркнут - два друга не имели тен-
денции морализировать вдвоем. Вектор <Взрослый
Кинз - Ребенок Уллиф> VI концентрируется вокруг
образа жизни госпожи Уллиф. В рациональном пла-
не господин Кинз не одобрял ее хозяйственные спо-
собности, вредные привычки в отношении питания,
добровольные заточения на несколько дней, неспо-

собность переносить критику. Исключили вектор
<Взрослый Кинз - Ребенок Уллиф>. <Взрослый
Кинз - Взрослый Уллиф> V не стоит лучшего. Она
интересовалась искусством, он - деловой жизнью и
авиацией, и они не могли подолгу с энтузиазмом
обсуждать совместные планы. Вектор <Взрослый
Кинз - Родитель Уллиф> был нейтральным, так как
нельзя было выявить никакой Родительской актив-
ности с ее стороны: не было ни материнских сове-
тов, ни поддержки в деятельности партнера. <Ребе-
нок Кинз - Родитель Уллиф> VII был исключен по
той же причине. Она и не пыталась ни покровитель-
ствовать, ни заводить разумных разговоров, что ис-
ключало и вектор <Ребенок Кинз - Взрослый Ул-
лиф> VIII. Осталось выяснить отношения <Ребе-
нок Кинз - Ребенок Уллиф>. Сценарий господина
Кинза предусматривал, что он будет соблазнен жен-
щиной и покинут самым неприятным образом, пре-
дусматривалось даже вмешательство третьего лица.
С другой стороны, и в игре Уллиф фигурировали
эксплуатация мужчиной, затем разрыв и самозато-
чение. Кто кого будет соблазнять и покидать, было
не совсем ясно, поэтому вариант <Ребенок Кинз -
Ребенок Уллиф> вряд ли состоятелен.

В конце анализа остается назвать вектор <Ро-
дитель Кинз-Ребенок Уллиф> III (рис. 11,в). Сам
господин Кинз решил, что он ничего не обещает,
он решил порвать с госпожой Уллиф.

Отношения госпожи Каттерс с одной из ее под-
руг были проанализированы по причинам, которые
здесь нет необходимости называть. Здесь опять рис.
\,а и 11,6 были выполнены произвольно, а конеч-
ный результат показан на рис. 11,в (векторы оциф-
рованы, как и раньше).

Женщины заботились друг о друге во время бо-
лезни, поддерживали друг друга при депрессиях,
поэтому векторы <Родитель Каттерс - Ребенок
Бэт> III и <Родитель Бэт - Ребенок Каттерс> VII
были дополнительными и соединяющимися. Они не
щадили себя при выполнении своих практических
планов, что делано векторы <Родитель Каттерс -
Взрослый Бэт> II и <Родитель Бэт - Взрослый
Каттерс> IV прочными. Разумные дискуссии на эти те-
мы были взаимно удовлетворительными для <Взрос-

лого Каттерс - Взрослого Бэт> V. Бывая вдвоем в
обществе, они вместе со всеми предавались пере-
судам и морализированию (соответственно <Роди-
тель Каттерс - Родитель Бэт> 1 и <Ребенок Кат-
терс-Ребенок Бэт> IX). И наоборот, они спорили,
когда одна из них совершала импульсивный посту-
пок, что соответствовало <Взрослому Каттерс - Ре-
бенку Бэт> VI и <Взрослому Бэт - Ребенку Кат-
терс> VIII, так как Родительская критика принима-
лась ими как элемент их игры. И только рациональ-
ный подход вызывал трудности. Следовательно, ис-
ключением являлись <Взрослый Каттерс - Ребенок
Бэт> VI и <Взрослый Бэт - Ребенок Каттерс> VII.

В данном случае отношения имели исключитель-
но стабильную структуру, потому что семь из де-
вяти векторов совпадают. Историю их длительной
и счастливой дружбы подтверждают и результаты
анализа.

Таким образом, были представлены примеры на-
иболее простого и распространенного анализа отно-
шений. так как довольно редко требуется более слож-
ный и углубленный анализ. Нетрудно понять, что
имеются другие количественные и качественные оцен-
ки, которые должны быть изучены при углубленных
подходах. С качественной точки зрения существу-
ют четыре вида отношений: люди, хорошо понима-
ющие друг друга; люди, которые не могут перено-
сить друг друга; люди, любящие спорить и противо-
речить; и, наконец, люди, которым нечего сказать
друг другу. Такие варианты могут быть соответствен-
но определены как симпатия, антагонизм, антипатия
и безразличие, и они широко используются в ана-
лизе игр.

Качественный анализ пользуется и техникой век-
торов. Пример приводится на рис. 12,а, где качества
представлены условно: симпатия - широкой линией,
антагонизм - зигзагом, антипатия - линией с чер-
точкой, а равнодушие - очень тонкой линией.

Количественный аспект интересуется интенсив-
ностью каждого вектора, что также может быть
представлено в виде диаграммы. В данном случае
лучше использовать двойные линии, так как допол-
нительные векторы могут иметь разную силу: нап-
ример, <Родитель Каттерс - Ребенок Бэт>. Когда

Господин Жимбел

Госпожа Долид

а) Качественный анализ отношений
Каттерс

Родитель - Родитель:
моральный конфликт

Взрослый - Взрослый:
мало взаимных
интересов

Ребенок - Ребенок:
взаимное
разочарование

Родитель - Ребенок:
спасатель - жертва

б) Количественный анализ отношений
Рис. 12. Количественный и качественный анализ отношений

Бэт заболела, ей требовалось меньше внимания, чем
оказывала Каттерс (рис. 12,6).

Третье осложнение касается количества матери-
ала, которым располагают. Анализ отношений не-
молодой супружеской пары требует непрерывной
бдительности, все возрастающей по мере того, как
продвигается лечение.

Эти сложности, однако, имеют значение только
с академической точки зрения. В таком ракурсе
анализ отношений может показаться трудно опреде-
ляемым и сомнительным. На практике же тип прос-
того анализа, используемого в случае, например, гос-
подина Кинза и госпожи Каттерс, обеспечивает оби-
лие удивительной информации и дает очень ценное
средство предвидения и суждения, со степенью точ-
ности порядка 80-90 %. Эта процедура позволяет
удивительно точно предвидеть ситуацию в разные
моменты в течение отношений и финальный исход.
И так как в реальной действительности не сущест-
вует ничего похожего на взаимоотношения в ста-
тическом смысле, а есть только переменчивое пре-
обладание возможных девяти векторов, просто необ-
ходимо делать анализ отношений, если требуется
понять, что может произойти.

Часть третья
ПСИХОТЕРАПИЯ

Глава XIII
ТЕРАПИЯ ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ ПСИХОЗОВ

1. Психозы активные

Общее понятие функциональных психозов охва-
тывает все состояния, диагностируемые в настоя-
щее время как маниакально-депрессивные и шизо-
френические. Однако, учитывая психотерапевти-
ческие цели, здесь не приводится их каталогизация
в качестве различных нозологических сущностей,
они рассматриваются лишь как состояния в рамках
структурного анализа. С этой точки зрения сущест-
вуют две формы психозов: активные и латентные.
Психозы латентные называются также психозами
компенсационными, психозами ослабленными, ши-
зофренией амбулаторной и препсихопатией.

Автор называет психоз активным, если Ребенок
имеет исполнительную власть, оставаясь одновре-
менно Самим подлинным, в то время как Взрослый
совсем смещен. При таких характерных заболева-

ниях, как психопатия и паранойя, Взрослый сильно
заражен Ребенком и сотрудничает с ним, но не яв-
ляется замещенным, и его действия и мотивации
подчинены восприятию с ограниченным реальным
опытом. То же относится к мании величия и к лег-
кой депрессии. Все эти состояния могут открывать
выход на активный психоз. Ситуация Родителя из-
меняется, и именно она окончательно определяет
неспецифическую форму психоза. Например, при
циклических маниакально-депрессивных состояниях
Родитель, сильно смещенный, сначала исключается
Ребенком, затем вновь возвращается на передний
план. Можно определить остановку активного пси-
хоза как восстановление, или возведение Взрослого
в роль распорядителя исполнительной власти и в
состояние Сам подлинный. При достижении этого
результата устанавливают новый диагноз латент-
ного психоза, который требует и другого терапев-
тического подхода. Этот процесс уже комментиро-
вался в случае госпожи Прим и госпожи Тетар.
Случай господина Труа сложнее, потому что его
психоз был с клинической точки зрения латентным,
но не был остановлен в том смысле, как было ска-
зано выше; вернее сказать, что он был компенсиро-
ван, так как в его случае именно Родитель, а не
Взрослый контролировал исполнительную власть и
оставался в качестве Самого подлинного. Это раз-
личие очень важно, потому что, если психоз был
латентным, его не могли рассматривать как таковой.
Для лечения латентного психоза нужен врач-союз-
ник в лице Взрослого с нормальным функциониро-
ванием. Вот такого союзника и не было в случае
господина Труа. Поэтому очень долго единственным
выходом было терпеть доминирующего Родителя, бу-
дучи не в силах ничего предпринять для Ребенка,
сколько лет, чтобы Взрослый стал достаточно ак-
тивным и смог потребовать, не взирая на протесты
Родителя, ликвидации неправомочного состояния
Ребенка. И хотя курс лечения госпожи Прим не
имел клинического значения из-за нестабильности,
он явился примером принципов, применяемых в ле-
чении активных психозов. Эти принципы покоятся
на равновесии полномочий.

Психоз обусловлен тем фактором, что основные
доминирующие полномочия переходят к Ребенку, а
Взрослый становится недоступен, потому что, что
бы ни говорилось нужного и полезного, это воспри-
нимается Ребенком. Многое зависит от расположен-
ности Ребенка к врачу. Но сложность ситуации в
том, что Ребенок знает: все обращения к Взрослому
касаются его. Ребенка. И еще хуже, когда Ребенок
находится в помрачении и не способен оценить си-
туацию, чем и объясняются иногда острые случаи
психоза, редко поддающиеся психотерапии, потому
что пациент труднодосягаем.

Эта аналогия еще раз подчеркивает тот факт, что
с прагматической точки зрения следует начинать ле-
чение с анализа социальной реальности и феноме-
нологического состояния Я; это позволит установить
два первых терапевтических правила. 1. Чтобы пред-
принять психотерапию, надо выбрать период наи-
меньшего помрачнения. 2. Никакая психотерапев-
тическая инициатива не должна быть предпринята
до тех пор, пока пациент не познакомится как сле-
дует с врачом, и такая возможность должна быть
ему предоставлена. Все хорошие врачи знают эти
правила интуитивно или благодаря клинической прак-
тике. Кажущиеся исключения, например, некоторые
случаи, описанные в работах Розена, скорее под-
тверждают, чем опровергают эти основные принципы.
И совершенно очевидно, что желательно сменить вра-
ча, если пациенту не удается победить неприязнь к
нему. Для врача в этом нет никакого поражения, в
конце концов, не каждый врач может завязать дружбу
с кем угодно.

После периодов активности Ребенок начинает ус-
тавать, и Взрослый становится более доступным.
Если вы дали возможность Ребенку освободиться
от болезни, он склонен правильно передать ваше
послание, а если вы позволили ему поплакать, он
может стать вашим другом и не только передать
ваше послание, но и проводить вас к своим старшим
родственникам. Он может позволить даже себя дуб-
лировать. А хорошее обращение с Ребенком - дей-
ственное средство, чтобы привлечь внимание взрос-
лых, если вы хотите по-взрослому поговорить с ними.
Эти замечания подводят к формулировке следующих

правил при лечении активных психозов. 3. Сначала
надо позволить Ребенку действовать по его усмот-
рению. 4. Первый же выход к Взрослому, первое об-
ращение к нему должно быть сделано в подходящий
момент на бесспорном и твердом Взрослом языке.
Власть и полномочия Ребенка теперь иссякли, а у
Взрослого надлежащим образом активизировались,
поэтому, если немного повезет, преобладание Взрос-
лого закрепится. Каждый раз, когда это реализует-
ся, срабатывает кумулятивный эффект, но конеч-
ный результат будет зависеть и от мнения Ребенка
о процедуре во всем ее объеме. Но если внешние
воздействия и влияния продолжают его травмиро-
вать и беспокоить, трудности могут оказаться не-
преодолимыми. Поэтому в очень многих случаях лю-
ди, окружающие пациента, сами должны пройти курс
групповой психотерапии, и это может быть лучшим
подходом к лечению.

Вот коротко те основные положения, которые
относятся к начальным фазам психотерапии психо-
зов с учетом идиосинкразий. Эти правила кажутся
банальными, но они неизбежны; структурный ана-
лиз не вносит много нового в эту фазу, но освещает
проблему более ясно.

Идиосинкразии многообразны и требуют особого
подхода. В случае госпожи Прим первая стадия не
была преодолена из-за невозможности лечения ин-
дивидуальным образом. Но правила соблюдались и
во время консультаций. Ни одно неосторожное слово
не было адресовано ей в период острой фазы, так
как это могло быть воспринято как грубый прием
и еще более обострило бы болезнь.

Врач не говорил с ней до тех пор, пока (1) она
не почувствовала себя нормально, слыша чужие го-
лоса; она имела возможность (2) наблюдать и изу-
чать врача; первый вопрос врача о голосах был об-
ращен к Ребенку и давал разъяснения его поведе-
ния; после того как Ребенку была дана возможность
оценить врача и (3) высказаться, врач сделал по-
пытку заговорить со Взрослым-, при этом (4) его
манера говорить была объективной и твердой, чтобы
привлечь внимание Взрослого и не очень беспокоить
Ребенка.
А особенность госпожи Тетар заключалась в том,

что она не могла прекратить разговор. Решение было
(3) отвлечь Ребенка, возвратить разговор к началу
беседы и (1), когда Взрослый почувствовал себя
достаточно хорошо, поддерживать его в этом состо-
янии хотя бы в течение половины сеанса. И уже
есть доказательства успехов на этом пути решения
проблемы. Есть и другие особенности в поведении
больных, но вышеизложенные правила действуют.

Если пациентка яростно атакует врача, он может
только ловко уклониться от удара, а затем (2) по-
казать, что он обо всем этом думает. Если он или
она не окажутся на высоте положения, будет луч-
ше, если врач не возьмется за лечение. Если Ребенок
требует, чтобы врач сел вместе с ним на пол, прежде
чем обратиться к Взрослому, то лучше (3) сделать
так, как хочет Ребенок, но затем (4) обратиться к
Взрослому, а не к Ребенку. Это значит, что врач не
должен начинать анализировать действия Ребенка,
потому что Взрослый еще не готов сотрудничать с
ним в выполнении этого анализа, а главная цель
врача - Взрослый.

Сравнительно просто определить технику реаби-
литации Взрослого, значительно сложнее выстроить
теоретический аспект этой проблемы. Поэтому на
данном этапе изложения самым плодотворным было
бы сказать следующее: если в активном психозе Взрос-
лый лишен полномочий, как во время сна, и их мож-
но вернуть ему посредством сенсорной и соответст-
вующей социальной стимуляции, то для неопсихики
самой адекватной и самой избирательной стиму-
ляцией является вопрос или точное и объективное
замечание, выбранное таким образом, чтобы исклю-
чить одновременную стимуляцию двух других систем.

2. Латентные (скрытые) психозы

Латентный психоз, как все латентное, позволяет
только предполагать о своем существовании. Можно
утверждать наличие латентного психоза, когда пред-
положительно установлено, что у Ребенка является
дефектной способность к связям. В зависимости от
состояния границ будут иметь место либо патоло-
гия зон, через которые Взрослый активно заражен,

119

либо взрывы, во время которых Взрослый временно
смещен, либо и то и другое одновременно. Лечение
латентных психозов преследует двойную цель и яв-
ляется самым убедительным в психиатрии тестом
на врачебный профессионализм. Следует, прежде
всего, очистить границу между Взрослым и Ребенком
и укрепить ее. Это цель структурного анализа. Если
Родитель сильно наделен полномочиями, как в ма-
ниакально-депрессивных состояниях, то врач и, по-
зднее, Взрослый пациента должны сыграть еще и
роль преграды между Родителем и Ребенком, когда
один из них будет нетерпим к другому. Вторая цель,
скорее психоаналитическая, заключается в том,
чтобы ликвидировать состояние смущения Ребенка.

В случае господина Секундо Родитель имел от-
носительно ограниченное влияние, так как отец гос-
подина Секундо умер, когда пациент был очень мо-
лод и его отношения с другими мужчинами были
слабы; мать уделяла ему мало внимания, так что в
целом экстеропсихические влияния были слабы. За
небольшим исключением - поэтому его Родитель
был неестественный и мнимый - и его полномочия
ограничивались вопросами денег и собственности.
Следовательно, лечение касалось исключительно от-
ношений между Взрослым и Ребенком. И три пер-
вые задачи, выполненные успешно, так как в обыч-
ное время Взрослый был достаточно полномочен,
состояли в том, чтобы: а) обеззаразить Взрослого,
б) уточнить, с) укрепить границу с Ребенком.

Когда господин Секундо делал или говорил что-
то на уровне ниже своего интеллекта, ему говорили,
что это Детское (не ребяческое) поведение для та-
кого одаренного человека, как он. Например, когда
он вообразил, что Служба наркотического надзора
не могла бы ему запретить хранить морфий, кото-
рый оставляли некоторые его клиенты, то эта идея
на первый взгляд казалась относящейся к его Взрос-
лому состоянию; но когда он попытался ее рацио-
нализировать, то не составило труда противопоста-
вить ему его же собственные юридические знания.

Процесс обеззараживания проиллюстрирован на
рис. 13. На рис. 13,а показано первоначальное от-
ношение пациента к морфию: некоторые архаиче-
ские идеи, которые на самом деле относятся к Pe-
rn

Взрослый ] 1 Взрослый
iffgff / <Эксперимент>~~<

Ребенок 1 1 Ребенок

а) Перед лечением

б) После лечения

Рис. 13. Деконтаминация
(обеззараживание)

бенку, заключены внутри границ Я Взрослого, ра-
ционализированы и восприняты как Взрослые.

На рис. 13,6 показана ситуация после обезза-
раживания: зона смущения исчезла. И это означает,
что идеи пациента относительно морфия не соот-
ветствуют Я Взрослого. Собственно обеззаражива-
ние здесь останавливается. Как только Взрослый на-
чинает понимать свою ситуацию отчетливо, уже он
принимает решение, как поступать лучше всего.

Терапевтическая польза заключается в том, что
пациенту возвращена способность принимать реше-
ния, зная об их последствиях. И теперь врачу сле-
довало подготовить его к следующему этапу лече-
ния (с точки зрения трансакционного анализа его
псевдоупрямство составляло часть игры, но этот ас-
пект умышленно игнорировался на начальной ста-
дии лечения, как у всех латентных психопатов).

Чем больше было зон обеззараживания, тем в
большей степени Взрослый господина Секундо мог
оценивать свои действия. Следующая фаза состояла
в том, чтобы уточнить и укрепить границу между
Взрослым и Ребенком. Врач беседовал с Ребенком,
как понимающий Взрослый, имеющий психодина-
ческое образование. Когда говорил Взрослый па-

циента, врач слушал его, как опытный наблюдатель,
и все пересекающиеся трансакции анализировались
немедленно.

Например, врач спросил у Ребенка. <Зачем вы
рассказываете мне все это?> Пациент ответил: <Я
хотел вам сказать, чтобы вы улепетывали и оста-
вили меня в покое>, а потом поторопился приба-
вить: <Я не хотел этого говорить!> Врач спросил, кто
сказал последнюю фразу, и пациент ответил: <Мы
оба>, указывая и на Взрослого, и на Ребенка. Тогда,
обращаясь к Взрослому, врач спросил, действительно
ли он верит, что врач ушел бы под предлогом, что
Ребенок (потому что это был он) сказал: <Оставьте
меня в покое?> Разумеется, в самом деле он так не
думал. Он так подумал, будучи на мгновение зара-
жен Ребенком, последний же испугался, увидев во
враче не объективного Взрослого, а непримиримого
Родителя. Граница между Взрослым и Ребенком не
могла сопротивляться внезапной вспышке тревоги
и на мгновение уступила. Последующая дискуссия
послужила укреплению еще слабой границы. Рис.
14,а, б, в дают точную схему ситуации. Уже не было
необходимости рисовать ее на доске для пациента,
так как к этому моменту он привык сам делать та-
кие анализы устно.

Активизация - характерная особенность струк-
турного анализа. Взрослого можно сравнить с мыш-
цей, сила которой увеличивается от тренировок. Ког-
да пройдены фазы обеззараживания и очистки гра-
ниц, пациент может использовать Взрослый конт-
роль. Он должен научиться доверять своему Взрос-
лому вести игру в течение сравнительно длитель-
ных периодов. Ребенок может частично сотрудни-
чать по трем причинам: из-за преимуществ реаль-
ного опыта, которые он начал ценить; потому что
ему позволено себя выразить в благоприятных об-
стоятельствах; потому что он может более свободно
обсуждать все проблемы с врачом. Взрослый не обес-
печил себе окончательного перевеса, но возможность
выбора увеличилась. Это он, а не Ребенок с возрас-
тающим авторитетом решает, когда может выступать
Ребенок.

В дальнейшем уже не Взрослый и Ребенок вы-
полняют Родительские требования врача, но Взрос-

Пациент Терапевгг

а) Дополнительная

трансакция. Тип III
Стимул: <Какое впечатление это
производит на вас?>

Ответ 1: <Оставьте меня в покое>

б) Скрещивающаяся

трансакция. Тип III
Стимул: <Какое впечатление это

производит на вас?>
Ответ- 2- <Я не хотел говорить
"оставьте меня в покое"

Стимул

Пациент Терапевт

в) Дополнительная трансакция. Тип 1
Стимул: <Вы серьезно думали,

что я вас покину?>
Ответ 3: <Нет>

Рис. 14. Укрепление границы между Взрослым ч Ребенком

лый сам выполняет добровольно взятые на себя обя-
зательства. Врач не старается прекратить acting out
пациента, это не его дело. Родительские функции
могут осуществлять мать пациента или его духов-
ник, врача же интересует, чтобы пациент мог вы-
полнять свою роль Взрослого и вписывать свой acting

out в пределы, приемлемые с экономической точки
зрения; и с помощью имеющейся в его распоряже-
нии техники врач стремится помочь пациенту дей-
ствовать таким образом. Врач и пациент при этом
должны работать рука об руку, соблюдая, однако,
достаточную дистанцию. Оба должны понимать, что
врач - это врач, а не импрессарио и не учительни-
ца начальной школы. Такая объективность необ-
ходима, если мы не хотим игры в <Деревянную но-
гу>. (<Что вы хотите от человека с деревянной но-
гой? Чего вы ждете от нервнобольного?>) Господин
Секундо был сторонником этой игры, используя ее
и в своей профессиональной деятельности при за-
щите клиентов. Следует напоминать пациенту, что
он частично смущенный Ребенок, но, с другой сто-
роны, полностью развитый, даже если неловкий и
со слабыми полномочиями, Взрослый. Следует нас-
таивать, что на данном этапе цель - усиливать Взрос-
лого и делать его с помощью упражнений более
умелым.

Именно благодаря упражнениям точно установ-
ленная граница между Взрослым и Ребенком укреп-
ляется. В случае господина Секундо успех был очень
значительным, и его Ребенок проявлял себя в пос-
тупках, вполне безобидных. В течение недели его
социальная и профессиональная жизнь была безу-
пречной. Ребенок же имел свой день: через каждые
две недели господин Секундо удалялся на день в
свой домик в горах, чтобы <сходить на рыбалку>.
Так его Ребенок был укрощен, но не унижен, а Взрос-
лый все время усиливался, благодаря постоянному
улучшению отношений с реальным миром: больше
часов работы, более высокая эффективность, больше
удовлетворения от работы, больше выигранных дел,
улучшение семейной и общественной жизни, менее
интенсивная боязнь разорения. Одновременно Ребе-
нок все меньше боялся проигранных процессов и
других неудачных обстоятельств, тоже извлекал уро-
ки из реальной действительности и все слабее да-
вил на Взрослого. Так бывает и в реальной дейст-
вительности, если ребенок и взрослый действуют са-
мостоятельно и ответственно, то отношения их чет-
че, хотя и холоднее.
Теперь цель структурного анализа была достиг-

нута. У пациента было три возможности: прекра-
тить лечение; продолжать трансакционный анализ в
группе или предпринять психоанализ. Он не возвра-
щался два года, в течение которых встречал и блес-
тяще преодолевал трудности. Он взял помощника
и завел второго ребенка. Приступы болезни были
редкими, но он все же решил обратиться к психо-
анализу. Но в его случае психоаналитическая фаза
была скорее роскошью, чем необходимостью, то есть
все показывало, что пациент мог достаточно долго
вести счастливую жизнь, благодаря достижениям
структурного анализа.

Терапия латентных психозов имеет две стороны:
практическое лечение состоит в гарантировании по-
стйянного преобладания Взрослого, а Ребенок может
проявляться только в контролируемых условиях.
Терапия может, например, сделать шизоидную лич-
ность <воскресным шизофреником>, если употребить
вольное выражение.

Лечение в психоаналитическом смысле состоит
в ликвидации смущения Ребенка и решении его
внутренних конфликтов со Взрослым и Родителем.

Каким бы ни был диагноз в случае господина
Секундо, это не влияло на терапевтический подход,
который основывался единственно на структурном
анализе. С лечебной точки зрения неинтересно было
знать, шизофреник он, импульсивный невротик, нар-
коман или психопат. Существенным был диагноз в
рамках структурного анализа: Родитель слабо ин-
вестированный, недостаточно организованный и, сле-
довательно, неэффективный; Взрослый с плохо за-
фиксированными границами и ослабленными полно-
мочиями, поэтому его легко было сместить и зара-
зить одновременно; Ребенок с дефектной способ-
ностью к связям.

Такой диагноз уточнил терапевтические дирек-
тивы: было поздно что-то предпринимать в отноше-
нии экстеропсихики; Взрослый мог быть усилен
путем действия на границы, а связи Ребенка исправ-
лены путем разрешения внутренних конфликтов и
ликвидацией смущения. И оптимистический прогноз
был очевиден: раз нет надежды получить надлежа-
щего Родителя, то Взрослому придется противосто-
ять Ребенку без его помощи. Господин Секундо

осознавал эти трудности, а также то, что ему придется
рассчитывать прежде всего на себя, и не только в
экзистенциальном, но и в психологическом плане.
И это явилось дополнительным стимулом для ук-
репления своего Взрослого и благополучного выхо-
да из ситуации.

Совсем другим был случай господина Диссета.
Он пришел на консультацию, огорченный тем, что

ему не удается найти работу по специальности. Он
был убежден, что возможные наниматели плохо к
нему относятся, потому что он честный человек и
при переговорах о работе сообщал, что был госпи-
тализирован. Теперь он хотел, чтобы психиатр сде-
лал что-нибудь в связи с этим, например, похода-
тайствовал перед работодателями. Диссет имел все
типичные симптомы амбулаторного шизофреника:
холодные, влажные руки, бледный цвет лица, опу-
щенные глаза, тяжелую походку, сбивчивую речь,
неловкие жесты, озабоченный вид, реакцию испуга,
когда к нему кто-то обращался. При одном его виде
любой работодатель понимал, кто перед ним, и мог
быть милосердным, но не настолько, чтобы доверить
ему работу.

На протяжении двух визитов врач слушал его,
ни в чем не противореча, а во время третьего визита
искренне высказал ему свою точку зрения не в на-
дежде в чем-то убедить, а для очистки совести.
Ясно было, что пациент нуждался в помощи психи-
атра, и он согласился продолжить лечение, хотя с
медицинским заключением не согласился и продол-
жал настаивать на административном аспекте своей
проблемы.

Господин Диссет был введен в группу специаль-
ного типа, с участниками которой врач вел себя
скорее как Родитель, чем как Взрослый. Врач ис-
пользовал многочисленные приемы, чтобы восполнить
несостоятельность внутреннего Родителя пациента и
его реальных родителей. Благодаря многочисленным
усилиям, ему удалось завоевать доверие Ребенка, то
есть доказать, что он более снисходительный и силь-
ный родитель, чем Диссет-отец. По мере того как
исчезала тревога Ребенка, Взрослый усилился на-
столько, что можно было сделать попытку прорыва к
нему с целью усиления этого аспекта личности па-

циента. На этом этапе были предприняты серьез-
ные меры по улучшению внешнего вида пациента.
И здесь группа оказалась тем обществом, в кото-
ром лучше всего раскрывались и могли наблюдаться
его личностные особенности. Члены группы были
одновременно и открытыми, и понимающими, и дос-
таточно твердыми, чтобы предложить свои услуги
ненавязчиво и без угроз. Для них это был подходя-
щий случай, чтобы понять разницу между помощью
взрослого человека и угрожающей родительской ма-
нерой помогать Детям. В этой ситуации и господин
Диссет научился различать соответствующие реак-
ции своих Родителя, Взрослого и Ребенка на то.
что говорили врач и члены группы. (В этой группе
латентных психопатических личностей были также
использованы такие игры, как <Деревянная нога>
и др.)

Другой подход, который иногда рекомендуется
для этого типа больных, был использован в случае
госпожи Хокет. Она была включена в группу, где
врач вел себя как Взрослый и отклонял всякое Ро-
дительское вмешательство. Параллельно в этой груп-
пе вела курс индивидуальной психотерапии ассис-
тентка врача, специалист по структурному анализу,
которая действовала как Родитель. Таким образом,
тревоги, которые вызывали у пациента игры в груп-
пе, побеждала и рассеивала ассистентка, а игры ас-
систентки анализировались в группе. Таким обра-
зом, Ребенок пациентки находил утешение и под-
держку у одного, а Взрослый укреплялся у другого
врача. Врач и ассистентка встречались друг с дру-
гом с интервалами в несколько месяцев или когда
возникала серьезная проблема, но каждый из них
имел четкую задачу разделения ролей; такая прак-
тика часто мешает правильному ходу общей тера-
пии и дает Ребенку соблазнительную возможность
играть втроем. Но гася в зародыше такую попытку
у госпожи Хокет, врачи признали ситуацию контро-
лируемой, а успехи в лечении были источником удов-
летворения и для группы, и для врачей, и для па-
циентки.

К сожалению, трудно сказать что-то существен-
ное, кроме самых общих положений, о лечении
людей, являющихся образцами индивидуализма по

определению. Но если врач будет применять с умом
и ответственностью принципы, описанные выше,
ему наверняка удастся прийти к выводу, что нет
скучных пациентов, а есть скучающие врачи. Если
врач сам разрабатывает хорошо продуманную прог-
рамму, соотнесенную, пусть со скромными, ноясно
сформулированными целями, обдумывает технику
достижения цели, может быть, у него и будут труд-
ные и скучные часы и дни, но никогда не будет
скучных месяцев и лет.

Примечание

Господин Секундо не был морфиноманом. Этот
аспект его проблемы придуман, так как реальные
обстоятельства показались автору недостаточно
сложными.

Глава XIV
ТЕРАПИЯ НЕВРОЗОВ

Психотерапия неврозов ставит перед собой
четыре задачи, которые в традиционной термино-
логии называют: 1) симптоматический контроль:
2) облегчение симптомов; 3) трансференциальный
курс; 4) психоаналитический курс. Эти задачи могут
быть изложены в структурных терминах, а исполь-
зуемые терапевтические процедуры проиллюстриро-
ваны в описании нижеследующих случаев.

1. Контроль симптоматический и социальный
был достигнут с необычной быстротой госпожой
Энатоски, домохозяйкой тридцати четырех лет.
Она жаловалась на депрессию, которая охватывала
ее внезапно и также внезапно отступала. Первые
приступы появились пятнадцать лет назад, когда
заболела ее мать. Первое время она пыталась выйти
из них, употребляя алкоголь, но вскоре появились
галлюцинации. Она записалась в ассоциацию <Ано-
нимные алкоголики>, прошла курс и не притраги-
валась к бутылке в течение семи лет. В этот период
она обращалась за помощью к психиатру, который
назначал ей гипноз, дзэн-буддизм, занятия йогой.
Через три-четыре года она достигла таких успехов

в занятиях йогой, что получила в местной секции
звание гуру. Но ее все чаще охватывали сомнения
в эффективности таких методов лечения, и она
решила обратиться к доктору К. по рекомендации
его ассистентки. Она жаловалась также на наруше-
ние равновесия при ходьбе, она называла это ходь-
бой по яйцам. К тому же у нее были трудности с
воспитанием тринадцатилетнего сына, это ее очень
беспокоило.. Он был непослушным, но, <согласно
принципам умственной гигиены>, она старалась
воспитывать его нравоучениями, а ее муж был бы
больше доволен, если бы она действовала в духе здра-
вого смысла. Когда увещевания на сына не действо-
вали, госпожа Энатоски чувствовала себя угнетен-
ной. Пытаясь добиться одобрения мужа, она поку-
пала красивую одежду и, если не слышала компли-
ментов, вновь чувствовала себя печальной и угне-
тенной.

Уже во время второй беседы госпожа Энатоски
рассказала о себе много такого, что позволило врачу
перейти к структурному анализу. Многие ее выска-
зывания говорили об осведомленности в области
психотерапии: <Я, как маленькая девочка, все хочу,
чтобы муж похвалил меня, даже если мне не хо-
чется что-то делать ради этого. Я думаю, что похожа
на своего отца. Когда они расстались с матерью,
я подумала, что могла бы удержать его, я была ему
очень предана>; <Какая-то взрослая часть меня
знает, что я веду себя, как маленькая девочка>.
Врач предложил ей предоставить поле деятельности
маленькой девочке, хотя бы на время сеансов, и
эта мысль показалась ей новой, противоположной
тому, что говорил предыдущий врач; она ответила:
<Это стыдно. Я люблю детей, но я должна жить
на той высоте, которой ждал от меня отец>. Отно-
сительно своего сына она сказала: <Так поступала
1 моя мать, она старалась меня принуждать>.

И вот при помощи этого спонтанного материала
врач постарался выстроить структурную схему:
мать, поведению которой она старалась подражать, -
Взрослая часть ее самой; ищущая одобрения и
непокорная маленькая девочка - Детская часть.
Во время третьей беседы уже легко было перейти
на подходящую терминологию; эти модели пред-

5. Эрик Берн 129



л

ставляли соответственно Родителя, Взрослого, Ре-
бенка послушного и Ребенка непокорного.

Когда она говорила о нарушении походки, док-
тор К. сказал: <Это тоже маленькая девочка> (диаг-
ноз поведения). Она ответила: <Боже мой, конечно,
так ходит маленький ребенок, я так и вижу это:
то идет, то шлепнется, опять поднимется. Они
держат тебя за плечо, а ты не хочешь и плачешь.
Плечо до сих пор болит, какое странное ощущение!
Мама работала, я не хотела ходить в ясли, я отка-
зывалась ходить, а они меня принуждали. А я так
же поступаю с сыном. Считаю, что так и следует
поступать, а ведь это говорит во мне моя мать.
Это и есть Родительская часть, да? Я даже немного
боюсь>. Именно так было установлено определение
Родителя, Взрослого и Ребенка как существующих
реальных состояний Я (феноменологическая реаль-
ность). Когда пациентка упомянула о страхе, док-
тор К. вспомнил о ее предыдущих контактах с мис-
тицизмом и гипнозом, эти контакты заразили ее
Взрослого, но врач уверил ее, что ничего таинствен-
ного в том, о чем они говорили, нет. Он подчеркнул,
что Родитель, Взрослый и Ребенок произошли из
опыта, который она пережила в течение своего
детства (историческая реальность), и продемонстри-
ровал ей, каким образом довольно банальные и
понятные события приводят в действие, в зависи-
мости от ситуации, одно или другое состояние
ее Я. Он объяснил ей, что Взрослый мог бы держать
Ребенка под контролем, вместо того чтобы волно-
ваться благодаря ему, он объяснил ей также, что
Взрослый должен играть роль посредника между
Родителем и Ребенком, чтобы избегать депрессий.
Все объяснения были подробными и убедительными.

Четвертую беседу она начала словами: <На этой
неделе впервые за последние пятнадцать лет я
чувствовала большое внутреннее счастье. Я прове-
ряла то, о чем вы говорили, я чувствовала надви-
гающуюся депрессию, еще я чувствовала странное
ощущение при ходьбе, но я контролирую это, л
все неприятности меня уже не так огорчают>.

С этого момента врач и пациентка наметили
схемы тех. игр, которые она должна вести с мужем
и сыном. С мужем все должно происходить в таком

порядке: она пытается его обольстить, он проявляет
равнодушие, она раздосадована и угнетена, он ста-
рается исправить свой промах.

С сыном намечено следующее: она пытается
его урезонить, он отвечает полным равнодушием,
она разгневана и угнетена, он хочет заслужить
ее прощение запоздалым послушанием.

И хотя это не было подчеркнуто, в обоих случаях
речь шла о семейных садо-мазохистских играх,
из которых .каждый участник извлекал преимущества
первого и второго ряда. Например, при игре в послу-
шание первичное внутреннее преимущество для
сына заключалось в том, что он вызвал у tftfSf
растерянность и смятение, а первичное внешнее -
в том, что он избегал школьного соперничества,
в качестве преимущества второго плана он рассма-
тривал улучшение своего материального положения
благодаря послушанию. Врач посоветовал ей ис-
пользовать обращение Взрослого к Взрослому, а
не Родителя к Ребенку и прибегнуть к доводам
разума, а не сердца.

Это было краткое изложение некоторых проблем
и способов их разрешения. Благодаря положитель-
ному отношению к структурному анализу, госпожа
Энатоски в конце пятой недели была включена
в психотерапевтическую группу.

Во время третьего группового сеанса она ска-
зала, что чувствует себя очень хорошо, хотя в те-
чение последних пятнадцати лет была несчастлива.
Она объясняет это тем, что научилась осуществлять
Взрослый контроль за своими симптомами и своими
отношениями. Она рассказала также, что ее сын
ведет себя хорошо и их отношения стали прекрас-
ными. В группе кроме пациентов были и практи-
канты, и один из них спросил: <Сколько времени
вы лечились у доктора К.?> Она ответила: <Месяц>.
Все были удивлены, особенно врачи-практиканты.

Разумеется, немногие пациенты способны, по-
добно госпоже Энатоски, понять и оценить принци-
пы симптоматического и социального контроля так
быстро. Ее случай был показательным примером.
Так как ее Ребенок был сильно травмирован, начало
лечения вызывало особые трудности. Но успешное
начало вселило надежду на понимание плана ле-

чения, что позволило установить удовлетворительные
отношения между врачом, с одной стороны, и Взрос-
лым и Ребенком пациентки, с другой стороны. Под-
робный ход лечения госпожи Энатоски приводится
в приложении к данной книге.

2. Облегчение симптомов было достигнуто гос-
пожой Эйкос посредством структурного анализа.
Тридцатилетняя мать семейства, госпожа Эйкос,
в течение нескольких лет наблюдалась специалис-
тами по поводу болей, причину которых подозре-
вали в органических нарушениях. И когда многие
специалисты потерпели неудачу, она обратилась к
психиатру. С первого сеанса было ясно, что началь-
ная фаза является критической. Ее супружеская
жизнь была очень ненадежной, она просто закры-
вала глаза на поведение мужа.

Структурный анализ ситуации был следующий:
невротическое поведение мужа подкупало Ребенка
пациентки, так как обеспечивало значительные пер-
вичные и вторичные преимущества. С точки зрения
ее Взрослого это поведение было скандальным,
неприличным, но Ребенок путем заражения мешал
Взрослому протестовать, он подсказывал всякого
рода оправдания и псевдологические объяснения
его действий. Обеззараживание могло угрожать
супружеской жизни, потому что независимый Взрос-
лый не смог бы долго терпеть поведение мужа. А
если бы она бросила ту игру, на которой держалась
супружеская жизнь, разрыв очень огорчил бы Ре-
бенка. В течение трех бесед врач изложил ей все
опасности, употребляя ясные и понятные термины.
Ее решимость была подвергнута испытанию, ответ-
ственность врача и пациентки хорошо определена;
это привело к усилению Взрослого, потому что его
решение было принято на реалистической основе
существующей ситуации. Трансференциальный ас-
пект этой процедуры, то есть реакция Ребенка на
полномочия врача, был изолирован до более под-
ходящего момента.

И как только пациентка стала способна чувство-
вать и выражать гнев и разочарование своего неза-
висимого Взрослого, вызванные поведением мужа
боль и страдание начали исчезать.
Это симптоматическое облегчение не было ба-

нальным результатом свободного слепого хода
негодования по принципу: <Очень полезно выражать
свой гнев>. Напротив, это был результат тщатель-
но подготовленного вмешательства. Взрослый па-
циентки был способен оценить точность и полезность
подготовительного этапа. Она была очень благодарна
за терапевтический эффект и одновременно пони-
мала свою ситуацию с учетом трех основных аспек-
тов структурного анализа. Во-первых, благодаря
свободному выходу досады, Взрослый был частично
обеззаражен, и она сама могла контролировать
его автономию в других ситуациях. Во-вторых,
теперь, когда Взрослый стал ее терапевтическим
союзником, лечение перешло на новый уровень.
Первое препятствие было успешно преодолено, и
супружеская жизнь не распалась: она чувствовала,
что от нее самой зависит, продолжать ли ее на
новой основе, и это вселяло в нее мужество. И
наконец, собственная злоба показалась ей подозри-
тельной и сомнительной, в первую очередь потому,
что в ней было много детского, к тому же ведь
она сама выбрала мужа из многих претендентов,
и, в конце концов, это ее Ребенок молчаливо одобрял
поведение мужа. По этим причинам проявление
враждебности рассматривалось теперь критически
и врачом, и пациенткой.

На этом этапе лечения ее Ребенок, лишенный
преимуществ, перенес свое внимание на врача.
Пациентка попыталась им манипулировать, как
делала ранее с другими врачами и друзьями своего
отца. Анализ этой игры привел ее в замешательство,
и ее реакции стали более жесткими. И тогда по-
явилась возможность проанализировать некоторые
семейные игры ее детства и большинство семейных
игр текущего периода. Ее Ребенок начал получать
растущее количество развязанной энергии, вслед-
ствие чего ее сценарий стал легко прочитываться,
а сеансы становились все более бурными. Но в
повседневной реальности Взрослый все более усили-
вался, и так как она прекратила игры в семейной
жизни, то Ребенок ее мужа стал растерянным, и
мужу тоже пришлось прибегнуть к помощи психо-
терапевта. А тем временем пациентка начала вести
более активную, здоровую и творческую жизнь

на радость себе и троим детям. Когда она смогла
прервать лечение, ее общее состояние было следую-
щее: при изменении состояния Я изменились и ее
тонус, и манера держаться; в состоянии Взрослого
она была освобождена от симптомов; когда Ребенок
брал верх, симптомы появлялись, но не были ни
продолжительными, ни сильными; тренировка соци-
ального контроля и Взрослый выбор семейных
игр позволяли прерывать полномочия Ребенка.
Таким образом, она могла распространить свой
контроль на появление симптомов. Кроме того,
ее супружеская жизнь оставалась счастливой в гла-
зах всех, кто в ней участвовал.

В данном случае облегчение симптомов пред-
шествовало симптоматическому контролю. В. ее
сценарии было предусмотрено прежде всего ликви-
дировать растерянность Ребенка, чтобы облегчить
некоторые наиболее острые симптомы, ликвидация
же других симптомов была отдана на выбор Взрос-
лому.

Иногда, если пациент научен лучше играть свою
игру, облегчение симптомов может осуществляться
окольным путем. В кабинет психиатра Ребенка
невротика влечет желание, чтобы врач научил его
играть свою игру как можно радостнее. Так, если
проанализировать мотивы, побудившие человека
пройти курс психотерапии, можно сделать следую-
щие выводы: Родительская мотивация - нормаль-
ный человек должен быть здоров, растить детей,
хорошо содержать дом и так далее; мотивация
Взрослого - человек будет счастлив, если сможет
укротить своего Ребенка и решить все конфликты
или смягчить влияние Родителя, Детская моти-
вация - человек будет счастливее, если сможет
лучше играть свою роль и извлечь больше преимуществ
и выгод первого и второго ряда из архаических
трансакций с другими людьми. Вариант последней
мотивации: врач согласится играть, а никто другой
не хочет этого делать. Один умный пациент однаж-
ды сформулировал разницу между Детской и Взрос-
лой мотивациями, спросив: <Вы ищете угощение
или врача?> Еще на эту тему есть шутка: <Невропат
идет лечиться, чтобы научиться, как стать лучшим
невропатом>.

Консультанты по семейным проблемам предла-
гают в качестве облегчения симптомов повторение
ролей. И то, что внешне кажется диссертацией
на такие абстрактные темы, как <Брак> или <Чело-
веческая природа>, на практике будет руководством,
как извлечь наибольшее удовлетворение из таких
специфических супружеских игр, как <Фригидная
женщина>, <Бюджет> или <Умственная гигиена
детей>.

Господин Протус может быть примером облег-
чения симптомов, достигнутого тренировкой. Он
занимался рекламой и был причиной собственных
неудач. Его социальная тревога и озабоченность
выражались в симптоматической форме, мешая
работе. Он принял лечение с единственной целью
больше зарабатывать. По различным причинам
врач согласился с такой постановкой вопроса. К
концу довольно длительного периода симптомати-
ческий и социальный контроль был установлен так
удачно, что господин Протус мог успешно играть
в <Продавца>.

Для начала обнажили гнев Ребенка, который
бушевал под девизом: <Вызвать разорение>. Не-
удовлетворенность, симптоматические взрывы во
время работы были отчасти обусловлены Родитель-
ским конфликтом (отец против матери) по поводу
вспыльчивости. Очень скоро Взрослый понял, над
в этом в течение всего рабочего времени.

Кроме того, анализ игры <Продавец>, в которую
пациент играл в своих делах, сделают его более сме-
лым, целеустремленным; его Взрослый стал вни-
мательнее управлять Ребенком. И в конце концов
господин Протус стал зарабатывать больше денег.
Но буйство его Ребенка осталось непроанализиро-
ванным, поэтому пациент был невропатом по вечерам
и воскресеньям. Таким образом, цель, поставленная
в начале лечения, была достигнута, а симптомы,
обусловленные не удовлетворенным своей игрой
Ребенком, значительно ослаблены.

Чтобы у читателя было адекватное понимание
используемой техники, следует уточнить, что рас-
сказ является синтезом двух сходных случаев.
Господин Протус, который притерт лечиться, чтобы

зарабатывать много денег, не хотел и допустить,
что терапия может иметь точки соприкосновения
с ростом его доходов, хотя другие участники его
группы в это верили. Проходивший лечение с более
условными целями господин Протус, которого
анализ игр привел к росту доходов, признавал, что
своими успехами обязан лечению. Эйфории, депрес-
сии, принуждения и побуждения игроков вытекают
из анализа игр. Карточный игрок, легко приканчи-
вающий Ребенка своих партнеров, сопротивляющий-
ся покушениям на своего Ребенка, не уступающий
импульсивным попыткам, имеет неоспоримые пре-
имущества за игровым столом. В частности, всякие
ухищрения, направленные на ослабление Взрослого
и привлечение Ребенка, теряют свою эффективность.
Результат таков, что анализ игр позволяет преда-
ваться азартным играм с большим успехом и без
симптомов. Это представляет некоторый техничес-
кий интерес, потому что терапевтические эффекты,
не являясь эзотерическими, могут быть объектом
простого арифметического расчета.

3. Под трансференциальным курсом подразуме-
вается в структурных терминах замещение тера-
певта Родителем, в трансакционных терминах это
означает, что терапевт предлагает пациенту возоб-
новить игру, которая была прервана в детстве из-за
смерти или отъезда родного отца.

Госпожа Саш, страдавшая мигренями и имев-
шая очень неустойчивые полномочия, о чем шла
речь в главе IV, прошла курс лечения, основанный
на этих принципах. Активный трансферт базировался
на том, что родители, особенно мать, презрительно
относились к ней в детстве. Они унижали ее каждый
раз, когда она писалась. Она сохранила стойкое
воспоминание о следующем эпизоде из своего дет-
ства. Горячо любимый дядя взял ее на руки и про-
должал держать даже после того, как она описалась,
на что ее мать брезгливо заметила: <Как ты можешь
держать ее на руках, такую отвратительную?>

Когда пациентка рассказала эту историю, тера-
певтическая ситуация прояснилась: терапевт должен
проявить нормальную реакцию, когда она рассказы-
вает о. вещах, по ее мнению, постыдных. Проведя
несколько тестов, терапевт через некоторое время

выяснил, что и позднее с ней случались похожие
истории. Рассказывая о них, она следила за врачом:
<оттолкнет> он ее, как мать, или <будет держать
на руках>, как дядя. Видя адекватную реакцию
врача, она успокоилась. Позднее при анализе ситуа-
ций она иногда возвращалась в состояние дочери,
третируемой матерью, но все чаще с помощью врача
сохраняла состояние племянницы, любимой дядей.

В данном случае трансференциальный курс
лечения начал давать результаты, когда пациентка
убедилась, что врач будет играть роль дяди. Даже
когда при различных тестах врач играл роль ее
матери, для ее Ребенка это оказывалось менее опас-
ным, хотя сеансы и принимали более бурный харак-
тер. С одной стороны, врач давал возможность во-
зобновить игру, прерванную смертью дяди, а с дру-
гой стороны, продолжать игру <Мать - дочь> в
довольно безобидной форме. И в том и в другом
случае Ребенок получал удовлетворение и облег-
чение даже большее, чем в реальной действитель-
ности в детстве.

Одна пациентка метафорически резюмировала
трансференциальный курс, рассказав свой сон:
<Я принимала ванну, а вы унесли всю мою одежду,
оставив только пеньюар. Не знаю почему, но мне
стало от этого даже лучше. Я думаю, что своим
лечением вы убрали все мои экстравагантные игры,
но то, что вы дали мне вместо них, стоит намного
дороже>. Этим она хотела сказать, что врач был
к ней добрее и внимательнее, чем родители.

4. На языке структурного анализа психоанали-
тический курс лечения означает ликвидацию расте-
рянности Ребенка с помощью Взрослого, частично
обеззараженного. Психотерапия может рассматри-
ваться как борьба четырех участников: Родителя,
Взрослого, Ребенка пациента и врача, действующего
как дополнительный Взрослый. И как во всякой
борьбе, важным и решающим моментом является
соотношение сил.

Если врач один выступает против <сердечного
союза> трех аспектов своего пациента, риск неудачи
имеет соотношение три к одному; это чаще всего и
случается в психоанализе при лечении психопатов.
Если же Взрослый пациента с помощью ранее про-

веденного структурного анализа может быть обезза-
ражен и переориентирован в союзника врача, соотно-
шение сил меняется: двое Взрослых против Роди-
теля и Ребенка, шансы на успех уравновешиваются.

Если же врач может привлечь на свою сторону
не только Взрослого, но и Ребенка пациента, их
будет трое против одного Родителя, с соответствую-
щими шансами на успех. У невропатов Родитель
обычно является врагом номер один. У шизофрени-
ков лучшая картина: Родитель, Взрослый и врач
против Ребенка, врач в этом случае объединяется
скорее с Родителем, чем с Ребенком. Все трое решают
больше не позволять Ребенку втравливать себя
в истории. Господин Труа был прекрасным приме-
ром такой линии поведения, которой он придержи-
вался в течение семи лет, сурово подавляя любое
проявление Ребенка как в личной, так и в обществен-
ной жизни. Момент истины наступил тогда, когда
он начал рассматривать окружающих его детей
как личности, наделенные собственными правами.

Психоанализ основывается на свободной ассо-
циации, которая устраняет цензуру. Это означает
прежде всего, что Ребенок говорит свободно, без
вмешательства Родителя и Взрослого. На практике
же, особенно вначале, Ребенок может быть частично
отстранен, а Родитель говорит свободно, без вмеша-
тельства Взрослого. Поэтому необходимы опреде-
ленная техника и <ноу-хау>, чтобы выявить Ребенка
и приостановить Родителя. Но и в этом случае, когда
говорит Ребенок, Родитель и Взрослый слышат его,
они в курсе того, что происходит, именно это и
отличает психоанализ от техники гипноза и нарко-
анализа, при использовании которых Родитель и
обычно Взрослый временно смещены. Когда Взрос-
лый вновь полномочен, врач ему докладывает, что
говорил Ребенок. Это не так убедительно и эффек-
тивно, как при психоанализе, когда Взрослый про-
должает функционировать. В этом преимущество
психоанализа. Выражаясь метафорически, при гип-
нозе, когда говорит Ребенок, мать и няня из комнаты
удаляются, а при психоанализе он говорит при них
и они слышат все собственными ушами.

Регрессивный анализ, о котором пойдет речь
ниже, имеет такое же преимущество, обращаясь

непосредственно к Ребенку. Терапевтическое при-
менение LSD25, кажется, имеет сходный резуль-
тат.

Использование структурного анализа для декон-
таминации Взрослого с целью подготовки пациента
к психоанализу было описано в случае госпожи
Эйкос. Совершенно очевидно, что трансакционный
анализ, анализ игр и анализ сценариев создали проч-
ную основу для последующего психоанализа в случае
госпожи Каттерс. Использование сценария - сердце
психоаналитического процесса. Трансферт состоит
не только из серии связанных между собой реакций
(невроз трансферта), но и из прогрессирующей и
динамической драмы, содержащей все элементы
греческой трагедии. Эдип не просто характерный
персонаж, но человек, неуклонно двигавшийся по
начертанному судьбой пути.

Примечания

Разумеется, эта глава должна сопровождаться
списком трудов, посвященных психотерапии. Такой
список приводится в книге чикагской школы <Анали-
тическая психотерапия>. Описание коррективного
эмоционального эксперимента, которое сделал Алек-
сандер, проясняет еще больше случай госпожи Саш
и госпожи Эйкос. Со структурной точки зрения
принцип Александера является психоаналитическим,
так как имеет целью ликвидировать состояние рас-
терянности Ребенка, <вставить в пьесу, притом в
наилучшую>. Как говорит Александер, <прежняя
структура была со стороны Ребенка попыткой адап-
тации к поведению Родителя... объективной попыт-
кой аналитика позволить пациенту... реализовать
новое решение старой проблемы. В то время как
пациент продолжает действовать по отжившим
понятиям, аналитик должен следовать строго соглас-
но современной терапевтической ситуации>. С транс-
акционной точки зрения это означает, что, прово-
цируя Родителя врача. Ребенок пациента оказывает-
ся в противоречии со своим Взрослым. Терапевти-
ческий эффект возникает в результате изумления,
вызванного таким перекрещивающимся взаимодей-
ствием. Говоря терминами анализа игр. Ребенок

пациента упирается в отказ врача играть с ним.
Интересный литературный пример можно видеть
в образе Жана Вальжана.

Глава XV
ГРУППОВАЯ ТЕРАПИЯ

1. Цели и задачи

Трансакционный анализ предлагается в качестве
метода групповой терапии, так как является рацио-
нальным подходом, совершенно естественно выте-
кающим из понятия группы как таковой. Он не
опирается ни на концепцию группы как метафизи-
ческого единства или энтелехию, ни на технику,
которая не является специфически групповой.

При групповой терапии трансакционный анализ
имеет целью последовательно провести пациента
через стадии структурного анализа, трансакционного
анализа в собственном смысле слова, анализа игр,
анализа сценария до стадии социального контроля.
Изменения, наблюдаемые в реакциях пациента,
трансформации, которые их сопровождают и которые
можно констатировать в поведении и пациента, и
его близких (например, у сына госпожи Энатоски
или у мужа госпожи Додакис), подтверждают успех
лечения. У пациента успех лечения выражается
также в том, что он все лучше контролирует свои
ответные действия на повседневные попытки управ-
лять им, например, в деловой жизни (пример гос-
подина Протуса). Высказывается в целом верная
гипотеза, что накопление социального опыта ведет
к уменьшению тревожных состояний и архаических
деформаций, а также к облегчению симптомов,
которые врач и пациент могут понимать, предвидеть
и контролировать. В более углубленных терапевти-
ческих ситуациях этот подход представляет собой
очень полезную подготовку и сопровождение для
психоаналитической терапии.

140

2. Методы

Для пациента практически на всех стадиях
лечения возможно и полезно знать, чего он уже
добился, что пытается выполнить и что ему еще
предстоит сделать, когда позволит его подготовка.
То есть и у пациента, и у врача есть понимание
терапевтической ситуации и взаимопонимание.

Кроме того, пациент хорошо информирован о
специфических факторах, использующихся при
лечении, как и врач, который их изучает; и опыт
показывает, что пациент может их понять, даже
если речь идет об очень <умных> вещах, потому
что в его распоряжении много клинических примеров,
похожих на ситуации, в которых он был или нахо-
дится.

Если пациенты начинают лечение одновременно,
процедура ознакомления происходит в рамках груп-
пы. Для пациентов, которые входят в группу позднее,
организуется несколько индивидуальных сеансов,
чтобы они могли понять, что происходит в группе.
Обычно хорошее клиническое знание структурного
анализа является достаточным багажом для того,
чтобы войти в группу. Если пациент имел возмож-
ность раньше познакомиться с врачом и узнать его
отношение к своей игре, это особенно поможет
ему преодолеть тревогу первых опытов в группе.
Если же заболевание делает пациента очень подо-
зрительным и настороженным в контакте с врачом,
лучше в его же интересах отсрочить вхождение в
группу до тех пор, пока не будут сняты запрети-
тельные реакции.

Как только пациент становится членом группы,
он подвергается различным аналитическим проце-
дурам, техника Которых описана в предыдущих
главах. В то же время врач может прибегнуть в
случае необходимости к технике, заимствованной,
например, у ведущих современных психоаналитиков.
Трансакционный анализ не предполагает занять
место групповой психодинамической терапии, он
удовольствуется тем, что предложит те исходные
положения, в рамках которых другие терапевтичес-
кие операции могут найти место в зависимости
от персональных склонностей врача. Этот анализ

является не заменителем обычного терапевтического
арсенала, а мощным оружием, которое к нему до-
бавляется.

3. Начало работы группы

Данная глава, как и о.эдующая, посвященная
распределению пациентов по группам, содержит
материал, основанный на клиническом опыте. Дока-
зательства основываются на повторяющихся и
углубленных дискуссиях в самых различных по
составу группах, в которых работали разные врачи.
Идеи, высказанные в них, обсуждались на семи-
нарах по социальной психиатрии, проходивших в
Сан-Франциско. Принципы, определенные здесь,
представляют в большинстве случаев взгляды, с
которыми согласны многие практикующие врачи,
участники семинаров и которые прошли через сито
клинических экспериментов.

Для организации группы необходимо длитель-
ное предварительное обсуждение, при котором долж-
ны быть учтены нижеперечисленные аспекты.

1. Организационные аспекты терапевтической си-
туации должны быть предметом дискуссии: как их
видит врач, пациенты, другие люди, участвующие
в дискуссии? Иерархическая ситуация разделена
на элементы по <диаграмме авторитета>, которая
начинается с пациентов и логически заканчивается
президентом США. Мечты каждого индивида инте-
ресны для проекта. Если, например, пациент состоит
на учете в лечебном учреждении, финансируемом
государством, организационная цепочка может стро-
иться от пациента и его близких к лечащему врачу,
его шефу, директору клиники, административному
совету, министерству здравоохранения, президенту
США. Каждый индивид в этой цепочке имеет свое
мнение о том, что хорошо и что плохо в терапевти-
ческом проекте. Все это и должен учитывать пси-
хотерапевт.

Вполне допустимо, что какое-то событие в тера-
певтической группе может взволновать кого-то из
участников этой длинной цепочки, что эхом отклик-
нется не только на месте, но в национальном мас-
штабе. Общество ветеранов, например, очень чув-

ствительно к таким влияниям. Это ограничивает
свободу врача. Различные фонды, университеты
и другие заинтересованные официальные органи-
зации должны быть учтены при составлении планов
в интересах пациентов и врача. Группы, организо-
ванные в рамках частной практики, имеют другой
статус, они обычно гораздо более свободны, менее
подвержены всякого рода влияниям.

Наблюдение за пациентами, прошедшими через
государственные лечебные учреждения, представляет
академический интерес.

2. Цели психотерапии также подлежат обсужде-
нию. Порой и опытный врач не может сформули-
ровать, что же он имеет в виду: от чего он должен
излечить больного, какие изменения внести в его
поведение и так далее. Поэтому неточно или очень
научно сформулированные цели и задачи обсужда-
ются с целью выработки операционных формули-
ровок. Интересно, что и опытные психиатры, и
врачи-практики нуждаются в критике; так выковы-
вается истина.

3. Предпринимается также структурный анализ
персональных мотиваций врача-психотерапевта и
его планов и предложений по созданию группы.
Он излагает прежде всего формулировку Взрослого,
в которой внимательно рассматриваются Родитель-
ские элементы; затем высказывает все сознательные
Детские мотивации. Анализируются игры и их воз-
можное влияние на будущих пациентов. Поэтому
может случиться, что и начинающий врач проявит
себя проводником передовых методов, научится
практиковать психотерапию по методике профес-
сора К.

4. Следует обсудить принципы отбора пациентов
и распределения их по группам в зависимости от
заболевания. Распределение пациентов довольно
сложное дело для руководителя группы, так как
пока группа еще не начала функционировать, никакое
принятое решение или обещание не может считаться
окончательным, в будущем возможны изменения.
На практике доказано, что большинство врачей
благодарны за предварительную учебу; это оказалось
очень полезным, когда они остались лицом к лицу
со своими пациентами.

4. Отбор пациентов

Распространенный подход к отбору пациентов
сформулирован в следующей фразе: <Все критерии
отбора Хороши> (с заглавной буквы <Хороши>).
Такой подход не содержит необходимой строгости,
и им пользуются неопытные врачи. Эту формулу
можно инверсировать: <Критерии отбора почти
никогда не бывают хороши>, ведь их можно свести
к предубеждениям врача, его пристрастиям, а лучше
сказать, к недостаточному профессионализму.

Но так как трансакционный анализ доказал
свою значимость и в группах невропатов, психо-
патов, сексуальных психопатов, и в группах семейных
пар, и в группах родителей нервнобольных детей,
и в группах умственно отсталых, то может быть
уверенно предпринята организация группы, относя-
щейся к одной из перечисленных категорий. Анализ
хорошо себя зарекомендовал и в смешанных, как
бы случайно, группах: людей разного возраста,
социальных слоев, психиатрического опыта. Этот
метод еще недостаточно изучен только в отношении
групп, в состав которых входили острые психопаты,
алкоголики, наркоманы, заключенные, но нет причин
не применять его и для этих категорий пациентов.

Обычно трудно предвидеть поведение пациента
в группе, если судить по его поведению в реальной
жизни или по результатам индивидуальных бесед.
Таким образом, самым эффективным методом отбора
кажется метод испытаний и проб.

Трансакционный анализ является очень плодо-
творным подходом в двух случаях, ставших общими
местами на научных конгрессах.

1. Проблема монополиста решается с удивитель-
ной компетенцией в группе, хорошо владеющей
анализом игр.

2. В группе этого типа молчание является не
проблемой для разрешения, а феноменом для изу-
чения. Здесь вопрос не в
verborum>, а в том, что такое интеракция.

Чем меньше отборочных критериев имеется в
распоряжении врача, тем у него больше шансов
обучиться. Эти критерии обычно означают: <Я хочу
таких пациентов, которые будут играть в игры,

которые мне нравятся>. Гораздо хуже критерии,
основанные на снобизме.

Для определения специфического пациента в
специфическую группу применяют критерии, кото-
рые могут быть рационально определены в струк-
турных терминах. С некоторыми перемежающимися
шизофрениками или психопатическими личностями,
прошедшими лечение электрошоком, Взрослый,
чисто аналитический подход может быть противо-
показан, по крайней мере, в самом начале. Такие
пациенты должны быть объединены в специальную
группу, в которой поведение врача будет скорее
Родительским, чем Взрослым. До настоящего вре-
мени это единственный рациональный критерий,
который может применяться к группам трансакци-
онного анализа.

5. Начальная стадия

Теперь приведем два клинических примера:
один, чтобы проиллюстрировать вводную ступень
трансакционного анализа, второй, чтобы показать,
как устанавливается социальный контроль.

Доктор К. был приглашен в качестве консуль-
танта в психиатрическую больницу, где почти тысяча
пациентов лечилась по методу групповой терапии.
Разными врачами использовались различные под-
ходы: морализм, анализ, интеракция, поддержка и
др. Большинство пациентов были сексуальные пси-
хопаты, и целью лечения было восстановление их
здоровья, чтобы обеспечить их надежность после
выхода из больницы. Первое, что предпринял док-
тор К.. было посещение группового сеанса. В группе
было человек двадцать, ни одного из них он не
видел ранее. Они собирались уже шесть раз, про-
должался каждый сеанс один час.

Его первым намерением было ознакомление с
процедурой сеанса и наблюдение за поведением
пациентов. Он хотел также узнать, что они думают
о терапевтической программе группы, чтобы решить,
где предложить свою помощь. На рис. 15 приво-
дится схема занятых мест.

Доктор 3., лечащий врач, представил доктора К.
как медицинского консультанта, потом совершенно

йййй

м" ww
>>~~ Господин Сие 7-й сеанс Вторник 14 ч.-15 ч.Господин Де
Господин Сенк
Господин Труа
Господин КатрГосподин J

1 1 1 Доктор К.
Доктор 3. 1 ____)

Черная доска

Рис. 15. Группа в психиатрической больнице

неожиданно отказался вести сеанс, сказав, что док-
тор К. гораздо лучше знает групповую терапию.
поэтому он уступает сейчас ему свое место. Доктор К.
сказал, что ему хотелось бы услышать предложения
пациентов по улучшению программы групповой те-
рапии, узнать их мнение об этом.

Пациенты проявили большой энтузиазм. Многие
говорили, что этот метод - лучшее, с чем им при-
ходилось встречаться в жизни; что раньше каждый
из них жил в своем маленьком изолированном мире
и думал, что весь мир настроен против него, что
каждый должен выпутываться в одиночку, а вот
теперь они познакомились, полюбили и приняли
друг друга, они больше не одиноки; было еще много
таких хвалебных отзывов. Потом некоторые пожало-
вались на врачей и специфические процедуры. Док-
тор К. слушал молча в течение двадцати минут.
Вдруг один пациент сказал, что научился наблюдать
себя и свою жизнь и даже написал свою автобио-
графию, чтобы подумать над этим подольше. И
заключил: <Некоторые вещи имеют смысл, а другие
совсем психушные>. Другие пациенты бурно обсуж-
дали это в течение нескольких минут, потом доктор К.
спросил у этого пациента: <Что вы хотели этим
сказать?> И услышал в ответ: <Некоторые вещи
можно понять и объяснить, а другие похожи на
то, что делают неразумные пацаны. Я, например,
любил отключать счетчик в машине отца, чтобы он
не знал, что я ее беру. Отец давал мне почувствовать,
что я пацан, даже когда я был взрослым>.

<Я тоже такое испытал, - объявил другой па-
циент. - Когда я уже зарабатывал на жизнь, я
входил в дом, видел своего старика и чувствовал
себя пацаном>. Пациенты дружно начали игру <Я
тоже>. Некоторые говорили, что им было трудно
представить себя взрослыми в присутствии отца,
который тем или иным образом не признавал их
взрослыми.

Входя в комнату, доктор К. не намеревался вво-
дить пациентов в курс структурного анализа, но
после разговора с ними он решил, что нельзя упус-
кать такого благоприятного случая. Он подошел к
доске и нарисовал три окружности, как на рис. 16,а.
<Мне показалось, что вы говорили о трех разных
вещах, вот как эти окружности. Одна - это мальчик,
каким вы чувствуете себя дома, вторая - взрослый,
каким вы и являетесь, а третья - это ваши родители,
которые заставляют вас чувствовать себя мальчиком>.
Пациенты дружно стали вспоминать случаи из
прошлого. Доктор К. слушал несколько минут,

ВХШК pQWTM.

Взрослый челок

О
о
о

Ваши родитсли

Взрослый человек

Мальчик

Х
l

х



Черная доска

Эсмеральда

Отсутствующи и 1

Пятница
с Юч.ЗОм.до 12ч.

Отсутствующий
член группы

Группа матерей

Рис. 16. Группа матерей

потом вернулся к доске и продолжил объяснение:
<Мне кажется, положение напоминает скорее вот
этот рисунок>. Он нарисовал структурную диаграм-
му, как на рис. 16,6. <Можно сказать, что вы носите
внутри маленького ребенка и что время от времени
он высовывает нос>. - <Мы иногда и не знаем о
его существовании, и вдруг - раз! - он тут как
тут>, - сказал один пациент. Доктор К. продолжал:
<И даже если ваши родители отсутствуют, многие
из вас носят их внутри, и это видно по вашим
поступкам, которые напоминают поступки и поведе-
ние ваших родителей. Таким образом, большой
овал представляет вашу личность, верхняя окруж-
ность - это ваш отец или мать, средняя окруж-
ность - это взрослый, каким вы хотите быть или
являетесь, нижняя окружность - это маленький
мальчик, который возникает неожиданно и впутывает
вас во всякие неприятности. Но он может достав-
лять и приятные минуты, поэтому нельзя совсем
отказываться от него. Но вам надо уметь его пони-
мать, как пытались понять вас ваши родители, когда
вы были совсем маленькими>. - <Это правда>, -
подтвердил один пациент.

<Я думаю, - продолжал доктор К., - что на
этом мы можем закончить нашу беседу, я узнал
много интересного. Доктор 3., у вас есть что сказать?>
Доктор 3. покачал головой. <Спасибо, что вы все
пришли, я надеюсь, что еще буду иметь возмож-
ность встретиться с вами>, - сказал доктор К.
<Это вам большое спасибо>, - ответили пациенты,
выходя из комнаты.

Доктор 3. и доктор К. прошли в помещение
ддя медицинского персонала, где доктор К. должен
был сделать доклад о своем методе групповой тера-
пии. Для начала он попросил доктора 3. рассказать
коллегам о только что прошедшем сеансе. Доктор 3.
рассказал приблизительно о сеансе и о жалобах
пациентов, а потом доктор К. спросил его: <Вам
не будет скучно, если я добавлю несколько деталей?>
Доктор 3. согласился. Тогда доктор К. подробно
рассказал, как проходил сеанс, приблизительно,
как описано выше; закончив, он спросил доктора 3.:
<Мой рассказ правильно отражает действительность
или является плодом моего воображения?> - <Он

правильно отражает то, что было на самом деле>, -
ответил доктор 3.

Первую атаку предпринял доктор А.: <Вы под-
сознательно подсказали им нужный путь>. - <По
этому поводу может высказаться квалифицирован-
ный наблюдатель, доктор 3.>. - <У меня нет такого
впечатления>, - сказал доктор 3.

Доктор К. продолжал: <Я не думаю, что можно
говорить о бессознательном пути. Как подсказывает
мой опыт, если в течение часа вы внимательно слу-
шаете пациента или группу пациентов, то почти
автоматически замечаете, что складывается два
типа поведения, два типа мышления, два состояния
душевного настроя, причем один тип поведения как
бы беспокоен и затруднен из-за второго, не одобряю-
щего первый. Эта черта, отмечаемая во всех беседах
с самыми разными пациентами, - чуть ли не един-
ственная общая черта. Более того, сами пациенты
в той или иной форме говорят, что одна из этих
систем Детская, и говорят с подразумевающимся
неодобрением. Поэтому нет необходимости подска-
зывать им путь, и даже если я это сделал, меня
это не смущает. Самым важным мне представляется
то, что все врачи, вольно или нет, подсказывают
пациентам, как те должны играть при групповой
терапии. В этих условиях важно знать, какой способ
лучше выбрать, и мне кажется, что до сих пор
мой способ играть давал наилучшие результаты, и
не только в моем присутствии. Я же немного под-
толкнул пациентов на нужную дорогу, когда они
захотели играть в игру, в которую привыкли играть
с доктором 3" я сказал, что им не следует делать
и что они должны бы сделать. Они просто делали
то, что для них проще и естественнее>.

Странно, но почти при каждой встрече с новой
группой в этой больнице такие слова, как <ребя-
ческий>, <незрелый>, <делать спектакль>, <играть
игры>, произносились регулярно и везде.

1

6. Социальный контроль

Следующий пример демонстрирует
социального контроля, в частности, во
дения так называемых семейных игр.

установление
время прове-
Это отчет о

девяностом сеансе группы матерей, имеющих труд-
ных детей. Группа начала работать двадцать один
месяц назад. Тогда социальная служащая, ассис-
тентка детской секции психиатрической клиники
при городской больнице, отобрала восемь матерей,
решив, что они смогут извлечь пользу из групповой
психотерапии. Ассистентка имела психоаналитичес-
кую ориентацию и почти нулевое знание трансак-
ционного анализа, который был тогда в зародышевом
состоянии; она не знала также групповой терапии
и не имела критериев отбора. Однако врач-психо-
терапевт без возражений и без предварительного
собеседования принял всех пациенток, которых она
прислала. Во время работы группы кроме пациенток
присутствовали стажеры по групповой терапии,
врачи городской больницы. Сеансы проходили регу-
лярно. Группа собиралась вокруг стола, имелась
также доска, которую использовали по мере необ-
ходимости.

В программе предусматривались следующие сту-
пени: структурный анализ, трансакционный анализ,
анализ игр, социальный контроль. Итак, на девя-
ностом сеансе присутствовали четыре пациентки,
которые посещали группу с момента организации.
и одна, которая пришла пятнадцать месяцев спустя.
Это были:

1) госпожа Эсмеральда, тридцати лет, имевшая
несколько предварительных бесед с ассистенткой
и позднее нигде не лечившаяся индивидуально;

2) госпожа Гарнет, сорока лет, проходившая
индивидуальную терапию с другим врачом в течение
всего периода работы группы;

3) госпожа Лазули, сорока пяти лет, такой же
случай;

4) госпожа Спинель, тридцати пяти лет, не про-
ходившая предварительного курса;

5) госпожа Амбер, новенькая, сорока лет, такой
же случай.

Все пациентки имели мужей. Их дети страдали
такими расстройствами поведения, как склонность
к разрушениям, изоляция, беллижеранция с различ-
ными симптомами: бессонница, фобии, а у дочери
госпожи Амбер была астма. В течение всего периода
ни одна пациентка не обращалась с просьбой и не

получала индивидуальной помощи, хотя это не было
запрещено.

Как и можно было ожидать, первые недели
прошли в игре <Ассоциация родителей учеников>.
Усвоив принципы трансакционного анализа, они
стали понимать, что пастайм - потеря времени,
и перешли к анализу трансакций, которые имели
место в группе. Когда в их жизни случалось что-то
такое, что они хотели обсудить в группе, они уже
рассматривали это с точки зрения трансакционного
анализа и посвящали некоторое время игре <Почему
же вы не?.. Да, но...> Теперь, вместо того чтобы
вносить всякие дополнительные предложения, они
предпочитали рассматривать корни и мотивации
стимулов и ответов, возникавших во время инцидента.

Схема занятых мест во время этого сеанса пока-
зана на рис. 1б,в.

Подлинный отчет об этом сеансе немного подре-
дактирован для данной книги.

На сеансе присутствуют и занимают места по
часовой стрелке: Лазули, И. (наблюдатель), Спинель,
Гарнет, Эсмеральда, Амбер, доктор К.

Эсмерал ь д а. Что-то меня беспокоит с
прошлой пятницы. Я купила стол и, вернувшись
домой, почувствовала, что недовольна собой. Я поду-
мала, что с приобретенными здесь знаниями могла
бы купить то, что хотела, а не то, что хотел мне
продать продавец. Взрослый знал, что хотел, а Ре-
бенок не смог противостоять продавцу.

Доктор К. Это работа продавца. Он умеет
дублировать Взрослого и обратиться как следует
к Ребенку покупателя. Не умея этого, он не мог бы
работать продавцом.

Лазули. Правда, мне бывает стыдно ничего
не купить после того, как они затратили на меня
столько времени.

Доктор К. Истинно, что слабость ващего
Ребенка когда-нибудь будет направлена людьми
против вас. Вы многому здесь научились и должны
широко пользоваться своими знаниями. Покупки -
одна из возможностей начать. Никому из вас никто
ничего не должен навязывать, вы должны покупать
то, что желаете купить. С этого момента вы должны
осуществлять контроль с помощью вашего Взрослого

152

и всегда помнить, что продавец - это профессионал,
который хочет добраться до вашего Ребенка. Но
вы должны знать и ваши возможности. Если вы
знаете, что Взрослый может продержаться только
десять минут, а за эти десять минут вы ничего не
решили, сразу уходите из магазина, не рискуя отдать
себя в руки Ребенка. Вы же всегда можете вернуться
сюда. Действуя таким образом, вы окупите затраты
на лечение и к тому же убедитесь, эффективно ли
оно. И главное, вы должны уметь пользоваться
своими знаниями.

Эсмеральда (самая застенчивая и молча-
ливая, когда пришла в группу). Моя дочь Беа очень
угнетена, и я знаю, кажется, почему. На прошлой
неделе она мне сказала: <Мамочка, мы с сестрой
заметили, что вы с папой больше не спорите, мы
думаем, что что-то случилось>. С тех пор как я изме-
нила игру, мы больше не играем в <Сцены>, а дети
их, видимо, ждут. Надо как-то им помочь.

Доктор К. Вы хотите сказать, что их сценарий
предусматривает, чтобы родители ссорились?

Эсмеральда. Да. Вероятно, этот сцена-
рий не очень конструктивен, но дочь к нему привыкла
и, раз он нарушен, не знает, что делать.

Доктор К. Мы и здесь это замечаем: тот,
у кого нарушается сценарий, чувствует себя угне-
тенным и даже сердитым.

Эсмеральда. Да, и я считаю, что должна
как-то сделать ее сценарий более конструктивным.

Лазули. Знаете, я уже замечала, что периоди-
чески должна поспорить с сыном и пожаловаться
мужу или поспорить с мужем и пожаловаться сыну.

Доктор К. Может быть, когда-нибудь мы
узнаем, почему ваш Ребенок должен придумывать
историю, когда на самом деле все хорошо. А пока
вы описываете сценарий, в котором три роли: <кошка>,
тот, с кем она ссорится, и тот, кому она жалуется.
Этот сценарий рассчитан на всю семью, каждый
член семьи может играть любую из трех ролей,
это-то и составляет важнейшую часть семейной
жизни. Госпожа Лазули должна внимательно про-
анализировать, так ли все происходит в ее семье.

Амбер. Я должна обязательно с кем-нибудь
поспорить, чтобы не скучать, например, с дочерью.

153

Доктор К. Как госпожа Лазули?
До этого дня активность госпожи Амбер в группе
была ограничена тем, что она с кем-нибудь спорила,
а потом защищалась от всей группы, обвинявшей
ее в склочности.

Она горячо поддерживала мнение, что астма
ее дочери была аллергического происхождения.
В этот момент она получила возможность рассказать,
как происходят ее сражения с дочерью. Эти сра-
жения входили в сценарий ее дочери, который был
проанализирован следующим образом.

Вначале девочка становится очень подвижной.
Это раздражает мать, которая ее одергивает. Когда
ребенок совсем разволнуется, начинается приступ
астмы. Это окончательно выводит мать из себя,
потом ее мучают угрызения совести, она берет себя
в руки и старается загладить вину перед дочерью.
Здесь сценарий заканчивается, приступ астмы пре-
кращается.

Доктор К. Я думаю, здесь много моментов,
размышляя над которыми, госпожа Амбер могла
бы решить, сценарий это или нет. Если она не под-
дастся сценарию дочери, дочь будет волноваться
еще больше. Например, что будет делать дочь, если
госпожа Амбер не станет сердиться из-за ее беготни?

Амбер. Другими словами, я должна на все
закрыть глаза?

Э с меральд а. Он не то хотел сказать.
Он хотел сказать, что вы не должны делать то,
что требуется по ее сценарию.

Доктор К. Совершенно верно. Вы можете
закрыть глаза, или не обращать внимания, или
поощрять ее, можете делать то, что вам будет удоб-
нее, только не то, чего она ждет от вас. Вы должны
попробовать не сердиться, когда начинается приступ,
или сделать так, чтобы она этого не видела. Если
это ее сценарий и вы его нарушите, она будет угне-
тена, упрямо постарается его продолжить, и приступ
будет серьезнее других; или же, в самом благоприят-
ном случае, она может просто остановиться и поду-
мать. Вот это уже будет вашей заслугой, шагом
вперед.

Э с меральд а. Один раз ничего не даст,
вы должны это повторить несколько раз, в разной

форме, пока она не усвоит, что вы не будете потакать
ее игре.

Спинел ь. Я уже не вступаю в игру со своим
сыном, и пока все идет хорошо. На днях он вошел
в комнату, заявил: <Я буду играть в Дальтона, граби-
теля>, вытащил свои пистолеты, завязал лицо плат-
ком. И вот, вместо того чтобы устроить, как обычно,
сцену, я все пропустила мимо ушей, а он в конце
концов бросил пистолеты, снял платок и вышел
из комнаты.

Доктор К. Это прекрасный пример хода
игры. Взрослый сына госпожи Спинель сказал:
<Я буду играть в Дальтона>, но его Ребенок хотел
играть в <Сцены>, и, когда она отказалась играть
с ним в <Сцены>, он бросил и другую игру. Госпожа
Гарнет, вы сегодня мало говорили.

Гарне т. Мой муж настоящий ребенок, и до
сих пор я участвовала в его играх.

Доктор К. Может быть, вы даже подтал-
кивали его к этим играм. Продолжайте, если вам
обоим это во благо. Если вы играете в <Папочку
и мамочку>, вам это нужно не меньше, чем ему.

Гарнет. Я всегда снимала скорлупу с яйца
всмятку, которое он ест по утрам, но однажды я
отказалась играть в <Мамочку> и больше не чистила
Я поняла, что мне осточертело подчиняться его
игре. Шаг за шагом я отказываюсь от роли матери,
а он все больше сердится, и я в отчаянии.

С п кнель. Кажется, вы тоже что-то для
себя открыли.

Доктор К. Следует углубить тему. Если его
сценарий нарушен, это должно иметь отрицательный
эффект, и он может захотеть вас оставить. Может
быть, не стоит толкать его на крайности.

Гарнет. Да, он хочет каких-то изменений,
потому что обратился в клинику за медицинской
помощью.

Доктор К. Следовательно, у него есть
другой выход, и вы не очень рискуете, что он оставит
вас, отказываясь играть. Должен сказать, что этот
сеанс был для меня особенно интересен, вот почему
я выступал чаще и дольше обычного. Теперь вы
очень хорошо усвоили то, что я старался вам объяс-

нить и показать. Вы знаете, что такое Родитель,
Взрослый, Ребенок, которые находятся в каждой
из вас, вы научились даже различать их проявления.
Вы отчетливо понимаете, что такое игры, практи-
куете их и дома, и здесь; и, как сегодня показала
Эсмеральда, ваши семьи играют в игры полным
составом, включая детей. С большой пользой для
всех мы можем говорить теперь и о ваших детях
потому что знаем их действительные трудности и
подходы к их разрешению; думаю, что теперь вы
будете решать их несколько иначе, чем предполагали
раньше. Когда я отсутствовал несколько месяцев,
вы отказались играть в <Ассоциацию родителей>,
решив, что можно употребить время с большей
пользой.

Спинель. Да. Мы с мужем решили, что
должны посещать сеансы вдвоем. Это возможно?

Доктор К. Вы хотите сказать, что следовало
бы трансформировать вашу группу в группу супру-
жеских пар?

Лазул и. Мой муж тоже мог бы приходить,
если можно.

Доктор К. Хорошо, если ваши мужья обра-
тятся к ассистентке И., мы рассмотрим этот вопрос.
Пусть кто-нибудь проявит инициативу.
Дискуссия после сеанса.

Присутствовали: госпожа И., наблюдатель, док-
тор К.

И. Вы и в самом деле говорили больше, чем
обычно.

К. Меня взволновал этот сеанс, ведь это завер-
шающий этап двадцати одного месяца работы. Я
думаю, что основную часть успехов следует отнести
на счет групповой терапии; двое проходили еще и
индивидуальную терапию, но ориентация здесь
разная.

И. Они в самом деле Получили точные и ценные
знания, которые смогут применить на практике.
Меня особенно поразил их энтузиазм. Я слышала,
как они разговаривали в кафетерии, некоторые
решили обратиться ко мне. Интересно, как будет
решать свои проблемы Амбер. Вы, наверное, тоже
задаете себе такой вопрос. Что касается Лазули,
то она будет бороться за своего мужа.

К. Да, это даже любопытно. Ведь до настоящего
времени вопроса о ее отношении к мужу не стояло,
но когда речь пошла о ее покровительственном
отношении, я испугался за нее: ведь она играет
два варианта <Папочки и мамочки>: в одном ее
муж - отец, в другом - маленький мальчик.

И. Я задаю себе еще один вопрос: как изменения
в их поведении повлияют на их детей, но, вероятно,
это такая бесконечная многовариантная проблема,
которую надо обсуждать отдельно.

К. На данном этапе нас должен удовлетворить
тот факт, что многие женщины признали, что их
поведение благоприятно повлияет на детей.

7. Последующие успехи (прогресс)

Из приведенного отчета можно сделать вывод,
что, благодаря групповой терапии, женщины научи-
лись тому, что им следует делать в многочисленных
жизненных ситуациях; в некоторых случаях можно
отметить все признаки социального контроля в
семейной и повседневной динамике. С клинической
точки зрения налицо уменьшение фобических отвра-
щений, более активное участие в жизни, ослабление
проявления симптомов, благодаря социальному конт-
ролю, осуществляемому при социальных связях.
Образцы поведения стали более произвольными и
свободными. Если раньше поступки были неприми-
римыми, ведущими к стереотипной бесплодной раз-
вязке с нагромождением клинических симптомов,
связанных с acting-out пациента и его близких (игры),
то теперь они могли прервать игру сразу в любой
критический момент, как предлагала госпожа Амбер
своей дочери; это было сознательное действие, и
результат его она предвидела. Взрослый
стал рассматриваться как мускул, укрепляющийся от
тренировки. Этот вывод подтверждают последующие
успехи пациентов. По мере продвижения лечения
Взрослый становится все более способным контро-
лировать Ребенка и вмешиваться не только во внеш-
ние, но и во внутренние конфликты, особенно на
уровне Ребенок - Родитель. Обогащается и социаль-
ный опыт Взрослого. Можно наблюдать социальные

и симптоматические улучшения и у близких пациента,
включая детей.

Даже не поражая воображения, перечисленные
достижения представляют огромный интерес для са-
мого врача, потому что свидетельствуют о том, что,
использовав рассчитанный, точный, понятный и конт-
ролируемый метод, он достиг намеченных целей; и не
только врач, но и пациенты на каждом этапе лечения
имели точное и ясное представление о ситуации и
могли ее контролировать.

На девяносто первом сеансе пациентки без под-
сказки врача начали проявлять интерес к изучению
выгод (бенефисов) внутренних и внешних (первич-
ных, вторичных, социальных и биологических).

Гарне т. Однажды я заметила, что чувствую
себя счастливой, я мыла ванну и пела. Вдруг мне
в голову пришла мысль: <А если мой сын убит?> Я
остановилась и спросила себя, почему я об этом поду-
мала. И поняла, что не могла просто так чувствовать
себя счастливой, что мне как будто необходимо было
все испортить. Заглянув в свое прошлое, я осознала,
что не раз со мной случалось нечто похожее, что в
этом и есть моя проблема, но раньше я просто этого
не понимала.

Л азул и. Со мной такое тоже бывало.
Другие пациентки тоже стали вспоминать случаи
из прошлой). Те игры и сценарии, которые расска-
зали Лазули и Амбер, теперь стали изучать с другой
точки зрения: не как операции, обеспечивающие мак-
симум внешних выгод и преимуществ, а как попытки
разрешить внутренние конфликты, извлечь внутренние
выгоды, где удобства, завуалированные сексуальные
награды, защищенность выступали на первый план.
(Механизмы, которые принято называть защищен-
ностью или мерами безопасности, очень существенны,
чтобы не сказать более. Их функцией является обес-
печение и провокация импульсов удовлетворения.
Без этого люди лишь изредка обменивались бы сло-
вами, считая молчание лучшей мерой защиты.)

Знания и опыт, приобретенные пациентками в
группе, не только позволили им достигнуть личных
терапевтических целей, но и подготовили их к новой
ступени лечения. И опыт врача подсказал ему, что
дальнейшая терапия должна состоять в развернутом

IS8




трансакционном анализе, основанном на следующих
моментах.

1. Возникновение возрастающего количества игр,
которые внешне отличаются друг от друга, но в даль-
нейшем обнаруживают сходную арматуру, характер-
ную для каждого пациента.

2. Игра, в которую играет пациент, по его мнению,
лишь изредка оказывается ежедневной с тем же
кругом людей.

3. Игра входит в один очень длинный сценарий,
воспринимаемый в трех аспектах: протокол, собст-
венно сценарий и адаптация.

4. Структурный анализ второй степени (см. гла-
ву XVI).

Понадобилось время, чтобы распознать в группе,
например, тонкую игру госпожи Амбер, но, когда она
была разгадана, стало ясно, что госпожа Амбер вела
свою игру непрерывно весь сеанс, и другие матери
быстро поняли, какой эффект такая игра могла про-
изводить на двенадцатилетнюю дочь госпожи Амбер.
Эту игру можно назвать <Поставить в неловкое
положение, или Загнать в угол>. Она комментиру-
ется так: <Хорошо, сейчас я тебе так отвечу, что
тебе нечего будет сказать>. Она играла в различные
варианты этой игры, поэтому ее долго не замечали.
Но игра восходила к эдиповскому протоколу: она
и ее отец противостояли матери, или она противо-
стояла родителям, чтобы взять верх над своей
сестрой. Вскоре стало возможно обнаружить и <учи-
теля>: смесь Взрослого с хитрым Ребенком. Но в
данном случае <учитель> был иезуитом и талму-
дистом, доктором софизмов и казуистики.

8. Уход из группы

Уход пациента из группы зависит от того, на-
сколько успешно проходят в группе его игры. Семь
участниц покинули группу матерей, потому что
по разным причинам их игры не проходили удовле-
творительно для них и они не могли побороть воз-
никающую на этой почве неприязнь. Это можно
показать на двух простых примерах.

Госпожа Гэй, как старожил клиники, хотела
играть с психиатром в <Психиатрию>, принимая

других пациентов за зрителей. Врач, не имевший
еще достаточного опыта, отказался; в ответ паци-
ентка сказала, что не намерена играть роль прихо-
дящей няни, и объявила о своем уходе. Больше
о ней никто не слышал.

Госпожа Вав была просто невыносима, она
хотела играть только в <Это ужасно>. С психоло-
гической точки зрения это был Родитель - палач
детей. Она удалилась с обиженно-укоризненным
видом, когда группа отказалась играть с ней.

Примечания

Я уже выражал благодарность медицинскому
персоналу психиатрической больницы в Атаскадеро,
куда меня пригласили вести психотерапевтическую
программу. В течение девяноста сеансов наблюда-
телем в группе матерей была Эльза Зисович, затем
ее заменила Барбара Розенфельд.

Материальные вопросы работы терапевтических
групп близко касаются рассматриваемых здесь тем,
и можно коротко на них остановиться. Сеансы
проходили в комнате, где последние два года не
было стола, пациентки сидели кружком, и обмен
мнениями был еще непосредственнее, чем ранее.
Количество пациентов в группе вырабатывалось
эмпирическим путем, начиная с десяти в 1928 году
у Григана Бюррова, который первым применил
групповую динамическую терапию. Теперь боль-
шинство врачей считают, что лучшее количество
пациентов восемь, некоторые уменьшают его до
шести. Для восьмерых часовой сеанс мал, а двух-
часовой длинен. Шесть человек и часовой сеанс -
это оптимально.

Семнадцать женщин посещали группу матерей,
которая работала четыре года, семь из них покинули
группу, не встретив понимания, что немного превы-
шает ожидаемый процент отсева. Г. Баш, один из
тех, кто много сделал для групповой терапии,
вывел из своего опыта некоторые принципы, касаю-
щиеся игр. То, что он называет операциями кон-
такта, находится в прямой связи с тем, что назы-
вают ангажементом.

Часть четвертая
ГРАНИЦЫ
ТРАНСАКЦИОННОГО АНАЛИЗА

Прежде чем приступить к чтению этой части,
читателю рекомендуется усвоить то, что было сказа-
но ранее.

Глава XVI
ПОДРОБНАЯ СТРУКТУРА ЛИЧНОСТИ

Можно допустить, что определение структуры
личности, приведенное в предыдущих главах, будет
удовлетворять врача на протяжении всей его карье-
ры, как оно оказалось достаточным доя автора
этих строк в течение первой фазы клинического
формирования этих идей.

Однако, проявив больше любознательности и
хорошо овладев структурным анализом, наблюда-
тель вскоре почувствует необходимость дальнейшего
усовершенствования, чтобы разрешать сложные
проблемы, которые могут встретиться в практике.
Госгодин Детер, пациент двадцати трех лет,
рассказал врачу сон: <Мне снилось, что я малень-

Ь. Эрик Берн 161

кий мальчик и сосу палец, хотя знаю, что я большой.
и боюсь, что скажет мама, когда увидит. Вы знаете,
я всегда чувствую вину при одной мысли ее огорчить>.

Ясно, что сон рассказывает Взрослый, главным
действующим лицом является Ребенок, а обвини-
телем - Родитель, который внушает пациенту чув-
ство вины при мысли, что он огорчает мать. Сон
ставит структурную проблему, которая может быть
решена, если понаблюдать за ребенком в обычной
жизни.

Мальчик начал сосать палец в четыре года, после
появления в семье второго ребенка. Мать Арона
рассказала, что он сосал палец до двух лет, потом
прекратил и вновь начал, когда у него появилась
сестра; он чувствует свою вину, но всякий раз, когда
дела у него идут плохо, он это делает. Его сестре
было три года, и, когда все шло спокойно, они
дружно играли. Арон учил ее складывать кубики.
Если она бегала или пачкалась, он говорил ей:
<Нельзя этого делать, надо убирать игрушки на
место> и так далее. Мать рассказывала это гостям,
и, приходя в детскую, они видели Арона в одном
из трех состояний: либо сердитым, либо играющим
с сестрой, либо in loco parentis.

Не составляет труда диагностировать эти три
состояния Арона: Ребенок, Взрослый и Родитель.
Наблюдая за детьми, можно заметить в самом ран-
нем возрасте разницу между функционированием
неопсихики и археопсихики, когда ребенок начинает
воспринимать предметы отдельно, самостоятельно
существующими. Позднее парантализм (parent -
родитель) начинает проявляться в форме подра-
жания реальным родителям.

Арон проявлял детские черты характера, свой-
ственные его возрасту: покровительственное отно-
шение к сестре, бережное отношение к вещам и
людям; в зависимости от положительных или отри-
цательных эмоций был заботливым или сердитым,
и в последнем случае проявлялась регрессивная
привычка: он сосал палец. Эти ра-тоаидности пове-
дения позволяют пхтроить дааграмму структуры
личности зтого ребенка (ряс. 1~;,и. 1..0и":ельское
состояние Я. a KJTCVOM он подменял для сестры
родителей; Взрослое состояние Я, в котором он

б) Структура Ребенка
горой степени

в) Структура Ребенка г) Структура Взрослого
третьей степени второй степени

ж) Паяный структурны
второй степени

Рис. 17. Детализированная структура личности

играл в кубики, разговаривал с людьми и проявлял
характерные для своего возраста реакции; и нако-
нец, Детское состояние Я, в котором он возвра-
щался к манере поведения очень раннего возраста.
Именно Родитель заставлял его стыдиться, когда
он сосал палец, а Взрослый, который изучал это
поведение, понимал, что, тем или иным образом,
сам он смещен. Короче, Арон походил на образ,
который господину Детеру рисовался-в снах.

И вот что случилось с господином Детером.
Когда он был в таком состоянии, как будто ему
шесть лет, в комнату вбежала его взрослая сестра
и объявила, что их мать попала в аварию, она ранена.
Психологическая структура целиком была зафикси-
рована травматическим способом. И когда позднее
проявлялся Ребенок господина Детера, обычно в
ситуациях, когда он жульничал, эта психологичес-
кая структура оживала, восстанавливалась цели-
ком.

Чтобы представить это в структурной диаграмме,
надо включить внутрь Ребенка не только привычку
сосать палец, но и чувство вины и объективную
оценку. Это тот Ребенок, который появлялся во
сне. Состояние, в котором пациент рассказывал
сон, - это Взрослый, а Родитель представлен со-
знанием вины за те огорчения, которые он доставлял
матери.

Следовательно, на рис. Ч,б Ребенок показан,
как на рис. 17,а, то есть дана полная структура
регрессивной личности, сосущей палец, в то время
как Взрослый и Родитель господина Детера могут
быть представлены обычным образом.

Основное и главное значение сказанного заклю-
чается в следующем: при подробном анализе вы-
ясняется, что Ребенок состоит из архаического
Родителя, архаического Взрослого и еще более
архаического Ребенка. В момент, когда Ребенок
был травматически зафиксирован, он представлял
собой уже завершенную личность, содержащую
все эти три элемента. С клинической точки зрения
в большинстве случаев лучше рассматривать Ре-
бенка как неделимое единство, но в редких особых
случаях уместно анализировать этот аспект лич-
ности более подробно. Именно эта внутренняя

структура решительным образом отличает феноме-
нологического Ребенка от концептуального психо-
аналитического Это. Можно сказать, что рис. 17,6
представляет структурный анализ второй степени.

В очень редких случаях можно выполнить струк-
турный анализ третьей степени. Ребенок, который
в два-три года сосет палец, может иметь примитив-
ного Родцтеля (эмбрион Родительского состояния
Я) и Взрослого и может иногда возвращаться в
1 состояние Я, которое, предположим, воспроизводит
( травматизм ранее произошедшего отнятия от груди.
1 Таким образом, мы будем иметь (рис. 17,в) Ребен-
1 ка (травматизм отнятия от груди), который сам
- является архаическим аспектом Ребенка (ребенок
шести лет). Ситуация, сходная с картинкой на
пачке дрожжей: девушка держит пачку дрожжей,
на которой изображена девушка, держащая пачку
дрожжей, и так до бесконечности. Рис. 17,в вос-
производит анализ третьей степени такой серии
развития.

Если теперь перейти к анализу Взрослого, ока-
жется, что во многих случаях некоторые Детские
черты интегрированы в состояние Я Взрослое не
в форме процесса заражения. Механизм этой инте-
грации еще до конца не прояснен, но можно за-
метить, что некоторым из этих качеств свойственны
обаяние и открытость, характерные для детей.
И рядом наблюдается такое чувство ответственности
за все человечество, которое называется классичес-
ким словом <пафос>. С другой стороны, наличеству-
ют такие моральные качества, которые присущи
людям, объединяющим в себе и взрослую ответ-
ственность, и мужество, и искренность, и честность,
и справедливость (кроме местных предрассудков).
В этом смысле можно говорить, что Взрослый со-
держит Детские и этнические качества, но это оста-
ется самой туманной областью структурного анализа;
не было возможности прояснить эти вопросы и
в клиническом плане. Тем не менее в академических
целях, а также для объяснения некоторых клини-
ческих явлений было благоразумно разделить Взрос-
лого на три зоны (аспекта). С трансакционной
точки зрения это значит, что каждая личность,
функционирующая как Взрослый, в идеале должна

проявлять три типа тенденций: персональную жи-
вость и привлекательность, объективную выработку
данных и этическую ответственность, что должно
выражаться в элементах археопсихики, неопсихики
и экстеропсихики, интегрированных в неопсихическое
состояние Я, может быть, в форме таких влияний,
которые описаны в главе XX.

Эта предположительная формулировка представ-
лена на рис. 17,г. В своем Взрослом состоянии
интегрированная личность очаровательна и так далее,
мужественна и так далее, каковы бы ни бьйи ка-
чества, которыми она обладала или нет в своем
Детском и Родительском состояниях Я. Личность
неинтегрированная может вновь стать очарователь-
ной и может чувствовать, что должна быть муже-
ственной.

Случай господина Труа иллюстрировал подроб-
ную структуру Родителя. Отец пациента, как прочие
человеческие существа, имел три типа поведения:
экстеропсихический, неопсихический, археоприхи-
ческий, и господин Труа в обычном Родительском
состоянии Я их воспроизводил. Как и у его отца,
у него были стройкие иррациональные предрассудки,
особенно в отношении детей; в то же время он
демонстрировал повышенную проницательность от-
носительно женщин, также воспроизводившую пове-
дение его отца; а по отношению к некоторым типам
женщин он впадал в своего рода садистскую игри-
вость, похожую на ту, которая заставила его мать
развестись с отцом.

Эти детали схематично представлены на рис. 17,д,
где фигурируют одновременно горизонтальное раз-
деление Родителя на Ребенка, Взрослого и Роди-
теля" и вертикальное разделение материнского и
отцовского влияния. Родитель" означает, естественно,
влияние бабушек и дедушек, хранителей семейных
традиций, которые могут простираться от преступле-
ний до высокоморальных поступков. Анализ третьей
степени на рис. 17,е подразделяет Родителя" на
Ребенка, Взрослого и Родителя, то есть прароди-
Tf-7iiii

При наличии хороших генеалогических данных
такой анализ можно довести до первого предка
человека..

Полный структурный анализ второй степени
можно представить в виде диаграммы на рис. 17,ж.
Если такую диаграмму построить шаг за шагом
на базе клинического материала продолжительной
терапии, то теоретически пациент будет иметь в
руках все необходимое, чтобы понять персональное
значение каждого участка.

Такой развернутый и подробный анализ жела-
телен, когда дело касается очень специфических
проблем. Особенно интересны Детский аспект
Родителя и Взрослая часть Ребенка.

Второй пример покажет, каким образом струк-
тура второй степени может заявить о себе в кли-
нической ситуации. Молодая женщина двадцати
пяти лет госпожа Зуанон рассказала об одном
тяжелом периоде в своей жизни, когда ей было
около десяти лет. Она воспитывалась в очень рели-
гиозной семье и в этом возрасте с какой-то на-
вязчивой настойчивостью стала задавать себе вопрос,
был ли у Иисуса половой орган. Она говорила себе,
что так думать грешно, старалась отвлечься, зани-
маться куклами. Пациентка рассказала эту историю
перед всей группой с должной объективностью
и добавила: <Я должна сказать, что не горжусь
такими мыслями, но тогда они возникали помимо
моей воли, не поддаваясь никакому контролю>.

Структурный анализ этой ситуации может быть
представлен на рис. 17,6. Женщина двадцати пяти
лет, объективно рассказавшая эту историю как
Взрослая, представлена окружностью в центре.
Слова извинения за такие мысли принадлежат
Родителю первой степени, не очень суровому, он
представлен верхней окружностью. То, что описывала
госпожа Зуанон, было состоянием Я ее детства,
это представлено нижней окружностью. Это струк-
турный анализ первой степени.

Состояние ума пациентки в возрасте десяти
лет имело три составные части. Архаическая со-
ставляющая, которая прокладывала путь к созна-
нию, - это Ребенок второй степени, который стал-
кивается с Родителем второй степени (круг внизу):
<Ты не должна думать о таких вещах>; и это исто-
рически голос матери пациентки. Конфликт был
разрешен Взрослым второй степени (в нижнем

кругу), который занялся внешней деятельностью.
Это структурный анализ второй степени.

Пациентка могла вспомнить и рассказать эти
события, потому что ее Взрослый первой степени
был сильно инвестирован, а ее Родитель первой
степени относительно снисходителен.

Другие члены группы не могли ни вспомнить
такие отдаленные конфликты, ни описать их из-за
суровости Родителя первой степени и слабых пол-
номочий Взрослого первой степени.

В случае госпожи Зуанон осталось решить за-
гадку Ребенка второй степени. Данные для решения
были следующие. На пятом году жизни ей расска-
зали, что Иисус был человеком, который жил очень
давно. Эта информация имела религиозную и исто-
рическую цель, но Взрослый (третьей степени)
девочки понял все в анатомическом смысле, невинно.
Когда она пыталась так же невинно об этом гово-
рить, ее обрывали и травмировали. Таким образом,
состояние ребенка четырех лет зафиксировалось
и воспроизвелось в странной богохульной форме
у девочки десяти лет. Состояние Я полностью функ-
ционировало как Ребенок взрослой женщины.

Примечания

Данная глава была лишь иллюстрацией явле-
ний, клиническая демонстрация которых потребо-
вала бы отдельного тома.

Клинический материал о господине Детере был
изменен с целью упрощения. Доктор Роберт Вальд
высказал несколько интересных и оригинальных
идей по поводу этого сна.

Это было описано Фрейдом, как <хаос, котелок,
полный бурлящих эмоций... В нем нет никакой ор-
ганизации, никакой общей воли... Процессы, которые
протекают в Это не подчиняются логическим зако-
нам мысли; для них принцип противоречия есть
ноль>. А так как инфантильное состояние Я вос-
производит состояние Я реального ребенка, то
разница бросается в глаза. Ребенок имеет органи-
зацию, волю, логику и, конечно, принцип противо-
речия. Кроме того, он знает, что такое добро и что
такое зло. Значительное недоразумение было вызва-

но тем, что термин Это употреблялся очень фа-
мильярно самими психоаналитиками.

Характеристики Родителя, Взрослого и Ребенка
в детях исследованы в работах Пьяже. Эмбрион
Взрослого в Ребенке исследован Спицем в одной
из самых интересных его книг. Исследования Ме-
лани Кляйн и ее школы на тему: <Ранние стадии
.Г Сверх-Я> находятся в тесной связи с тем, что здесь
называется эмбрионом Родителя.

) Структура второй степени, выполненная для
Взрослого, поднимает проблемы Я Самостоятель-
j ного, которые еще не решены. Современные поло-
1 жения базируются на антропологических и клини-
ческих данных, а именно на том положении, что
Г во всем мире люди одинаковы. Было бы актуально
1 обсудить проблему автономного удовлетворения в
1. свете современных знаний.

. Можно показать, что такое описание неопсихики,
? которое сделано выше (в форме калькулятора для
i вероятностных расчетрв с частичным самопрограм-
1 мированием), может привести к системе выработки
данных по темам <Честность> и <Искренность>
со специальными механизмами включения. Такая
основная программа колебалась бы между внутрен-
ними источниками (архаическими) и внешними
параметрическими факторами, представляющими со-
ответственно археопсихические и экстеропсихичес-
кие влияния.

Глава XVII
ПРОГРЕССИВНЫЙ СТРУКТУРНЫЙ АНАЛИЗ

Прогрессивный структурный анализ особенно
полезен в случаях психопатий и характерных нару-
шений. Из-за сложности этого анализа будет при-
веден пример его использования, а также несколько
специфических характеристик, раскрывающих его
возможности.

1. Анализ родительской структуры

Состояние Родительского Я господина Труа,
воспроизводившее поведение его отца, уже описано.
Оно включало жесткое отношение к детям (Роди-
тель в Родителе), неконтролируемые замечания
о поведении женщин (Взрослый в Родителе, на-
следство отца) и предприимчивость в сексуальной
сфере (Ребенок в Родителе, производная от пове-
дения отца). В таком состоянии господин Труа,
находясь в группе, воспроизводил три аспекта своего
отца, как видно на рис. 18,а.

В период, когда он обратился к доктору К., па-
циент хорошо исполнял функции Взрослого, работая
ночным портье в одном из клубов. Он любил свою
работу, потому что она согласовывалась с тремя
аспектами его личности, и здесь не было повода
для конфликта. Его Взрослый занимался матери-

3>прет сексуальны:
отношений.
мошенничество

Сексуальные
отношения
с чувством вины

Ребенок

Госпожа Трув-мать Господии Труа-отец

Жесткий с детьми
Знает женщин>

Сексуальные отношении,
мошенничество

Запрещает мошенничество.
но нс сексуальные
отношения
(пробел)

Толкает к мошенничеству
Отец )" сексуальным отношениям

Секумыше mioiiiciixi f peCOHMc i 06мм пОоафмм,
подафлетс> и рирсимжич щпш Ї ""1"T""

Госполин Тру - поклонник женщин,
но честный

Рис. 18. Родительские элементы
170

альными проблемами, его Ребенок любил шумную
атмосферу клуба, а его Родителю нечего было за-
прещать.

Некоторые завсегдатаи клуба вскоре установили,
что господин Труа болезненно реагирует на шутки.
В таких ситуациях он выпадал из состояния Взрос-
лого и впадал в Родительское, волнуясь, он утра-
чивал чувство юмора. Он становился в позу и вы-
сказывался в таком стиле: <Я не хочу слушать эти
тупые ребяческие штучки. Оставьте меня в покое!>
Это в точности воспроизводило поведение его
отца.

Случай господина Труа иллюстрирует одновре-
менно структуру некоторых характерных типов за-
щиты и некоторые формы психопатического пове-
дения. Характерные реакции неодобрения были
направлены против собственного Ребенка и исходили
со стороны Родителя. Таково происхождение за-
щитных реакций. Что же касается психопатии,
то следует отметить, что интерес собственного
Ребенка к сладкой жизни не только не пресекался,
но даже поддерживался и поощрялся Ребенком
его Родителя. Ведь он предавался играм с женщи-
нами не по родительскому недосмотру, наоборот,
отец давал ему практические уроки в этой области.
Говоря языком структурного анализа, речь не идет
о <дырке в его Родителе>, аналогичной понятию
<пробел в Сверх-Я> у Джонсона, но речь идет о
невольной Родительской провокации.

Отец преподал ему и другие игры, например,
<Финансовую безответственность>, но Ребенок гос-
подина Труа их не воспринял под активным Роди-
тельским влиянием со- стороны матери. Хотя мать
господина Труа в другом аспекте травмировала
Ребенка, она отказалась от своей Родительской
роли в сфере отношений между мужчинами и жен-
щинами. Его гетеросексуальная ориентация основы-
валась на трех структурных факторах: Ребенок,
движимый идиосинкратическим интересом, одобрен-
ный отцом Родитель и пробел в Родителе со стороны
матери. Это воспроизведено на рис. 18,6.

Передача культурных психопатий удивительным
образом иллюстрирует принципы прогрессивного
структурного анализа.

Воровство у цыган, охота за скальпами на Ама-
зонке, пиратство близ океанских островов, убийства
и преступления в мафии, коррупция в некоторых
социальных слоях цивилизованных стран имеют,
вероятно, ту же структуру, что и поведение госпо-
дина Труа с женщинами,, если верить его вульгари-
зированным рассказам. Здесь уместна поговорка:
<Чтобы воспитать даму, надо начинать воспитание
с ее бабушки>, то есть с Родителя родителя.
Каннибализм и жестокость жителей островов

Фиджи хороший предмет для исследований, так
как существуют многочисленные документы об
истории этих островов. Жестокость вождей пере-
давалась из поколения в поколение, потому что
не только не было никаких запретов, но, наоборот,
существовали поощрение и поддержка нецивилизо-
ванного Ребенка каждого вождя. Когда вожди были
обращены в христианскую веру, на внутреннего
Родителя стали воздействовать внешние родительские
авторитеты. Еще некоторое время наблюдались
случаи спонтанной жестокости, но теперь, несколько
поколений спустя, жители Фиджи самые дружелюб-
ные, вежливые и добрые люди на земле. В наши
дни внутренний Родитель молодого фиджийца
понимает и слушается Родителя второй и даже
третьей степени, который запрещает жестокость.
Если осознать во всей полноте такие исторические
и культурные изменения, легко понять в структур-
ном плане женщину, идущую по следам своей бес-
путной матери, или убийцу-профессионала и его
мать, защищающую его в суде.

Случай сестер Трисс иллюстрирует структурную
ситуацию семей, в которых дети развиваются по-
разному. Многие проблемы можно объяснить только
с помощью факторов структурного анализа.

Дедушка Трисс очень разбогател в зрелом воз-
расте и быстро стал играть роль авторитарного
патриарха, требовавшего полного подчинения со
стороны своего клана, используя силу денег в ка-
честве довода своей правоты. Все подчинялись,
кроме одного зятя, который после нескольких лет
безуспешной борьбы развелся с женой, оставив
ей двух дочерей - Алису и Бетти, четырех и восьми
лет; их мать, подчиняясь воле отца, отказалась от

фамилии мужа и воспитывала дочерей под фамили-
ей Трисс.

Госпожа Трисс своеобразным путем ушла от
жестокой авторитарности своего отца. Уже с юности
она была гомосексуальна; на это отклонение ее
Ребенка отец Трисс смотрел снисходительно, так
как дочь была послушна ему. После замужества
она бросила эти игры, за исключением более поздних
сексуальных игр со своей старшей дочерью.

Когда старшей дочери Алисе было девять лет,
мать прекратила свои игры. Присутствие Алисы
предохранило Бетти от подобного материнского
внимания. Но Алиса стала гомосексуалисткой.
Главной неприятностью последующих лет жизни
было то, что отец догадался о ее отклонениях, и
поэтому она никогда не навещала его, хотя он жил
неподалеку. Ее поведение было двойственным: с
людьми своего возраста она вела себя богемно, с
людьми старше себя была вполне воспитанной.

Бетти, со своей стороны, была гетеросексуальна,
но открыто бунтовала против буржуазных ценностей
матери и дедушки, они же рассматривали ее как
неисправимо испорченную особу. Она испытывала
чувство вины по отношению к матери, как Алиса
по отношению к отцу.

С точки зрения структурного анализа эти две
личности нетрудно понять. Положение Алисы и ее
чувство вины относительно секса определялось
Ребенком ее матери и Родителем ее отца, а в соци-
альном плане она подчинялась Родителю матери.
Социальное поведение Бетти и происходящее из
него Чувство вины было внушено Ребенком ее отца
и Родителем ее матери, а в сексуальном плане она
подчинялась Родителю своего отца. Ситуация будет
понятна, если взглянуть на диаграмму. Родитель-
ская структура представлена на рис. 19,а.

Из-за поведения дедушки Трисса госпожа Трисс
не имела родительской защиты от гомосексуальных
испульсов. Следовательно, ее Ребенок мог свободно
предаваться этому, и он соблазнил Ребенка Алисы.
Отцовский аспект Родителя Алисы заставлял ее
чувствовать свою вину, но не так сильно, чтобы
остановить. Это показано на рис. 19,6. Будучи до-
черью своей матери, Алиса чувствовала ее сильные

Лмбуетктформт-
Лмкимт -
гомосексуялымсть

Гомоссксуииный
<оифоршч-г

Ропштш ~ГО<10С<<С>1ЛЫ1111-Г>

ГЬтцх11;1,с),1,ы1м<
<унт>

Поощрение
гомосексуальностм

Запрет 1
го>.ю<су>л>.<<т> "р" "" [ м<"

Отец 1 Поощрение

бунт

Доть своей матери Алиса Дочь счжп отц> Бегги
"

Рис. 19. Родительские элементы (продолжение)

влияние в отношении сексуальных отклонений,
в социальном же плане полностью подчинялась
дедушке.

Бетти была дочерью своего отца: ее Ребенок
подчинялся влиянию отца. Но бунтующий Ребенок
отца, который привел его к разрыву с кланом, вдох-
новил и Бетти на бунт против нравов, которые там
царили. Однако из-за этого Бетти было трудно проти-
востоять материнскому осуждению, перешедшему
от деда Трисса через Родителя матери. Это пред-
ставлено на рис. 19,в.

2. Анализ Детской структуры

С точки зрения операционной, как можно наблю-
дать в клиниках и в частной практике. Ребенок
проявляет себя четырьмя различными способами.
1. Он может принять характерную форму пове-
дения. Часто встречается наигранная простота и
наивность: <Ох, профессор, сколько же вы всего

знаете!> В этой ситуации пациент задает много
вопросов и изображает восхищение всезнанием
врача. Вариант самоуничижение: <Ну и ребенок
же я!>

2. Возможны короткие эпизодические вторжения
Ребенка в деятельность Взрослого, например, гос-
подин Эннат прерывал себя, ударяя кулаком по
бедру.

3. Ребенок может проявлять активность одно-
временно со Взрослым неосознанными интонациями
и жестами. Улыбка или наклон головы выдадут
Ребенка.

4. Ребенок может внимательно следить за игрой
и открыто себя никак не проявлять, пока что-то
не покажется ему <поперек>. Если это произошло,
его реакция может принять форму всепонимающего
наблюдения. Пример будет приведен ниже.

В трех первых случаях Ребенок проявляется
в форме интегрального единства и его подробную
структуру непросто выяснить. Четвертый случай -
проявление второй ступени, которое соответствует
проявлению одного аспекта состояния Я, зафиксиро-
ванного очень рано и известного под названием
<Профессор>: Взрослый в Ребенке.

Госпожа Катри была очень опытной пациенткой.
Она обращалась уже к трем врачам, и каждый раз ей
удавалось управлять врачом, прежде чем она прекра-
щала лечение.

С доктором К. она сотрудничала, но все время
повторяла: <Я тупая. Я ничего не понимаю>. У доктора
появилось подозрение, что она одурачивает своего
Взрослого путем заражения, но ее Ребенок не так туп,
как она хотела показать, и что она играла в игру, корни
и мотивы которой еще не были ясны.

После нескольких сеансов она однажды рассказала
сон и по привычке с нетерпением стала ждать
комментариев врача. Врач спокойным тоном сказал:
<Это интересно>. Тогда госпожа Катри, уязвленная,
сказала: <Этого недостаточно. Вы должны мне сказать,
что он имеет сексуальное значение>.

В другой раз она рассказала о семейной ссоре,
чтобы получить от врача одобрение своего поведения
и осуждение в адрес мужа. Врач спросил, что ей даст,
если он это скажет. <О, я буду себя чувствовать го-

175

раздо лучше>. - <А если я скажу, что ваш муж
прав, а вы нет?> - <Я это знала с самого начала>.

Было очевидно, что одна часть госпожи Катри с
большим вниманием наблюдала, как проходили ее
игры. Упрекая врача, что он не извлек из ее сна то,
что ей необходимо, она играла роль профессора
психиатрии, положение очень странное для самого
тупого члена группы. Ее рассказ о семейной ссоре -
еще одно доказательство ее необычного поведения.
Ранее ей удавалось привлечь на свою сторону в до-
машних ссорах довольно опытных врачей, и теперь
она старалась втянуть доктора К. в ту же игру с
тремя ролями. Но, как она сама откровенно сказала,
другая часть ее личности заранее знала результат.

Такого рода поведение характерно для растущей
детской личности и составляет часть функциони-
рования неопсихики, так как требует тонкости и объек-
тивности в выработке данных, основанных на опыте.
Поэтому, диагностируя это поведение, можно говорить
о части Взрослого в Ребенке. Если этот подаспект
личности проявляется три-четыре раза, как у госпожи
Катри, прозвище <Профессор> подходит наилучшим
образом.

Такие авторы, как Эриксон и Ференчи, писали о
том, что ребенок-аналитик не обязательно занимается
психоанализом, он просто очень проницательно наб-
людает за нашими терапевтическими усилиями; к
сожалению, этот дар теряется с возрастом.

У госпитализированных пациентов со смещенными
Родителями и Взрослыми, то есть у явных психо-
патов, подобная структура Ребенка просматривается
легко. Такие пациенты находятся как бы во власти
тревог своего раннего детства: что родители все видят,
что сейчас последует наказание и тому подобное. Ре-
бенок становится тем, что взрослые называют депрес-
сивным или маньяком. Внимательный наблюдатель
может видеть этих родителей так же ясно, как
пациент, и, таким образом, у многих психопатов
архаический Родитель второй степени, Родитель в
Ребенке, становится видимым, хотя и трудноописы-
ваемым.

Психологическая интуиция, которой, как известно,
наделены многие шизофреники, проявляется под на-
званием <Профессор>, то есть Взрослый в Ребенке.

176

Он может проявиться и в другой форме: опытный
врач вдруг услышит от шизофреника, что допустил
ошибку в лечении, что надо пойти другим путем.
Будет ли это высказано намеком или еще каким-то
образом, врач должен обратить на это самое присталь-
ное внимание и чаще всего поймет, что сделал откры-
тие.

Например, фундаментальный принцип, приведший
к большим открытиям в психоанализе, был изложен
Фрейду пациенткой Эмилией фон Н., которая, вытя-
нув палец в его сторону, закричала: <Не двигайтесь,
ничего не говорите, не прикасайтесь ко мне!>
Какое впечатление это произвело на Фрейда, можно
судить по тому, сколько раз он об этом вспоминал.
Позднее пациентка объясняла это тем, что не хотела
прервать свою мысль, что это усложнило бы даль-
нейшее объяснение. В этом случае Взрослый в Ре-
бенке Эмилии фон Н. был лучшим врачом, чем
Фрейд, а такая пациентка заслуживает титула <Про-
фессор>.

Ребенок в Ребенке, когда он обнажается через
психоз, проявляется в архаической интенсивности
реакций на собственные выдумки. Такие знатоки этого
выдумки пластичными.

Примечания

Джонсон и Зурек говорят о невольном возбужде-
нии с помощью родителей, что приводит к пробелу в
Сверх-Я у ребенка. Структурный анализ делает разни-
цу в трансакционных терминах между невольным
возбуждением, как у господина Труа, пассивным
согласием, как у Бетти Трисс, и активным возбуж-
дением, как у Алисы Трисс. Структурный анализ
второй степени, выполненный для Родителя, делает
возможным точное этиологическое суждение. Он уста-
навливает разницу между отцовским и материнским
влиянием и выстраивает систематические рамки, поз-
воляющие дойти до дедушек-бабушек и деятельности
родителей в детстве.

Зурек расширяет эту концепцию Джонсона с по-
мощью богатого клинического материала, который
дает ему возможность делать выводы. То, что при-

ведено здесь, представляет общее теоретическое по-
ложение, позволяющее расширить применение таких
открытий с возросшей ясностью и эффективностью.
Структурный анализ позволяет обобщить результаты
Фишера и Манделла, а также других авторов.

В действительности ситуация госпожи Катри была
разрешена так: она вместе с мужем была приглашена
в группу супружеских пар. Она и там старалась
показать неправоту мужа; эта самая распространен-
ная игра называется <Трибунал>. Ее заставили все-
таки проанализировать ситуацию, что она успешно
сделала; через короткое время она прекратила играть
в эту игру. Отказ других участников играть с ней
позволил перенести ее внимание с домашних сцен
на детскую депрессию.

Сама структурная ситуация была впервые отмечена
Бреером и Фрейдом еще в 1895 году. В <Наблюде-
нии 1> (Анна О.) Бреер писал: <Отмечены два четких
состояния пациентки, которые сменяют друг друга и
все больше отличаются друг от друга. В одном
состоянии она была печальна, хорошо узнавала все,
что ее окружало, была тревожна, но сравнительно
нормальна; в другом, во власти галлюцинаций, ста-
новилась злой>. И вот в этом втором состоянии
ей напомнили детские стихи. Бреер отметил присут-
ствие у пациентки Взрослого даже в состоянии
психоза.

Таким образом, оба условия, состояния были не
что иное, как состояние Я нормальное и состояние
Я Детское. В <Наблюдении II> (Эмилия фон Н.) па-
циентка в смущенном состоянии давала Фрейду
указания по психотерапии, что восходило к Взросло-
му в Ребенке. По причине тогдашнего состояния науки
Фрейд отошел от структурных аспектов и перенес
свое внимание в область психодинамики.

В наши дни на островах Фиджи внимание с
религиозных факторов перенесено на расовые и эко-
номические, как показывают недавние волнения
(декабрь 1959 г.).

Глава XVIII
ТЕРАПИЯ БРАКА

1. Показания

Общепринятым считается положение о невозмож-
ности одновременного лечения у одного врача обоих
членов супружеской пары. В таких условиях врачу
трудно избежать непредвиденных трудностей. Ему
трудно не вступить в игру втроем; если супружескую
пару ведут два врача, им легче сопротивляться игре
вчетвером.

По имеющимся данным, семейные консультации,
не занимающиеся терапией, организуют свою работу
как игру втроем, причем служащий консультации
играет роль третьего игрока. На психологическом
уровне он стремится стать третьим участником семьи
с Родительской функцией.

Врачи консервативной ориентации стараются избе-
гать как семейной терапии, так и консультаций,
помня, что слабые успехи на этом поприще при-
водили в отчаяние многих квалифицированных
врачей. Чаще всего семейной паре говорят, что целью
терапии является здоровье индивида, а не оздоровле-
ние отношений.

Прежде чем перейти к описанию собственно те-
рапии, следует сказать несколько вводных слов. Груп-
повая терапия сохраняет свои цели и задачи в при-
менении к группе супружеских пар. Но, чтобы
получить опыт, была предпринята организация группы
из одной супружеской пары. Успехи были столь обна-
деживающими как в терапевтическом, так и в научном
плане, что было решено создать группу с большим
составом. Оптимальной представляется группа из че-
тырех пар; две мало, так как требуется заинтере-
сованная публика, пять много, потому что времени на
всех не хватит.

Группа из четырех пар была самой показатель-
ной во всей карьере автора. Частично успех объясня-
ется тем, что игры семейных пар известны давно.
Положительным моментом является существующая
между супругами подлинная интимность, и это соз-
дает в группе очень доверительную атмосферу. Чело-
век, потерявший веру в человеческую доброту, должен

посещать такую группу. А иногда и больные люди
показывают пример прекрасной, большой души. Два
человека, посещавших такую группу и разделявших
взгляды автора на полезность семейной терапии,
сказали, что это самое большое изобретение после
изобретения колеса.

В идеале критерия отбора в группу не суще-
ствует. Однако опыт показывает, что группы могут
подразделяться на четыре больших класса.

1. Люди, которые не могут понять друг друга, но
не хотят и разводиться. Их игры происходят
неудовлетворительно, иногда из-за возраста, иногда
дают трещину.

2. Люди, страдающие от толчка в сценарии. Брак
может счастливо длиться многие годы, пока у одного
из супругов не случится внебрачная импульсивная
связь. И важны не домашние сцены, потому что они не
обязательно будут носить психиатрический характер,
а появление психопатологического элемента в форм
навязчивой ревности, иногда с гомосексуальной окрас-
кой, что является шоком для партнеров. По мере раз-
вития драмы <Брак втроем> становится ясно, что с
самого начала у супругов был сценарий в латентной
форм(ъ

3. Люди, которые разводятся, но готовы рассмот-
реть возможность примирения. В этом случае группа
выполняет роль государственных учреждений, дающих
время на окончательное решение о разводе.

Прогнозы в этих трех категориях не так сложны,
как в четвертой.

4. Пары, в которых один супруг или оба приходят
в группу, потому что это входит в игру <Видите, как я
несчастен>, и пытаются эксплуатировать врача, чтобы
потом просить развода <с чистой совестью>.

Эта .форма терапии делает первые шаги, осо-
бенно в аспектах, касающихся трансакционного ана-
лиза. Из восьми пар, прошедших терапию, одна
развелась; других разводов не было.

2. Структура брака

Когда группа организовывалась, то хотя бы один из
супругов в каждой паре имел сведения о структурном
и трансакционном анализе. Все участники понимали,
180

что организация группы носит экспериментальный
характер, поэтому процедура и конечная цель не
определялись заранее. Однако все пошло так успешно,
что уже с третьего сеанса были сформулированы в
общих терминах трансакционного анализа супруже-
ские проблемы и зафиксированы задачи и цели.
Природа брачного контракта была сформулирована
таким образом, что получала подтверждение всякий
раз, когда в группу входила новая пара.

Структура брака, американского или канадского,
брака по склонности, может быть описана в трех
различных аспектах.

1. Формальный контракт оформляется между дву-
мя Взрослыми и заканчивается брачной церемонией,
на которой каждый партнер общает любовь и верность
в любой ситуации. Статистика показывает, что такой
контракт не всегда воспринимается всерьез. Добро-
вольное обязательство Взрослого аннулируется всякий
раз при внебрачной связи или разводе.

2. Контракт отношений - это психологический
контракт, который не объявляется в открытой форме.
В период ухаживания один из партнеров имеет
тенденцию играть роль Родителя, а другой Ребенка.
Это может принимать форму либо скрытого пара-
зитического соглашения, либо рационального устрой-
ства, которое предусматривает изменение роли по
ходу изменения ситуации. В первом случае контракт
может быть нарушен уже в конце медового месяца,
когда один из партнеров захочет изменить роль, на что
второй начинает кричать: <Обманщик!> Если женщина
лелеяла мужчину в период ухаживания, то подра-
зумевается, что так будет и дальше, и частично
в этом тайна их контракта. Если вдруг она потребует,
чтобы теперь он заботился о ней, последствия этого
шага без посторонней помощи не уладить.

3. Существенной основой брака является секрет-
ный контракт между Детьми, контракт сценария.
Именно на нем основывается выбор партнера среди
всех возможных кандидатов. Предполагаемый супруг
является как бы режиссером: он ищет женщину на
первую роль, а женщина ищет премьера на мужскую
роль, который передал бы характер, близкий к ее про-
токолу. В подготовительный период кандидаты де-
лятся на две большие категории: ту, в которой кан-

дидаты дают подходящие трансакционные ответы,
и ту, в которой не дают. Из первой категории
идет дальнейший отбор в нужных играх; и выбор па-
дает на того, кто, кажется, лучше всех соответствует
сценарию в целом.

Рейк, цитируя Фрейда, говорит: <В момент приня-
тия решения второстепенной важности я всегда
взвешиваю все <за> и <против>. В вопросах же
наисущественнейших, как выбор партнера или про-
фессии, решение должно приходить из подсознания.
Для жизненно важных решений в нашей личной
жизни мы должны бы руководствоваться глубокими
внутренними нуждами нашей натуры>.

Опыт супружеских групп показывает, что выраже-
ние <мы должны бы> следует заменить выражением
<мы руководствуемся>.

В свободном браке выбор неизбежно диктуется
нуждами Ребенка. Примеры, которые приводятся
ниже, покажут клиническое и операционное проявлен
ние контракта сценария. Описать все разнообразие
этих сценариев нет возможности. В примерах будут
приводиться базовые концепции, чтобы была ясна
терминология. Читатель сможет призвать на помощь
собственные наблюдения, которые будут самыми убе-
дительными доказательствами на эту тему.

3. Терапевтические цели

Цели терапии брака определяются начальной
структурой брачного контракта. Следует по возмож-
ности сохранить формальный контракт и обеспечить
каждому партнеру наибольшее количество выгод,
благодаря компромиссам между контрактом отноше-
ний и контрактом сценария.

Эта цель доводилась до пациентов путем клини-
ческого разъяснения: <Игры р отношения в рамках
брака должны быть предметом выбора, а не принуж-
дения, а все разрушительные и неплодотворные эле-
менты должны быть исключены. Когда это положение
будет достигнуто, супруги будут или не будут иметь
интерес друг к другу. Должен быть предусмотрен
какой-то период времени для того, чтобы могли
появиться другие отношения и другие конструктивные
игры. Тогда каждый партнер должен решить, основы-

ваясь на доводах разума, желает ли он сохранять
брак. Это равносильно психологическому разводу в
рамках формального контракта. И так как каждый
из супругов предстанет с новым лицом, появится
шанс повторного психологического брака, если оба
того пожелают. Если нет, терапия может привести к
окончательному упразднению формального конт-
ракта>.

На практике мы видим, что брак испытывает
прогрессивное улучшение, по мере того как элементы
игры и сценария отслаиваются слой за слоем, пока
не обнажится какая-нибудь трудность из исходного
протокола. В этот момент возникает вопрос: <А что
нам делать дальше?> И тогда есть искушение вер-
нуться к старой схеме.

Если один из партнеров держится непоколебимо
за новую позицию, не делая возвратных шагов, дру-
гой партнер имеет тенденцию искать внебрачного
партнера, который будет играть в старые игры и по-
может довести сценарий до конца. Если эти попытки
отвергнуты и конечный результат хороший, форми-
руются новые отношения внутри брака, как бы над
старыми сексуальными конфликтами, которые не то
чтобы окончательно решены, но к ним уже иначе
относятся.

Можно предположить, что если бы каждый из
партнеров начал заниматься психоанализом в крити-
ческий момент, когда обнажились конфликты, то их
решение привело бы к повторению брака на более
прочной основе либо с тем же партнером, либо с
другим, чей сценарий удовлетворял бы новые, менее
архаические нужды. При использовании только тран-
сакционного анализа есть три возможных выхода:
хороший - брак с большими, но хорошо контро-
лируемыми трудностями; или компромисс и отказ от
всех потребностей; или, в лучшем случае, радость
взаимного открытия лучших качеств и возможностей,
скрытых до сих пор. Если в браке имеются дети,
эти решения благоприятны для них.

4. Любовь

Нельзя включить в строку отчета любого ана-
лиза чувство, которое называют любовью. И если такое

183

чувство связывает двоих людей, то это такое преиму-
щество, которое не подлежит психическому иссле-
дованию.

Однако любовь не является необходимейшим
условием идеального брака, такого, каким он видится
в формулировках структурного и трансакционного
анализа. Брак - это свободно выбранный (и Роди-
телями одобренный) союз двух счастливых личностей,
и их отношения и сценарии являются дополнитель-
ными и в любом анализе конструктивными. На
этом основании две личности, преданные друг
другу и признающие одни и те же ценности, могут
быть поставлены выше, чем Элоиза и Абеляр.

5. Эволюция
нарушенных семейных отношений

На практике в США характерные последствия
нарушенных семейных отношений встречаются чаще у
женщин, чем у мужчин. Первый брак в шестнад-
цатилетнем возрасте представляет собой операцию
освобождения; пара живет вместе от десяти дней до
десяти месяцев, потом расходится или разводится.
Если есть ребенок, он достается родителям жены.
Девушка теперь граждански независима и может дать
свободный ход своему сценарию, обычно ирреальному
и мазохистскому. Второй брак имеет место лет через
пять и длится лет пять. Он разрушается из-за жесто-
кости или равнодушия мужа; муж делает все, чего
требует сценарий жены, но сам-то сценарий ничего не
стоит. К этому моменту она должна найти работу,
чтобы воспитывать появившихся детей, которые ста-
новятся центром ее интересов. Ее третий брак, к трид-
цати годам, диктуется скорее материальными инте-
ресами, но ностальгия по сценарию ее еще не поки-
нула, поэтому брак не удовлетворяет ее вполне, и
она начинает провоцировать своего мужа. Так как ее
третий супруг - это чуть смягченный вариант вто-
рого, он отвечает на эти провокации так, как пола-
гается по сценарию его нынешней жены (и частич-
но прошлой). Сценарий не соответствует Я супруги,
она понимает, что что-то не ладится, и обращается
за лечением либо себя, либо брака. Муж, который,
может быть, впервые в жизни решил выразить свои

личные потребности каким-нибудь необычным пове-
дением, не участвует в терапии.

Типичным является следующий случай, когда един-
ственный брак нуждался во врачебной помощи. С са-
мого начала этот союз выдерживал сравнение с идеаль-
ными браками. В период медового месяца секс был
основным источником удовлетворения и двух партне-
ров, и их Родителей. Но проходят первые восторги,
и начинаются первые трудности, обычно околосек-
суальные. Жена начинает играть в игру <Фригидная
женщина>; она называет мужа глупым, сцена следует
за сценой, обычно заканчиваясь вопросом денег. Без
сопротивления супруги ставят под угрозу сексуальную
интимность. Но появляются дети. Они принимаются
с благодарностью. Родители погружаются в воспита-
ние детей, что оставляет мало времени для секса, но
много законных причин и отговорок, чтобы прервать
интимные отношения. Дети растут, и у супругов оста-
ется все больше свободного времени. Возникают ста-
ринные игры. Трудности начинают возникать потому,
что у каждого в голове есть небольшие изменения,
но они становятся все значительнее, и все чаще слы-
шится крик: <Обманщик!> Когда супружеская пара
приближается к сорокалетию, крах всех игр и сце-
нариев ведет к отчаянию, это дает повод обратиться
за помощью к врачу.

6. Клинические примеры

Если в группе кто-нибудь задавал вопрос госпо-
дину Катри, он спешил на него ответить. Если вопрос
задавали госпоже Катри, отвечал тоже он. Госпожа
Катри восставала против этой привычки; она гово-
рила, что у мужа отцовские привычки и что он при-
нимает ее за ребенка с поздним развитием. Но, когда
ей предоставляли возможность говорить самой, она
терялась, а на вопрос почему отвечала, что она тупая
и не понимает вопроса. Было очевидно, что такие
отношения выработаны по взаимному согласию. Врач
порекомендовал господину Катри воздерживаться от
ответов вместо жены. Можно было наблюдать тогда
два интересных феномена: с одной стороны, госпожа
Катри очень злилась, когда муж не отвечал за нее,
с другой стороны, господин Катри уже не был на-

стороже, а, когда к нему обращались, старался отде-
латься шуткой. Все в группе начинали смеяться, кроме
госпожи Катри< Никто не смеялся, однако, когда вы-
яснилось, что в сексуальных отношениях роли были
обратны тем, которые они играли в группе: вместо
того чтобы он был Родителем, а она Ребенком, он был
Ребенком, а она Родителем, поэтому их сексуаль-
ные отношения не приносили удовлетворения ни тому,
ни другой. Терапевтическая задача относительно кон-
тракта отношений заключалась в укреплении Взрос-
лого в каждом из супругов, касалось ли это их поведе-
ния в группе или во время сексуального акта.

С супругами Панти был противоположный случай.
Госпожа Панти не позволяла мужу самому отвечать
на вопрос. Он переносил это с видом мученика,
иногда протестовал. Когда же обстоятельства немного
прояснились, оказалось, что он страдает эротофобией
и боится покраснеть, если откроет рот. Следовате-
льно, он играет в игру <Без тебя>. Он женился на
говорливой и подавляющей его женщине, чтобы защи-
титься от эротофобии, а когда она играла свою
роль, жаловался.

Супруги Эшт присоединились к группе позднее и не
сразу усвоили терминологию. Когда во время вто-
рого сеанса врач сказал: <Добрый день>, господин
Эшт не ответил. Во время сеанса доктор К. напом-
нил ему об этом. Господин Эшт ответил, что эти
идиотские ритуалы не имеют никакого смысла и он
в них не верит, а госпожа Эшт подчеркнула, что
ее муж всегда так груб и отвечает сухо. Он же ответил
ей, что говорит, как считает необходимым, и не видит
смысла в излишнем шуме. И он рассказал малень-
кую историю из жизни своего патрона. Секретарша,
придя утром на работу, сказала патрону: <Добрый
день>, а тот ответил: <Я не рекламирую метеороло-
гический бюллетень, все, что от вас требуется, это
выполнять свою работу>. Господин Эшт считал, что
патрон проявил много здравого смысла и что его жена
склонна верить во всякую ерунду. Жена ответила на
это, что жизнь гораздо приятнее, когда люди вежливы.

Доктор К. для начала решил ввести их в игру
<Этикет>, на что жена с удовольствием согласилась,
а муж нет. Кажется, это было одной из проблем их
брака.
186

Супруги Септен организовали брак вчетвером еще с
одной супружеской парой. Господин Септен через
шесть месяцев почувствовал себя плохо и привел в
группу свою жену. Доктор К. принял решение ска-
зать, что этот сценарий был разработан ими совме-
стно и что с самого начала они подсознательно
предусматривали ввести другую супружескую пару в
свою семью. Они выбрали партнеров, которых такая
организация интересовала, и знали их возможности
еще до своего брака.

Оба отрицали это утверждение доктора К. с боль-
шой горячностью, а господин Септен назвал это абсур-
дом. Со своей стороны, он готов порвать с той парой.
Вопросы группы, однако, выявили ранние намерения
супругов Септен в отношении устройства семьи.
Госпожа Септен объявила тогда, что хотела поста-
вить эксперимент, что она артистка и что брак вчетве-
ром интересный опыт. Пара не вернулась в группу по-
сле второго сеанса. Доктор К. невольно ускорил
момент истины, и группа помогла ему в этом.

7. Сопротивления

В супружеских группах предпочтительной формой
сопротивления является игра <Трибунал>. Муж очень
долго рассказывает группе, что сделала его жена,
стараясь заручиться поддержкой членов группы.
Жена начинает защиту, объясняя группе, что сделал
ее муж, подтолкнув ее к таким действиям. В сле-
дующей сцене жалобу приносит жена, муж является
ответчиком, группа играет роль судебных заседателей,
а врач - роль судьи. Существует два пути для завер-
шения этих разбирательств. Первый - предложить
жалобщику помириться с ответчиком и спросить, как
такое решение на него влияет. Во втором случае врач
не признает жалобу действительной и тоже спраши-
вает, какое это оказывает действие. Эта процедура
была описана в случае с госпожой Катри, которая
ответила, что она все знала заранее. Такие решения
не должны приниматься часто.

Другой способ прекратить игру более элегантен и
прост. Врач предупреждает группу, что каждый уча-
стник может говорить только о себе, от первого
лица. или, обращаясь к своему супругу, употреблять

второе лицо, но третье лицо упоминать запре-
щается.

Эта процедура полезна и в других ситуациях.
Некоторые пары не общаются во время сеанса. И вот
врач провозглашает аксиому: <По-моему, очень полез-
но и хорошо, если супруги иногда поговорят друг
с другом>. Наряду с запретом использовать местоиме-
ния третьего лица это создает прекрасную воз-
можность для супругов пообщаться между собой в
присутствии группы.

Если пара колеблется и затрудняется, группа
доброжелательно приходит на помощь, и все заканчи-
вается мирным рукопожатием.

Примечания

Игра в брак, широко практиковавшаяся яо фран-
цузском высшем обществе первой половины XIX ве-
ка, подробно описана Бальзаком. И если сравни-
вать современные буржуазные игры для двоих
<Фригидная женщина> и <Без тебя> с парижской
игрой втроем (муж, жена и любовник), полной
тонкости и лукавства, то последняя дает неизмеримо
больший простор воображению и интеллекту, в ней
больше шика. Бальзак не боится использовать язык
игр, отсюда изящество описаний браков; он говорит
о защите, западне, стратегии, союзниках. И некоторые
авторы в сборнике Кейзерлинга рассматривают брак
как игру.

Если говорить более серьезно, то все шутки,
относящиеся к браку, указывают на элементы анта-
гонизма, которые он содержит. Очень странно, что
глубокие неурядицы в семейных отношениях вызы-
вают шутки и смех, хотя на самом деле они трагичны.
А когда какой-нибудь автор описывает идеальный
брак, к чему стремится и терапия брака, его воспри-
нимают как что-то сентиментальное.

Возвращаясь к сюжету о браке, коснемся еще
одной темы. Можно предположить, что в каждой
семье имеется постоянная доза патологии (назовем
ее воспаленным диском), которая делится между дву-
мя супругами. Когда один супруг здоров, другой нездо-
ров, или наоборот. Есть семьи с четырьмя, тремя
и двумя дисками. В семье, где один здоров, а другой

нет, один не имеет ни одного диска, а другой -
четыре; один - три, а другой - один; или оба имеют
по два диска, то есть равное количество патоло-
гий. И если один из супругов начинает лечиться
и его доза патологии уменьшается, то у другого она
как бы увеличивается; вот почему терапию им жела-
тельно проходить вместе. Притча с дисками пред-
ставляет удобную прогностическую лесенку для разви-
тия семьи. Прогноз для семьи даже с четырьмя
дисками хорош, хоть и небезоблачен. С пятью -
совсем ненадежен. Семья с одним или двумя диска-
ми может пользоваться советами человека и без
медицинского образования, а семье с тремя дисками
следует заняться психотерапией.

Глава XIX
РЕГРЕССИВНЫЙ АНАЛИЗ

Конечной целью трансакционного анализа явля-
ется структурная ректификация и реинтеграция. Это
требует, в первую очередь, перестройки и, во вторую
очередь, реорганизации. <Автоматическая> фаза пере-
строения заключается в прояснении и определении
границ Я с помощью таких процессов, как диагно-
стическое уточнение и обеззараживание. <Физиоло-
гическая> фаза интересуется перераспределением
властных полномочий путем плановой активизации
точного состояния Я, активизации, подчиняющейся
критериям отбора и соотнесенной со специфическими
процедурами с целью установить гегемонию Взрослого
посредством социального контроля.

Реорганизация отличается обычно некоторым за-
дабриванием Ребенка, одновременно сопровождаемым
выпрямлением Родителя. После этой динамической
фазы реорганизации наступает вторичная анали-
тическая фаза, которая стремится ликвидировать
состояние смущения Ребенка.

Оптимальный вариант ректификации и реинтегра-
ции личности в целом предусматривает, чтобы Ребе-
нок выражал себя в присутствии Взрослого и Ро-
дителя. Требование, чтобы Взрослый и Родитель
были полностью при исполнении своих функций
на протяжении всего эксперимента, снижает до-

стоинства, приписываемые гипнозу или фармакологии,
так как главная задача этой техники заключается
в освобождении Ребенка путем смещения других
аспектов личности. Психоанализ преодолевает эту
трудность при помощи техники свободной ассо-
циации, но в этом случае неудобство состоит в том,
что Ребенок часто выражает себя непрямым обра-
зом, запутанно и неясно, поэтому успех в большей
мере зиждется на профессионализме врача и способ-
ности пациента предоставить данные для нужной
интерпретации.

Логическим развитием трансакциониого анализа
является прямое обращение к Ребенку в состоянии
бодрствования. Размышления и опыт заставляют ве-
рить, что Ребенок выражает себя наиболее свободно
тогда, когда имеет дело с другим Ребенком. Следо-
вательно, ближе всего к идеальному решению терапев-
тической проблемы свободного выражения нас подво-
дит метод регрессивного анализа. Развитие этой
процедуры проходит через начальную стадию, и пона-
добятся годы опытов и работы, чтобы преодолеть
многие трудности и получить значительные терапевти-
ческие результаты.

Регрессивный анализ представляет собой особый
метод, которому обучают пациента, но необходимым
условием для этого является четкое усвоение им струк-
турного анализа. Все данные заставляют предполагать,
что такие пациенты, как догматик Труа, цепляющийся
за Родительское поведение, или интеллектуал Киит,
исповедующий Взрослого, с огромными трудностями
ослабляют защиту и совершают необходимый перенос
полномочий. Напротив, большинство людей проявляют
большую гибкость и удивительную быстроту переноса,
а некоторые индивиды с особыми навыками (их при-
рода еще не совсем ясна) могут это делать мгновенно.

Чтобы сделать короткое резюме, следует сказать,
что Ребенок рассматривается с функциональной
точки зрения как проявление органа психической
системы, археопсихики. В феноменологическом плане
Ребенок представляется как состояние Я интегриро-
ванное и прерывистое; с точки зрения поведения его
можно узнать по симптоматическим, физиологичес-
ким, психологическим и словесным признакам, а с со-
циальной точки зрения - по характеру его трансак-

190

ций. С исторической точки зрения можно подтвердить,
что все проявления Ребенка воспроизводят явления,
имевшие место в детстве индивида. Однако описание
поведения и реконструкция истории - все это Взро-
слые подходы. Пациент и врач говорят о Ребенке с
теоретическим, отстраненным уклоном, как при зна-
комстве по переписке. Это имеет определенный тера-
певтический эффект, который достаточно ценен, но
смещается на другой уровень по сравнению с тем, что
происходит, когда архаическое состояние Я живо
воспроизводится в уме пациента вместо слабой ре-
конструкции по внешним данным. Такое живое во-
спроизведение сродни <абреакции> Фрейда, <ожившим
воспоминаниям> Куби, <временной доле> Пенфилда.
Речь идет о недедуктивном методе восприятия, ко-
торый составляет <знакомство в прямом опыте> в
самом строгом смысле слова. В этом случае уже не
Взрослый говорит о Ребенке, а Ребенок сам лично.

Чтобы это стало яснее клиницисту, следует при-
вести примеры. Ситуация в точности такая, как будто
в комнате вместе с врачом находятся еще два чело-
века: взрослый, который наблюдает, и патологи-
ческий ребенок, правда, в одном лице. Задача состоит
в том, чтобы разделить их в психологическом плане,
чтобы Ребенок мог говорить самостоятельно. (Для
простоты не будем пока упоминать третьего партнера,
Родителя.) Разделение такими искусственными сред-
ствами, как гипноз, нежелательно из-за конечного
результата; когда педиатр рассказывает матери,
ожидавшей за дверью кабинета, что говорил ее
ребенок, это не то же самое, как если бы она слы-
шала это сама.

Когда прошлое впечатление как бы оживлено во
всей свежести, оно находится полностью в распоря-
жении врача и пациента, которые могут изучить его
самым подробным образом. Ребенка можно окружить
заботливым вниманием, чтобы он расцвел как цветок,
выставил напоказ все сложности своей внутренней
структуры. Можно поворачивать его во все стороны и
рассматривать качества, которые раньше были в тени,
а теперь высветились.

Ирис входила в группу в течение нескольких
лет с небольшими перерывами; она великолепно игра-
ла а игру <Психиатрия>, владела терминами и

структурного, и трансакционного анализа. Методом
наблюдения и дедукции она могла диагностировать
состояние Я у себя и у других членов группы, а
также анализировать трансакции. Как-то ей предста-
вилась возможность пройти курс индивидуальной
интенсивной терапии, к которому она была подготов-
лена, по мнению и врача, и ее самой. Когда сеансы
индивидуальной терапии стали регулярными. Ирис
совершенно преобразилась. Феноменологический Ре-
бенок проявился и распустился как цветок, в пол-
ном блеске. Она вдруг почувствовала двойственность
между Взрослым и Ребенком. На другой день она
рассказала: <Со вчерашнего дня я впервые ясно
вижу многие годы своей ранней жизни. Как будто
я сейчас вышла из тумана. Знать о существовании
Ребенка - это одно, но чувствовать его в себе реаль-
но - это другое. Это удивительно и страшно. И то, что
это мой Ребенок, немного успокаивает: я знаю, по
крайней мере, откуда идут все эти чувства>.

Таким образом, регрессивный анализ является
попыткой перевести исследование Ребенка из ранга
дедукции в ранг феноменологии.

Одному хорошо подготовленному пациенту, ко-
торый имел опыт структурного анализа, трансак-
ционного анализа и анализа игр, врач сделал сле-
дующее заявление: <Мне пять лет, я еще не хожу
в школу. Вам - сколько хотите, но не более восьми.
Теперь начинайте>. В данных обстоятельствах врач
играет роль ребенка, который не знает ни трудных
слов, ни понятий. Это роль особого типа, она привыч-
на врачу, ему надо только вспомнить, каким он был
в пять лет.

Не так просто составить отчет о результатах
сеанса регрессивного анализа. Положение врача не
совсем свободно: он должен быть наполовину Ре-
бенком, наполовину Взрослым, чтобы наблюдать за
поведением пациента и своим собственным, то есть
поддерживать оба состояния активными одновремен-
но. Отчет о регрессивном анализе трудно составить
еще и потому, что невозможно запомнить все де-
тали, а магнитофон использовать нельзя из-за не-
предсказуемости его действия на пациента. Прибли-
зительное восстановление сеанса передает лишь
общую атмосферу.

1

Отец господина Веата, собеседника врача, умер,

когда мальчику было два года. Помимо Родитель-
ских проблем у него на момент сеанса были и сек-
суальные.
Доктор К. Мне пять лет, я еще не хожу в

школу. Вам не более восьми. Теперь начинайте.
В. Мой папа умер. А где твой?
Доктор К. Он пошел лечить больных людей.

Он доктор.

В. Я тоже буду доктором, когда вырасту.
Доктор К. А что значит <умер>?
В. Умер - это когда ты такой, как мертвая кошка,

или птица, или рыба.
Доктор К. Это не так, потому что, когда

умирает человек, его хоронят, и все.
В. Откуда ты знаешь?
Доктор К. Знаю, потому что это так. У них

есть могилки, и их хоронят на кладбище. Твой

папа на кладбище?
В. Да. И еще в раю.

Доктор К. Как это: и на кладбище, и в раю?
В. А вот так.

Доктор К. Где же рай?
В. Это высоко на небе.
Доктор К. Если твой папа на небе, он не может

быть на кладбище.
В. Нет, может. Есть что-то такое, что вылетает

из него на небо, в рай, а остальное они хоронят на

кладбище.

Доктор К. Откуда это вылетает?
В. Это вылетает через рот.
Доктор К. Ты смешной. Я тебе не верю. Почему

через рот, ты это видел?

В. Нет, но это не так важно, что я не видел.
Доктор К. Если ты не видел, откуда же тогда

знаешь?
В. Потому что мама мне говорила: <Твой папа

улетел на небо, только его тело везут на кладбище>.
Доктор К. Как же это он может быть в двух

местах? Что он делает на небе?
.В Сидит рядом с Иисусом и смотрит на нас. А ты

сам смешной, у тебя маленькая голова,

Доктор К. А ты глупый, раз считаешь, что твой
лаи-л может быть в двух местах.
1. Эрни Ьсрн 193

В. Я очень хотел, чтобы у меня был настоящий
папа. (Он заплакал.) Ну все, я больше не могу.

Этот небольшой эксперимент ясно показал и па-
циенту, и врачу все смущение и растерянность, ко-
торые были в Ребенке господина Беата относительно
наличия и функций его Родителя. До этого момента
влияние его отца подсознательно сказывалось только
на его поведении. Регрессивный анализ показал,
насколько эти влияния обильны, он показал также,
насколько ребенку трудно примириться с противоре-
чиями, вызванными смертью: с одной стороны, его
отец в холодной земле на кладбище, с другой
стороны, где-то рядом с Иисусом в светлых голубых
небесах; помимо отца приходит на ум и своя очередь
быть похороненным и оплаканным и, может быть,
предстать перед Господом.

В приведенном примере Взрослый врача должен
был программировать Ребенка. И возникшие трудно-
сти были очевидны. Например, может ли пятилетний
ребенок настойчиво обсуждать одну тему? Разумно ли
употреблять слова <глупый> или <сумасшедший>,
когда имеешь дело с пациентом, хотя эти слова при-
надлежат как бы пятилетнему ребенку? Может ли
пациент перестать видеть в своем враче Родителя
и разговаривать с ним, как с другим Ребенком
Очевидно, что регрессивный анализ находится на
экспериментальной стадии и может быть использован
в избирательном режиме. Использование этого метода
в групповой терапии тоже дает интересные результаты.
Вот небольшой пример из практики.

Доктор К. Мне пять лет, я еще не хожу в шко-
лу. Каждой из вас столько, сколько вы хотите, но
не более восьми. Ну, а теперь начнем.
Э те р. Мой папа делает мне гнусные штучки.
Магнолия. Я не могу припомнить, чтобы кто-то
из мужчин в нашей семье мне сделал что-то некор-
ректное.

Доктор К. Магнолия ходит в школу и гово-
рит <взрослые> слова, которые я не понимаю. Что
такое <некорректное>?

Камелия. А я знаю, мне сказала мама. <Не-
корректное> - это когда делаешь то, что не должен
делать.
Д э з и. Вы со своей мамочкой, наверно, очень

194

дружно живете. Камелия? Имеете тесные отноше-
ния?

Доктор К. У нас тут есть одна дама, ее зовут
Дэзи, которая нас слушает и говорит <взрослые>
слова.

Ирис. Иногда я боюсь играть здесь, потому что
знаю, что есть эта дама, Дэзи, которая на нас смотрит.

Доктор К. Почему же вы все приходите ко
мне играть?

Розит а. Я люблю ходить играть к мальчику.
Можно играть во всякие игры и делать такие же штуч-
ки, как моя мама с некоторыми мужчинами, которые
к ней приходят.

И так далее в течение двадцати минут. Когда
все закончилось, каждая из женщин сказала, что этот
эпизод произвел на нее огромное впечатление, какой-
то необычный эффект. Камелия почувствовала боль в
груди, напомнившую ей похожие боли в детстве; Ро-
зита ощутила чувство полета; у Этер дрожали руки;
Пэппи плакала; у Дэзи случилась мигрень, какой она
не испытывала с восьми лет; у Магнолии было силь-
ное сердцебиение; Ирис была охвачена волной новых
воспоминаний.

Все были так взволнованы мощью этой новой
техники, что, когда Этер предложила на следующем
сеансе продолжить прошлый эксперимент, проголосо-
вали против, и только через несколько недель могли
к нему вернуться. А тем, кто проходил индивидуальную
терапию, было что рассказать из <вновь приобретен-
ных> воспоминаний.

Возраст восьми лет выбран потому, что почти нет
людей, у которых бы не было воспоминаний после
этого возраста, то есть на утрату воспоминаний
никто из пациентов сослаться уже не мог. Возраст
врача - пять лет - был выбран потому, что чувство
реальности у ребенка в этом возрасте уже развито,
но его словарь еще очень ограничен. Ограничения
в словаре позволяют отсеивать тех, кто не участвует
в эксперименте, и тех, кто не старается изменить
свой словарь. Эти ограничения позволяют довольно
точно показать пациенту, что от него требуется, и
если он не понимает такого примера, то, возможно,
не из-за непонятливости, а из-за сопротивления,
упрямства.
-т 195

ходрамы, но его теоретические обоснования и тех-
ника более четки и точны. Его цель более ограни-
ченная и менее искусственная, так как все участники,
включая врача, проиграли свои роли кровью, потом
и слезами. Регрессивный анализ ближе всего к прямо-
му анализу Розена, в частности, в способе исполь-
зования материала. Так как регрессивный анализ бли-
же всего соседствует с трансакционным анализом,
все сведения о нем носят гипотетический характер.
Возможно, опыты Шандлера и Гартмана с LSD25
внесут больше ясности в эту тему, потому что это
средство имеет много сходства, как кажется, с регрес-
сивным анализом, но в нем нет тех отрицательных
качеств, которые свойственны другим фармакологи-
ческим субстанциям.

Глава XX
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОЛОЖЕНИЯ И ТЕХНИКА

1. Теория

Никакая система не может быть обобщена изнутри.
Самое скрупулезное изучение небесной сферы Земли
не подсказало бы исследователю, какое место она
занимает во Вселенной, если бы он не набрался сме-
лости обратить свой взор к небесам. Современная
теория чисел дает нам хорошую иллюстрацию. Свой-
ства и отношения простых чисел были объектом
углубленного исследования в течение двадцати двух
веков. Однако эта область оставалась сравнительно
бесплодной со времени первых открытий Эрато-
сфена. В наши дни нашли способ ответить на вопрос:
<Что может служить примером набора простых чи-
сел?> Ответ: <Существуют многочисленные возмож-
ные последовательности и бесконечное количество
примеров математических выборок этого типа>. Даже
ддя непосвященного очевидно, что это обобщение
открытия Эратосфена предлагает интересные воз-
можности дальнейших теоретических изысканий и
практического применения.

Математики с энтузиазмом встречают плодотвор-
ные интуитивные открытия такого типа, потому что
они позволяют сгруппировать внутри одной общей
концепции такие элементы, которые раньше трудно
было даже соотнести между собой.

Некоторые свойства показывают, что структурный
и трансакционный анализ могли бы иметь аналогичную
функцию. Например, был предпринят опыт перевести
на структурный язык учебники, монографии и статьи,
относящиеся к социально-клиническим дисциплинам,
и это выявило два его преимущества: прежде всего,
ясность и сжатость, которые позволили уменьшить
объем этих работ, и, во-вторых, это облегчило проб-
лему взаимопонимания между дисциплинами, обеспе-
чив ранее разделенным дисциплинам терминологию
на общей основе.

Ради справедливости следует подчеркнуть, что
структурный анализ есть персик, ядром которого
является психодинамика. Люди, которые добросове-
стно его изучают, должны признать, что ядро на-
ходится в самой середине персика; и все попытки
насильно вставить персик в ядро могут привести толь-
ко к огорчительной потере фруктового сока из плодов
клинического опыта.

2. Роли

Следует определить позицию структурного анализа
относительно понятия роли, так как состояния Я
должны четко дистанцироваться от роли, если мы не
хотим обеднить концепцию роли во всех ее значениях.

Когда бухгалтер на обеде в <Ротари клубе> берет
слово, он действует так, как, по его мысли, должен
действовать бухгалтер. В этот момент он играет
роль. Но когда в своей конторе он сосредоточи-
вается над колонкой цифр, то он не играет роль
бухгалтера, он им является.

Если врач играет роль врача, он не продвинется
далеко с пациентами, наделенными интуицией. Он
должен быть врачом; кстати, это одна из задач ме-
дицинского учебного учреждения: отделить стажеров,
которые хотят играть роль врача, от тех, которые
хотят быть врачами.
Один пациент может играть роль в сценарии

197

или игре другого пациента, но как индивид он не
играет роль, когда он Родитель, Взрослый или Ре-
бенок, он просто живет в одном из этих трех состоя-
ний Я. Пациент в состоянии Я Ребенка может
решить сыграть какую-то роль; но, какова бы ни была
эта роль, его состояние Я остается состоянием Ре-
бенка. Дети, играющие в <Папу и маму> могут менять
роли: папа, мама, доктор, дочка, сын, но они остаются
детьми определенного точного возраста.

3. Образование (овладение профессией)

Овладение профессией специалиста по структур-
ному анализу не так трудно, как по психоанализу,
но тоже достаточно сложно. Оно требует крити-
ческой оценки ранее полученного образования, вклю-
чая и психоанализ; требуется также не менее года
еженедельных семинаров и ежедневной практики,
чтобы выковать клиническое мастерство и врачебное
чу.ъе. Автооа этой книги попросили однажды сделать
двадцатиминутный доклад о трансакционном анализе
перед аудиторией, не имевшей сведений об этом
методе. Эт( было похоже на доклад о теории и
практике проектирования микросхем для специали-
стов по радиолампам. Как однажды сказал Фрейд,
одно дело пофлиртовать с идеей, а другое дело же-
ниться на ней. Узнаешь женщину, лишь пожив с ней, и
небольшая прогулка с трансакционным анализом
далека от выявления всех его возможностей. И если
овладение этим анализом не требует длительных
сроков, то это не значит, что он проще или менее
значим, чем другие терапевтические системы, просто
его материал проявляется более спонтанно и подает
себя с большей свободой.

4. Терапевтические рекомендации

1. Рекомендуется сосредоточить первые усилия на
различении Взрослого и Ребенка. Начинающий врач
может оставить Родителя в стороне, пока сам мате-
риал не заставит его учитывать и Родителя. Так сле-
дует обращаться с новым пациентом.

2. Только владея достаточным клиническим мате-
риалом, можно вводить систему в работу. Разумно

(98

иметь в резерве три диагностические иллюстрации,
соотнесенные с пациентом. Если пациент не поймет
первый пример, можно предложить ему второй.
Если и этот не принят, то причину надо искать или в
сопротивлении, или в неправильно выбранном мо-
менте; подождать приводить третий пример до лучшего
времени и потом возобновить попытку.

3. Диагностика Родителя и Ребенка должна увя-
зываться с историческим материалом. Один из роди-
телей или сам пациент в детстве должны себя вести
так, как подсказывает исторический материал. Если
такого подтверждения не наблюдается, следует приос-
тановить диагностирование.

4. Деление натрое (трихотомия) должно быть
буквальным, то есть как будто каждый пациент
сформирован из трех разных личностей. Врач не
смо"жет использовать систему эффективно, если не
будет рассматривать ситуацию именно таким образом.
Например, пациент обратился к врачу по трем раз-
ным причинам. Первая: потому что его привел сюда
отец (или мать); вторая: разумное рассуждение и
решение самого пациента обратиться к врачу; третья:
в надежде на интересное или вкусное (если это
дошкольник). Или один не хотел идти, а двое других
его заставили. Когда врач дает себе труд выяснить
как можно больше обстоятельств уже в первой
беседе, он должен представить, что в комнате нахо-
дятся одновременно как бы шесть человек: сам врач,
его отец и врач - маленький мальчик, а со стороны
пациентки - маленькая девочка, ее гувернантка или
педиатр, а также мать.

5. И опять слова <зрелый>, <незрелый> не имеют
здесь места. Следует исходить из того, что каждый па-
циент в структурном плане имеет в своей личности
Взрослого. Проблема заключается в умении снабдить
его полномочиями. Всегда есть радио, надо уметь
его включить.

6. Термин <ребяческий> в уничижительном смысле
должен быть исключен. Ребенок может быть смущен
или наделен нетворческими чувствами, но Детские
качества в нем есть, они-то и являются самыми цен-
ными в личности.

7. Приводимые примеры касаются по большей ча-
сти Ребенка, каким он проявляется в плане поведения

199

и в плане социальном; именно эти аспекты можно
наблюдать объективно. Их исследование осуществ-
ляется интеллектуальным образом, а для получе-
ния лучших результатов надо, чтобы пациент сам
сделал эксперимент с состоянием Я феномено-
логического Ребенка: как будто он опять маленький
мальчик с царапинами и шишками или маленькая
девочка в разорванном платье, а вокруг - близкие
люди из детства.

8. Следует вспомнить, что понятие <игра> является
научным. Игра не просто привычка, поведение или
реакция, но специфическая последовательность опе-
раций, на каждую из которых ожидается специфи-
ческий ответ: первый ход (или удар) - ответ; второй
ход - ответ; третий ход - ответ; шах и мат!

9. Потребуется некоторое время, чтобы понять и
принять во внимание, что игры и пастаймы не являют-
ся случайными эпизодами, но занимают большую
часть времени и усилий, расточаемых в обществе.

10. Если врач замечает, что пациент предпочи-
тает определенную игру, то последующие исследова-
ния и наблюдения покажут ему, как и самому па-
циенту, что речь идет не об отдельном эпизоде,
но оо активности, которая протекает час за часом,
день за днем с разной степенью интенсивности.

II. Вмешательство (или вступление в разговор)
врача будет идеальным тогда, когда оно попадает
в цель, в яблочко, то есть имеет смысл для всех трех
аспектов личности пациента, и .все три могут это
вмешательство воспринять и даже принять.

В какой-то момент, когда атмосфера в группе
была напряженной, господин Эшт вынул плитку шоко-
лада и дал половинку своей жене. Потом они удобно
устроились в креслах и начали жевать шоколад,
как два школьника. Доктор К. сказал: <Теперь я
понимаю, йочему вы поженились. Вы как два ребенка,
которые ушли далеко в лес и заблудились, но и
спаслись от своих строгих родителей, о которых вы
нам рассказывали>. Господин Эшт добавил: <И мы
вместе вкушаем сладости>, а доктор К. подхватил:
<Да, вы доставляете сладость один другому>. Все раз-
разились смехом, а госпожа Эшт вставила: <Стыдно
пусть будет тому, кто плохо подумал!> Шутка докто-
ра К. попала в самое яблочко. Она понравилась

200

Ромгелю-сладкоежке из-за слова <сладость>. Она
понравилась Взрослому из-за своей вольности и забав-
ности, понравилась она и Ребенку госпожи Эшт, уло-
вившей в ней намек на природу сценария их брачного
контракта.

12. В самом начале врач проходит через период
большого энтузиазма. За ним, однако, может после-
довать период некоторого спада и преодоления труд-
ностей, особенно с употреблением терминологии. Это
не должно вызывать особой тревоги, так как явля-
ется частью процесса обучения. Даже более того, при
отсутствии такой реакции можно задаться вопросом,
станет ли эта система предметом вашего убеж-
дения. И тогда, когда новая профессиональная дисцип-
лина интегрируется с вашей личностью, препятствия
могут появляться время от времени. Это нормаль-
ное состояние и процесс любого профессионального
обучения и, вероятно, естественный структурный фе-
номен.

5. Результаты

Теперь читатель познакомился ближе с тем, что
можно сделать, благодаря трансакционному анализу.
Из пациентов автора в последние четыре года сто
могут быть рассмотрены для подведения некоторых
итогов и выводов. Некоторые проходили курс семь
недель, другие до двух-трех лет. Среди них двад-
цать были больные в препсихопатическом, психопа-
тическом и постпсихопатическом состоянии. В боль-
шинстве случаев к концу лечения пациенты, их
семьи и сам врач чувствовали себя гораздо лучше.
Опыт других врачей, прибегавших для лечения к этому
методу, дал аналогичные положительные результаты.
Особенно плодотворно работа проходит с пациентами,
которые до того проходили курс лечения у пси-
хиатров, применявших ортодоксальный психоанализ,
психоаналитическую терапию или другие методы, и,
таким образом, имели хорошую подготовку. Такие
больные после лечения имели жизнерадостное со-
стояние и хорошее отношение к трансакционному
анализу.

У тех пациентов, которые не преуспели в плодот-
ворном использовании трансакционного анализа,

201

улучшения были минимальные. Было также три слу-
чая полной неудачи, когда пациенты были госпи-
тализированы, правда, все трое уже ранее проходили
лечение в психиатрических клиниках.

Среди этих трех случаев наиболее поучитель-
ным и печальным является случай госпожи Б., первой
алкоголички, на которой был испробован анализ игр.
По внешним данным после двух индивидуальных
сеансов и десяти в группе она казалась вполне овла-
девшей некоторым insight, и вот однажды она попро-
сила слова, чтобы спросить у других членов группы,
что они о ней думают. Все немного удивились, потому
что обычно она была довольно молчалива и вдруг
проявила активность. Врач подумал, что она доста-
точно подготовлена, чтобы начать играть свою игру.
Участники группы ей объективно ответили в до-
вольно комплиментарном тоне. Госпожа Б. запроте-
стовала, говоря, что хочет знать <всю правду>, видимо,
имея в виду неприятные комментарии в свой адрес.
Группа не была к этому готова. Говоря языком игр,
они отказались играть роль преследователей в ее
игре <Алкоголик>. Когда она пришла домой, то объя-
вила мужу, что, если выпьет хоть один стакан, пусть
он ее бросит или отправит в лечебницу. Муж обещал.
Когда она вновь запила, он поместил ее в лечебницу,
а когда она оттуда вышла, они развелись.

6. Психический аппарат

Совсем недавно был выявлен случай, когда при
незараженном состоянии Я имелось расщепление
этого состояния, то есть такая ситуация, которая не
могла быть объяснена на основе той теории, кото-
рая была сформулирована до сих пор. При попытке
объяснить эту аномалию поняли, что необходимо
введение некоторых новых элементов, полезность
которых сразу же была проверена и доказана при
разъяснении некоторых неясных случаев.

Клиническим примером случая, потребовавшего
введения новых элементов, явился случай господина
Декатура, коммерсанта тридцати лет, торговые дела
которого шли очень хорошо. Он вернулся однажды
домой из длительной деловой поездки в довольно
напряженном сексуальном состоянии. Ночью он имел

202

вполне удовлетворивший его половой акт со своей
женой, а утром поехал на работу, с нетерпением
ожидая вечера, чтобы встретиться с женой. Следо-
вательно, он не был очень удивлен, что днем, разгова-
ривая с клиентами, предавался сексуальным фанта-
смам. Он заметил, что его Взрослый как бы разде-
лился надвое: на сексуальную часть и на рабочую.
Автор тоже склонен поставить ему такой диагноз.
В сексуальных фантасмах господина Декатура не
было элементов половой патологии. Все реакции соот-
ветствовали состоянию Взрослого, свободного от
влияния экстеропсихики, археопсихики и контроли-
руемого опытом реальной действительности.

Параллельно с фантасмами он продолжал говорить
и слушать в обычной манере преуспевающего ком-
мерсанта, и это была обычная деятельность Взросло-
го. Значит, с клинической точки зрения следовало
признать, что его Взрослый был расщеплен на два
разных состояния, которые функционировали одно-
временно. Но сам он заметил, что, хотя его фантасмы
были интересны, а коммерческая деятельность впол-
не успешна, и в том и в другом случае не было доста-
точной интенсивности. По его замечаниям можно
заключить, что разделение полномочий лишило их
прежней энергии. Он утверждал также, что сосредо-
точиться на работе ему помогало чувство долга, или
моральное обязательство, не позволявшее ему уто-
нуть в фантасмах, слушая длинные речи какого-
нибудь клиента.

Ниже приводится небольшой доклад, адресован-
ный особенно тем, кто имеет прочную клиническую
базу в трансакционном анализе. Иначе выбранные
постулаты, необходимые для практики, рискуют быть
принятыми за новые понятия, вполне бесплодные,
как часто встречается в академической психоло-
гии.

Мы будем говорить о трех порядках (или уров-
нях): детерминантах, организаторах и феноменах.
Феномены нам известны в виде состояний Я: Ребе-
нок, Взрослый и Родитель.

Организаторы тоже нам знакомы в виде психи-
ческих органов: археопсихика, неопсихика и экстеро-
психика. Детерминанты - это те факторы, которые
определяют природу организации и феноменов.

203

то есть как бы включают в программирование. Про-
граммирование внутреннее рождается из биологи-
ческих сил, присущих индивиду; последние влияют на
тот или другой организатор и, следовательно, на
феномены, которые оттуда происходят. Программиро-
вание вероятности рождается из автономной выра-
ботки данных, основанной на прошлом опыте. Про-
граммирование внешнее выполняется из внешних
норм.

В вышеприведенном примере с коммерсантом фе-
номеном было состояние Я Взрослое, проявление
неопсихики. Имелась и сильная внутренняя биоло-
гическая детерминанта, но, с другой стороны, и
сильная детерминанта внешняя (мораль). Это и при-
вело к Взрослому состоянию Я расщепленному:
одна его часть действовала импульсивно, а другая
находилась под влиянием чувства долга. Исполни-
тельная власть находилась в руках неопсихики, по-
этому поведение оставалось корректным, с осознанием
реального опыта.

Следующий этап состоит в предположении, что
каждый организатор имеет две функции, при этом обе
они независимы. Одна функция - организовать детер-
минанты, чтобы они делали влияния эффектив-
ными, а другая - организовать феномены. (Можно
легко понять независимость двух этих функций на
основе равновесия полномочий. Организатор, на кото-
рый попадают самые сильные активные полномочия,
берет исполнительную власть; организатор же,
на который выпадают активные, но наименее силь-
ные полномочия, предстает просто как влияние.)

Теперь мы можем перейти к рассмотрению не-
которых трудностей, с которыми сталкивается струк-
турный анализ. Состояние Я является проявлением
(в плане феноменологическом и поведенческом)
активности определенного психического органа или
организатора. Эти же органы имеют четкую задачу
организовать эффективным образом ансамбль самых
активных детерминант в определенный момент. Это
допускает наличие двух параллельных последователь-
ностей с девятью простыми случаями: Ребенок с про-
граммированием внутренним, вероятностным или
внешним; Взрослый с теми же возможностями и Ро-
дитель с теми же возможностями. Все эти случаи

204

не будут рассматриваться, но можно с пользой рас-
смотреть некоторые.

Основной характеристикой археопсихики является
процесс первый, неопсихики - процесс второй, эксте-
ропсихики - то, что напоминает идентификацию.
Следовательно, Ребенок стремится развивать процесс
первый, но вероятностное программирование имеет
тенденцию туда вклиниваться. Взрослый осуществляет
процесс второй, но внутреннее программирование
(импульсивное) стремится противоречить этой функ-
ции. Что касается Родителя, он имеет тенденцию
функционировать по параметрам заимствования или
поражения, но это может быть нарушено внутрен-
ним программированием или программированием ве-
роятности.

Эти ситуации сходны с теми, которые рассмат-
ривались выше в случае заражений, хотя заражения
были описаны в понятиях пространственных, а здесь
принимается функциональная точка зрения.

Родитель имеет две манеры поведения: одна пи-
тающая, другая запретительная. Теперь можно их рас-
смотреть с точки зрения функциональной, а раньше
использовались только исторические данные. Функ-
циональная интерпретация связана с инстинктом
смерти, в зависимости от того, принимается он или
нет. Если да, то обе манеры поведения рассматри-
ваются как состояния Я экстеропсихическйе, внутрен-
не программируемые: питающая манера будет опреде-
ляться через либидо, а запретительная манера через
мортидо. Если концепция инстинкта смерти не прини-
мается, то питающий Родитель программируется
внутренне (например, через эндокринный процесс),
а запретительный Родитель может рассматриваться
как программируемый извне.

Родитель описывался также и как влияние, и как
активное состояние Я. Теперь ясно, что в первом
случае это относится к программированию внешнему
(как случай с коммерсантом. Взрослый кото{юго
продолжал работать, движимый чувством долга),
а вторая формула-относится к активному состоянию
Я, которое можно программировать по одному из трех
путей или их комбинаций: <как мама, когда она нежит
меня во время болезни> (внутренний); <как мама,
счета из бакалейной

когда она

опротестовывает
205

лавочки> (вероятность); <как мама, когда она дает
мне по попе> (внешний или внутренний мортидо).
Очевидно, что это соотносится также со структурой
второй степени Родителя, если его описывают с
функциональной точки зрения, а не феноменоло-
гически. Теперь легче установить разницу между Ре-
бенком воспитанным (адаптированным) и Ребенком
естественным. Ребенок адаптированный - это со-
стояние Я археопсихическое с внешним программиро-
ванием; а Ребенок естественный - это состояние Я
археопсихическое с внутренним программированием.

Гипотеза или концепция программирования осо-
бенно необходима для разрешения трудностей, встре-
ченных при состоянии Я Взрослом. Пример ее по-
лезности можно увидеть при различении автори-
тета разумного и авторитета авторитарного. Разумным
авторитетом может быть и диктатор, и монарх типа
царя Соломона или даже полицейского-регулировщи-
ка. Ярким современным примером может служить
британский колониальный администратор: его позиция
по отношению к местному населению типична для
специалиста по выработке статистических данных, но
его поведение отеческое, и решения, которые он при-
нимает, соотносятся с Детскими аспектами людей,
которыми он управляет. Такой тип личности можно
было бы назвать Взрослый, программируемый Роди-
телем, как показано на рис. 20,а. Позиция авто-
ритарного властителя или диктатора, большого или
маленького, - навязать свою волю подданным, и к
статистическим данным он обращается для того,
чтобы все рассчитать и оправдать свою тиранию.
А так как его Сам подлинный есть Родитель <в глу-
бине самого себя>, он и сам верит в то, что говорит.
В этом случае речь идет о Родителе, программи-
руемом Взрослым, как представлено на рис. 20,6.
(Можно в дополнение поговорить о неограниченной
власти римских императоров, программируемых Ре-
бенком, которые осуществляли на практике свои
архаические фантасмы.)

То, что здесь говорилось о детерминантах на осно-
ве обобщенного клинического материала, натолкнуло
на мысль о другом круге понятий, созданных давно
на основе аналогичного материала. Эта соотнесенность
является источником большого удовлетворения, так

1 РшиМШММ WUV>tW
ВН>- fTш"1Ї"
ТЛччч>

б) НттршА <<ГОР"":
рсймсш, чтЇтчW"~
Яикклы>

Рис. 20. Программирование

как подтверждает жизненность обеих систем с по-
мощью серии независимых наблюдений. Понятия
Это, Я, Сверх-Я немного трансформировались в
жаргон, благодаря ученикам Фрейда, поэтому лучше
не употреблять их в строгом изложении с ориги-
нальными формулировками.

Это. <Содержание этого понятия включает все
то, что существо приносит, рождаясь на свет, и что
было законно определено, то есть прежде всего
толчки (ритмы), происходящие из соматической орга-
низации и находящие в Это (в формах, которые
нам неизвестны) первый способ физического выраже-
ния... Эта самая древняя часть физического аппа-
рата остается на протяжении всей жизни самой
важной>. Такое описание очень квалифицированно
определяет не только современное понятие актив-
ности Это, но также гениальные факторы и питаю-
щее материнское поведение, и в этом смысле
активность Это похожа на внутреннее программиро-
вание.

Я. <Оно обеспечивает самосохранение... Что ка-
сается внешних воздействий, Я учит различать воз-

207

буждения, аккумулируя (в памяти) опыт, который
они дают, удаляя возбуждения очень сильные, при-
спосабливаясь к возбуждениям умеренным (путем
адаптации), добиваясь модификации, подходящим
путем и к своей выгоде, внешнего мира (деятель-
ность). Что касается внутренних аспектов, Я ведет
борьбу против Это с целью подчинения себе его
требований, чтобы решать, могут ли они быть удовлет-
ворены, или следует им сопротивляться до наступ-
ления более благоприятного момента, или их следует
погасить совсем>. Эта инстанция сходна с калькуля-
тором для вероятностных расчетов, который само-
программируется, имея специальные характеристики,
и является моделью для неопсихического программи-
рования.

Сверх-Я. <В течение длительного периода детства
индивид зависит от своих родителей, и, развиваясь
далее, он замечает, как внутри него формируется
особая субстанция, через которую продолжает дей-
ствовать родительское влияние... И не только лич-
ностное влияние родителей действует на ребенка, но,
переданные через родителей, и семейные традиции,
и расовые, и национальные... Сверх-Я отдельного
человека в течение его эволюции моделируется и на
его предках>. Приходится признать, что Сверх-Я -
это емкость для экстеропсихических влияний.

И в качестве резюме: <... Это и Сверх-Я имеют
ту общую характеристику, что оба представляют роль
прошлого; Это - роль наследственности, а Сверх-Я -
роль других, в то время как Я определяется тем,
что живет сейчас>.

Фрейд не стремится установить систематическую
феноменологию, и вот как раз здесь структурный
анализ может восполнить пробел в психологической
теории, в точности так, как трансакционный анализ
восполняет пробел в социальной теории, давая опре-
деления элементарным (трансакции) и более крупным
единицам (игры, сценарии) социального действия.

Примечания

Автор начал прибегать к структурному анализу
с осени 1954 года. С 1956 года возникла необхо-
димость сформулировать основные принципы транс-

208

акционного анализа игр, и это позволило наметить
систематическую терапевтическую программу. Ре-
зультаты двух начальных лет были изложены в отдель-
ной работе и здесь даются в виде таблицы. Многие
мои коллеги и пациенты были против цифровых
показателей, так как не все можно отобразить
в цифрах. Буквой Е обозначены неудачи (доброволь-
ная госпитализация), буквой О обозначены не очень
большие улучшения в состоянии или поведении, бук-
вой А обозначено количество безусловных удач.

Линия Р обозначает количество психопатических
личностей, а линия Н - все другие пациенты.

23
42

Количество Проценты
ЕОА БОА
2318 101278
01428 03367

Неудачи легче зафиксировать в цифрах, чем уда-
чи, особенно в частной практике и в индивидуаль-
ном лечении.

По опыту, продолжительность лечения устанавли-
валась от семи недель и выше. Семь недель соот-
ветствуют естественному биологическому циклу.
.Обычно требуется 39-45 дней, чтобы границы Я
подверглись изменениям и зафиксировались в новом
положении. Это и период акклиматизации в новом
доме. И семь недель считается в том случае, если
лечебные сеансы проходят регулярно, а если нет,
то это уже другой счет.

Количество психоаналитиков, которые сообщали о
таких структурных проблемах, как соскальзывание
в другое состояние Я, или говорили о состояниях Взро-
слого и Ребенка, просто удивительно, хотя большин-
ство, за исключением Федерна и его учеников, ни-
когда серьезно не интересовалось этими вопросами.
X. Вейзенфельд привлек мое внимание к статье
Экштейна и Валерштейна, в которой они подчерки-
вают те же факты, но потом отступают от нату-
ралистического подхода и углубляются в техниче-
скую дискуссию о механизмах защиты. И как бы ни
были интересны их выводы, они кажутся баналь-
ными по сравнению с начальными, такими обещаю-
щими наблюдениями.

ПРИЛОЖЕНИЕ

ПРИМЕР
ЗАВЕРШЕННОГО КУРСА ЛЕЧЕНИЯ

Данный случай иллюстрирует всю процедуру и
результаты лечения, которые от начала и до конца
основывались на структурном и трансакционном ана-
лизе. Так как метод сравнительно молод, хотя его
теоретические принципы и методика хорошо разрабо-
таны, период наблюдения не был длительным. И
тем не менее этот пример не является изолированным;
благодаря достигнутым успехам, имеется целая группа
успешно закончивших лечение людей, наблюдающих-
ся в течение нескольких лет. У некоторых па-
циентов симптоматическое и социальное улучшение
было исключительно быстрым в контролируемых тера-
певтических условиях.

Коротко остановимся на случае госпожи Хендрикс,
тридцатилетней матери семейства. Впервые она появи-
лась в кабинете врача десять лет назад, у нее было
депрессивное состояние. В течение года она лечилась
по обычной методике поддержки, и лечение было
очень успешным. Через десять лет она вынуждена
была повторно обратиться за помощью в худшем
состоянии, с активными фантасмами самоубийства.
На этот раз был применен структурный анализ и в
течение шести недель был достигнут значительный
прогресс. Таково было мнение не только пациентки

210

и врача, но и ее семьи и близких. Успех был
достигнут и благодаря новой технике, отличавшейся
от техники прошлого лечения. Шесть последующих
недель были посвящены закреплению достигнутых ре-
зультатов, и пациентка вернулась к нормальной жизни.
Пример интересен тем, что болезнь была та же, врач
тот же, временной интервал между двумя эпизодами
достаточно большой, разными были только применен-
ные методы.

Теперь обратимся к случаю госпожи Энатоски.
В главе XIV было упомянуто, что она жаловалась
на внезапно подступавшую депрессию. Можно напом-
нить также, что она прошла курс в ассоциации <Ано-
нимные алкоголики>, курс гипноза, а также психо-
терапии в сочетании с дзэн-йогой. Она доверилась
методу структурного и трансакционного анализа и
очень скоро стала осуществлять социальный контроль
над играми, разыгрывавшимися у нее с мужем и сы-
ном. В ее случае самым точным диагнозом была шизо-
истерия. Далее будет подробно описан ход лечения с
фиксацией самого существенного, что происходило на
каждом сеансе.

1. 1 апреля. Пациентка пришла на первую беседу
вовремя. Она рассказала, что лечилась у других врачей,
но не удовлетворена лечением, обратилась в муници-
пальную клинику, где врач, выслушав ее, порекомен-
довал ей обратиться к доктору К. По ходу разговора
ей были заданы вопросы, касающиеся наиболее
существенных моментов, чтобы прояснить ее пси-
хиатрическую историю. Она рассказала, что в течение
десяти лет была алкоголичкой и вылечилась, пройдя
курс в ассоциации <Анонимные алкоголики>. Привыч-
ку к выпивке она приобрела в восемнадцать лет,
когда психически заболела ее мать. Приступы депрес-
сии начались в это же время. Были заданы вопросы
о прежнем психиатрическом лечении. Были выяснены
демографические данные: возраст тридцать четыре го-
да, протестантка, замужем первый раз, муж механик,
образование среднее. Были заданы также вопросы о
профессии отца, возрасте вступления в брак, братьях
и сестрах и возрастной разнице между ними, воз-
расте ее детей. При этом опросе был выявлен один
из травматических моментов: ее отец очень много пил,
и родители расстались, когда ей было семь лет.

211

Медицинское освидетельствование выявило голов-
ные боли, ригидность руки и ноги, аллергию, за-
болевание кожи; были перечислены все операции,
ранения, тяжелые заболевания. Опрос касался и пси-
хопатологии, начиная с детского возраста: сомнамбу-
лизм, сосание пальца, ночное недержание, заикание
и другие дошкольные проблемы. Было выяснено, какие
медикаментозные средства она употребляла. Затем ее
попросили рассказать о своих сновидениях. Вот одно
из недавних: <Они вытащили мужа из воды. Он был
ранен в голову, я начала кричать>. Она под-
черкнула, что часто слышит голоса изнутри и сна-
ружи. Полученных данных было достаточно для пред-
варительного хронологического изучения.

Примечание. Данные были записаны очень осто-
рожно, вся беседа протекала в духе естественного
любопытства врача к истории жизни пациентки. Она
могла строить свой рассказ свободно, не вовлекая
врача в игру <Первый раз у психиатра>. Так как
она жаловалась на жесткость в руке, ей была реко-
мендована консультация у невропатолога.

II. 8 апреля. Невропатолог установил артрит, но не
назначил никакого специального лечения. На этот раз
пациентка вела беседу в духе психологического об-
зора. Она спонтанно заявила, что любит одобрение,
что иногда бунтует, <как маленькая девочка>, и что
ее <взрослая часть> осуждает ее за это. Ей было
предложено дать больше свободы <маленькой девоч-
ке>. Она ответила, что это довольно стыдно. <Я люблю
детей и знаю, что не. могу жить на той высоте,
которой ждет от меня отец. Я устала -и пытаться>.
Это касалось также и ожиданий ее мужа. Ей объяс-
нили, что такие ожидания называются Родитель-
скими. Она сказала, что главные Родители в ее
жизни муж и отец. У нее была соблазняющая ма-
нера поведения по отношению к мужу и почти такая
же по отношению к отцу. Когда родители разводились,
она думала, что смогла бы удержать, отца.

Примечание. Отношение пациентки к структурному
анализу уже очевидно. Она самостоятельно отличает
<маленькую девочку> от <взрослой части>. Следует
закрепить эту трихотомию не очень директивам пу-
тем. С другими пациентами это можно было бы сде-
лать лишь на четвертом сеансе или позднее.

III. 15 апреля. Она не любит, чтобы ей указывали,
что делать, особенно женщины. Но на родителей
реакция другая. Она говорит, что при ходьбе у нее
ощущение, будто она идет по яйцам. Именно так
ходят маленькие девочки. Речь опять идет о Ребенке.
Она сказала: <Это именно так! Когда я говорила
это, я видела маленькую девочку... Трудно поверить,
но для меня это имеет смысл. Я вспоминаю, что не
хотела ходить. Они тащат тебя за плечо, и ты бе-
сишься... А ведь я делаю то же со своим сыном.
Я знаю, что он чувствует, говорю, что не должна
его упрекать, а сама это делаю. Вероятно, в этот
момент во мне говорит моя мать. Это и есть та
Родительская часть, о которой вы говорили? Мне
даже немного страшно>.

Именно в этот момент было сделано замечание,
что ничего таинственного или метафизического в диаг-
ностическом суждении нет.

Примечание. Пациентка чувствовала феноменоло-
гическую реальность Ребенка и внесла новые элементы
в социальную и историческую картину своего поведе-
ния по сравнению со сказанным ранее. Все позволяет
предположить, что лечение при помощи трансакцион-
ного анализа может дать хорошие результаты.

IV. 22 апреля. <В течение этой недели я была так
счастлива, как не была последние пятнадцать лет.
Мне не надо долго искать Ребенка, я могу видеть
его и в муже, и в других. Но у меня проблемы
с сыном>. Ее игра с сыном была объяснена ей в
подходящий момент в понятиях Родитель, Ребенок
и Взрослый. Ей было предложено попробовать
Взрослый подход (доводы разума) вместо Роди-
тельского подхода (доводы сердца).

Примечание. Пациентка вступила в собственный
трансакционный анализ, и ей была подсказана идея
социального контроля.

V. 28 апреля. Она рассказала, что отношения с
сыном налаживаются. Сделана попытка получить
больше данных из ее детства методом регрессивного
анализа. Она рассказала: <Кошка пачкала ковер, а об-
виняли в этом меня и заставляли чистить. Я говорила,
что это не я, и упрямилась>. Затем в разговоре она
заметила, что ассоциация <Анонимные алкоголики>,
как и англиканская церковь, требует, чтобы люди ис-

213

поведовались в своем свинстве, именно поэтому она
покинула и тех, и других. Когда сеанс закончился,
она спросила: <Быть агрессивной - это хорошо?>
Ответ был: <Вы хотите, чтобы я вам ответил?> Она
понимает утверждение, подразумеваемое в ответе вра-
ча, и отвечает: <Нет, не хочу>.

Подразумевалось, что она должна ответить себе са-
ма с позиции Взрослого.

Примечание. Во время этого сеанса прояснились
некоторые элементы ее сценария. Можно ожидать,
что она повторит с врачом ситуацию с кошкой. Вопрос:
<Хорошо ли быть агрессивной?> является, возможно,
первым этапом подготовки. Это дает врачу возмож-
ность отказаться и тем усилить своего Взрослого.
Пациентка делает такие успехи в постижении струк-
турного и трансакционного анализа, что можно пере-
водить ее в продвинутую по групповой терапии группу.
Группа состоит в основном из женщин.

VI. 4 мая. Сон: <Я смотрю на себя и говорю:
"Это не так уж плохо">. Группа ей понравилась,
но всю оставшуюся часть недели ей было не по
себе. Она рассказывает несколько воспоминаний, и в
том числе два гомосексуальных из своего детства.
Восклицает: <Вот из-за этого я и не любила <Ано-
нимных алкоголиков>! Там были две гомосексуалист-
ки, одна из них все говорила мне, что я секси>.
Она жалуется на влагалищный зуд: <Мы с матерью
спали вместе, и она меня морочила>.

дений предполагает наличие Взрослого и дает надеж-
ды на хороший исход. Участие в группе активизирова-
ло сексуальные конфликты, и это первый знак, что
лечение вышло Tia верный путь.

VII. 11 мая. После сеанса пациентка чувствовала
себя возбужденной. <Все быстро меняется. Почему они
заставляют меня смеяться и краснеть? Дома ситуация
лучше. Я могу обнять своего сына, а дочь впервые
села ко мне на колени. Я не могу быть хоро-
шей любовницей, когда все так монотонно>.

Примечание. Анализ семейных игр привел к уста-
новлению некоторого социального контроля со сторо-
ны Взрослого. Дети почувствовали, что настроение
матери улучшилось и улучшение носит стабильный
характер; они реагировали соответственно. Ее возбуж-

214

денное состояние в группе и замечания о монотон-
ности свидетельствовали о том, что она ввязалась в
сексуальные игры с мужем.

Один случай в группе показал, что она нуждалась
в Родительской фигуре для своих игр. В группе
появился новичок, служащий отдела социальной по-
мощи муниципалитета. На нее произвела большое
впечатление его профессия. Она спросила, какой
смысл он видит в посещении группы. Он ответил, что
она должна больше в этом разбираться, он же здесь
впервые. По разговору было видно, что она пытается
вовлечь его в игру в качестве Родительского пер-
сонажа.

VIII. 18 мая. Она была очень взволнована регрес-
сивным анализом. Она припомнила свой страх безу-
мия и свою мать, проходящую лечение в психиатри-
ческой лечебнице. Во время анализа она говорила о
красивых воротах, за которыми открывался прекрас-
ный сад; это из ее фантасмов. В пятилетнем возрасте
она одинфаз посетила мать в лечебнице, которая нахо-
дилась в парке. Кажется, она сама не против госпи-
тализации, чтобы снять с себя ответственность.

Ей было предложено посетить мать, которую она
давно не видела. Предложение делалось не в Роди-
тельском тоне, а в тоне Взрослого, без малейшего
порицания. Она должна понимать пользу от такого
визита для своего Взрослого, а также выгоду от
примирения между своими Родителем и Ребенком в слу-
чае смерти матери. Она одобрила это предложение,
доверительно рассказала, что ее муж не любит мыть
голову. Врач ответил, что, выходя за него замуж, она
наверняка знала об этом его недостатке. Она это
отрицала.

IX. 25 мая. Она рассказала, что всегда боялась
больных животных и больных людей, а вот на прош-
лой неделе заболела ее кошка, и она не опасалась ее.
В детстве, когда отец побил ее, собака кинулась на
него.

Она сказала детям, что их бабушка умерла. Когда
она думает о своей матери, то начинает пить. Ей
рассказали, что, когда мать была на восьмом месяце,
отец пытался ее отравить. Тетка, рассказавшая эту
историю, сказала: <С самого рождения твоя жизнь
была сплошной неразберихой>.
1.15

Примечание. Значение всего этого неясно. Очевид-
но, имеется переплетение сложных конфликтов с вме-
шательством матери. Тот факт, что она сохранила
социальный контроль при виде больной кошки, пока-
зывает, что в ближайшее время она сможет навестить
мать.

X. 1 июня. <Если говорить искренне, я не навещаю
мать из-за страха там остаться>. Она задает себе
вопрос: <Разве я существую? Иногда я сомневаюсь
в собственном существовании>. Родители поженились
вынужденно. Ее не покидает мысль, что она была
нежеланна. Врач предложил ей получить копию сви-
детельства о рождении.

Примечание. Пациентка озабочена экзистенциаль-
ными проблемами. Ее Взрослый поколеблен,
потому что Ребенок засомневался в своем праве на
существование. Свидетельство о рождении даст пись-
менное доказательство, что она существует, и произ-
ведет сильное впечатление на Ребенка. По мере уста-
новления социального контроля ее желание лечь в ле-
чебницу исчезает.

XI. 8 июня. Она рассказывает, что ее муж играет
в <Алкоголика>. В ассоциации <Анонимные алкоголи-
ки> ей сказали, что она должна сделать все возмож-
ное для того, чтобы он был счастлив, а ей это
противно. Она попытается сделать кое-что другое. <Я
сказала, что вызову <скорую помощь>, чтобы его от-
везли в больницу, если он уже не может с собой
справиться самостоятельно; он сразу протрезвел и
больше не пил>. На прошлой неделе он очень пил,
она хотела его ударить, теперь у нее болит плечо; вот
тогда она и сделала своё заявление.

Все это показывает, что таков был секретный
контракт их брака: он будет пить, а она играть роль
спасителя. Эту игру ей подсказали в ассоциации
<Анонимные алкоголики>. Когда она отказалась
играть роль, игра была прекращена, и муж перестал
пить.

Ей предложена схема объяснения. Она говорит:
<Это не может входить в наш контракт, когда мы
женились, мы не пили>. Потом она внезапно объявила:
<Я вспомнила, что до замужества знала, что он не
любит заботиться о волосах, но не знала, что он
пьет>. Врач сказал, что плохо вымытые волосы тоже

216

входили в тайный контракт. У нее был скептический
вид, она подумала минуту, потом воскликнула: <Черт
возьми! Это правда, я знала, что он пьет. Когда мы
были в лицее, мы вместе пили>.

Было ясно, что в первые годы брака они играли
в <Алкоголика>, меняясь ролями. Потом они оставили
эту игру, но ее следы очень трудно вытеснить из
памяти.

Примечание. Этот сеанс пролил свет на структуру
брака пациентки. Она подчеркнула также, сколько
времени и усилий надо человеку, чтобы поддержи-
вать супружеские игры, и сколько энергии, чтобы дер-
жать их под контролем.

XII. 6 июля. Интервал в сеансах вызван летними
отпусками. Пациентка вернулась из отпуска с болью
в плече. Она ходила к матери в лечебницу, и та ее
выгнала; это лишило ее надежды, последнее время ее
преследуют запахи. Йога развила в ней воображение.
Она могла очень живо видеть прекрасные сады и
ангелов, все в цвете и очень подробно. В детстве, у
нее было такое же воображение. У нее были также
видения Христа. Теперь она часто видит животных
и цветы. Гуляя в парке, она любит украдкой по-
говорить с цветами. Вместе с пациенткой врач изучает
эти явления, выясняет их художественную природу.
Предложение нарисовать их принимается пациенткой.
Она увидела свое свидетельство о рождении, и экзи-
стенциальные сомнения ослабли.

Примечание. Видения и слуховые галлюцинации не
обязательно должны огорчать. Они говорят о стремле-
нии вновь обрести детство и утраченные связи с
родителями. Прежний ортодоксальный подход реко-
мендовал бы поддержку и общее укрепление. Струк-
турный анализ предлагает другую возможность, тре-
бующую некоторой смелости, а именно позволить
растерянному Ребенку самовыразиться и воспользо-
ваться полученными результатами, если они окажутся
конструктивными.

XIII. 13 июля. Она обращалась к участковому те-
рапевту, так как у нее повысилось артериальное
давление; он назначил ей раувольфию. Она сказала
мужу о тяге к живописи, он посоветовал пастели,
она отказалась, он разозлился и запил. Она понимала,
что это игра <Сцены>, ей жаль, что она в это ввя-

217

залась. Но если она откажется, он будет в отчаянии,

и эту проблему ей трудно разрешить. Она сказала
также, что ворота прекрасного сада, который она все
время видит, похожи на вход в детский сад, куда ее,
совсем маленькую, водила мать. Проблема врача: отли-
чить эффект психотерапии от действия раувольфии.
Пациентка готова к сотрудничеству для решения этой
задачи.

XIV. 20 июля. Ее интерес ослабевает, она чувст-
вует усталость. Она предполагает, что это действие
лекарств. Она рассказывает о семейных скандалах,
о которых раньше никому не. говорила, о том, что
начала пить не из-за болезни матери, а из-за этих
скандалов.

Этим сеансом закончился решающий период лече-
ния. Во время сеансов у пациентки была привычка
сидеть в неловкой позе, с открытыми коленями. Она
опять вспомнила гомосексуалисток из ассоциации
<Анонимные алкоголики>, жаловалась, что мужчины
пристают к ней; она не понимает почему, ведь она
их не провоцирует. Пришлось обратить внимание на
ее позу, это ее удивило. Но ведь она всегда так
сидит, и то, что она называет агрессивностью в других,
плод ее соблазняющего поведения. На следующем
групповом сеансе она молчит большую часть времени
и, когда ее спрашивают почему, рассказывает, что ей
сказал врач и как это ее потрясло.

Примечание. Этот сеанс был решающим. С риском
потерять шанс на нормальную семейную жизнь па-
циентка получила множество преимуществ, первичных
и вторичных, ввязавшись в игры с мужем и другими
людьми. Первичная внешняя выгода состояла в том,
чтобы избежать сексуальных отношений, которые мог-
ли быть источником удовольствия. Шизоидные эле-
менты, присутствующие в ее Ребенке, проявляются
согласно ее симптоматике. Истеричные элементы осо-
бенно ясно видны в игре <Насилие>, откуда и диагноз:
шизоистерия.

В ее случае следует избегать называть игру этим
названием. Сначала надо только описать ее, не
уточняя названия. Ведь это классическая игра исте-
ричных людей. Игра <Насилие> имеет несколько сте-
пеней: первую, вторую, третью. Терапевту прежде все-
го надо понимать, достаточно ли пациентка подготов-

лена, чтобы конфронтация приняла полный размах.
Врач должен также понимать свою ответственность
и верить в успех. Решив бросить лечение, пациентка
будет потеряна для психиатрии, если она согла-
сится на лечение, эффект может быть решающим,
так как эта специфическая игра является единствен-
ным принципиальным препятствием на пути супру-
жеского счастья.

XV. 10 августа. Врач возвращается после двух-
недельного отпуска. Конфронтация дала плоды. Па-
циентка рассказывает об атаке, которую выдержала
в ранней юности со стороны отца. Она связывает
эту атаку со своим провокационным поведением. Она
долго говорит об этой ситуации, что проясняет ее
отношение к сексу как к чему-то грязному и вуль-
гарному. Она говорит, что избегала сексуальных от-
ношений с мужем, потому что они всегда были для нее
ярмом, а не источником удовольствия.

Примечание. Пациентка шокирована откровен-
ностью врача, но благодаря ей она глубже поняла
структуру своего брака.

XVI. 17 августа. Последняя беседа. Пациентка
объявляет, что это ее последняя беседа. Она больше
не боится, что муж считает ее грязной и вульгарной,
если у нее есть сексуальные потребности; она не
спрашивала его, думает он так или нет, она считала это
решенным. В последнюю неделю она изменила отно-
шение к нему, и он был приятно удивлен. Теперь
он возвращается домой бегом, впервые за многие
годы. Она поняла и многое другое. Она часто искала
сострадания к себе как к бывшей алкоголичке, теперь
она отдает себе отчет в том, что это была игра
<Деревянная нога>, и попытается выйти из этой игры
самостоятельно. Она изменила и смягчила свое отно-
шение к отцу. Замечание о короткой юбке тоже пошло
ей на пользу. <Я бы никогда не согласилась с мыслью,
что я хочу секса, я всегда думала, что хочу просто
внимания. Теперь я допускаю, что хочу секса>. На
днях она навестила больного отца, помогла его гос-
питализировать. Рассказывая о визите к отцу, она
сохраняла полную объективность: она сожгла все мос-
ты, у нее нет к нему никаких претензий. А вот
отношения с мужем она будет развивать и улучшать,
в том числе и сексуальные. Благодаря методу пере-

носа, врач в первое время заменил ей отца, теперь
она в этом не нуждается. Она без стеснения может
говорить о возвратившемся сексуальном влечении му-
жа к себе и о своем к нему. Она долго об этом думала
и ночью увидела во сне прекрасную женщину, нежную
и спокойную. Это наполнило ее счастьем. Дети тоже
изменились к лучшему, стали послушными, спокой-
ными.

Артериальное давление стало ниже, ей больше не
требуются лекарства. <Я чувствую, что от лекарств я
больше устаю и нервничаю, а сейчас у меня
совсем другие ощущения, я понимаю разницу>. Она
рассказывает, что занялась рисованием, рисует, что
захочет, как будто заново учится жить. <Я не от-
ношусь теперь к людям жалостливо, я считаю, что
они могли бы поступить, как я, если бы как следует
взялись за дело. У меня нет чувства, что я ниже
всех в мире, хотя это чувство исчезло не совсем.
Я не хочу больше приходить в группу, я хочу
проводить время с мужем. Мы как будто вернулись в
то давнее время, когда везде бывали вместе. Я по-
пробую обойтись без лечения месяца три, а если по-
чувствую себя плохо, вернусь. Я не чувствую себя
такой уж неврастеничкой, могу спокойно говорить о
своих психосоматических симптомах, о чувстве вины,
о страхе перед словом <секс> и о других вещах.
Я не могу объяснить это как следует, но я испы-
тываю чувство счастья; вы и я, мы вместе над ним
работали. Мы с мужем стали ближе друг другу, наши
отношения теперь более гармоничны, он охотно за-
нимается детьми, как и полагается отцу семейства>.

Ее спросили, были ли ей полезны структурный
анализ и анализ игр. Она ответила: <Да, конечно!>
И добавила: <И сценарии тоже. Например, я вам
сказала, что у мужа нет чувства юмора, а вы ответили,
что если вы до сих пор лишь играли в игры и
сцены, то вы просто не знаете друг друга, не знаете,
какие вы настоящие. И вы оказались правы, теперь я
знаю, что у него есть чувство юмора, а если оно не
проявлялось, то это входило в условия игры. Теперь
я интересуюсь своим домом. И я вам за это благо-
дарна. Я даже могу писать стихи и выражать свою
любовь к мужу>.
Сеанс заканчивался. Врач предложил пациентке

Z20

чашку кофе. Она ответила: <Спасибо, нет, я уже пила.
Кажется, я сказала все, что хотела, о том, что я
чувствую. Я с огромным удовольствием приходила
сюда, я это очень оценила>.

Общие замечания. Не следует скептически отно-
ситься к описанному примеру благополучно завершен-
ного лечения. На многие вопросы, которые могли бы
появиться у сведущего читателя, пациентка ответила
сама. Например, она отдавала себе отчет в том, что на
первых порах врач заменил ей отца, а в конце курса
врача заменил муж. Самыми важными моментами
следует считать изменения в поведении детей пациент-
ки и ее мужа. Эти критерии важнее, чем мнение
врача или самой пациентки. Все свидетельствует о том,
что цель, поставленная врачом, была успешно достиг-
нута. Пациентка бросила большинство своих игр, за-
менив их прямыми и интимными отношениями, кото-
рые оказались более удовлетворительными. Ее туалеты
и поведение стали скромнее, и в то же время привле-
кательнее и притягательнее в сексуальном плане.
Можно сделать короткое резюме того, что произошло
на архаическом уровне. Она обратилась к врачу с
фантасмами быть подавленной и загипнотизирован-
ной как и ранее. Но она рассталась с ними, по
мере того как разбирались и анализировались ее
игры, а замечание о провокационном поведении пока-
зало ей, что врач не позволит себя провоцировать.
Опираясь на своего укрепленного Взрослого, она
смогла принять решение расстаться со своими .инфан-
тильными амбициями и взять на себя роль взрослой
женщины. На первый взгляд, возможно, в этом случае
нет ничего, что говорило бы о стабильном улучшении.
Но есть все-таки один бесспорный довод в пользу
этого утверждения: окрепший Взрослый отказался
от игр в пользу реального опыта. Этот аспект трансак-
ционного анализа называется действенным.

За несколько дней до истечения трехмесячного
срока пациентка написала врачу письмо: <Я чувствую
себя хорошо. Я не принимаю никаких лекарств вот
уже месяц. На прошлой неделе мы праздновали мое
тридцатипятилетие. Мы были вместе с мужем на про-
гулке. Деревья и вода были прекрасны. Господи!
Если бы только мне удалось это нарисовать! Первый
раз в жизни я видела огромного касатика. Он был

так прекрасен, так грациозен... Мы с мужем прекрасно
понимаем друг друга. Мы стали ближе, внимательнее
друг к другу, я чувствую себя естественной, не играю
никакой роли. Я очень благодарна вам за то, что под-
сказали мне заняться живописью. Мои рисунки нра-
вятся даже детям, они говорят, чтобы я сделала выс-
тавку. В прошлом месяце я брала уроки плаванья,
до сих пор я не умела плавать. Мой сад великолепен.
В этом вы тоже мне помогли. Я провожу время,
как я хочу, и они меня так даже больше любят.
Я напишу вам о своих успехах в плавании. Мы все
вас обнимаем>. Это письмо порадовало врача по двум
причинам.

1. Улучшение состояния здоровья пациентки про-
должалось, хотя она и не обращалась к терапевту по
поводу давления.

2. Хорошее настроение детей и мужа продолжа-
лось, хотя пациентка уже не проходила психотерапию.
Надо отметить, что ее муж теперь часто моет голову.
Что пессимистического можно отметить в этом случае,
так это уход пациентки целиком в семейную жизнь.
И обычный психотерапевтический курс лечения проиг-
рывает перед трансакционным анализом в том, что
последний в более короткие сроки добивается лучших
результатов. В случае госпожи Энатоски было проведе-
но шестнадцать индивидуальных сеансов и двенадцать
групповых. И еще в порядке сравнения можно привес-
ти слова одного опытного психоаналитика: <То, что
мы можем победить, касается лишь небольшой части
психогенеза, а именно выраженных конфликтов, не-
удач в развитии; но мы не ликвидируем источник
невроза; то, что мы делаем, помогает пациенту превра-
тить невротические недостатки в компенсируемые
достоинства; тот факт, что физическая гармония зави-
сит от многих условий, делает иммунитет недости-
жимой целью. Статья Фрейда <Анализ законченный
и анализ бесконечный> была для тех из нас, кто питал
неограниченные врачебные амбиции, одновременно и
огорчением, и утешением>.

БИБЛИОГРАФИЯ

1. Bern, Е. A Laymans Guide to Psychiatry and Psychoanalysis./
Simon Schuster, New York, 1957.

2. Bern, Е. The Mind in Action./Simon Schuster, New
York, 1947.

Articles.

3. Bern, Е. Ego States in Psychotherapy./Amer. J. Psychoter,
II, 1957.

4. Bern, Е. Primal Images and Primal Judgement./Psychiat.
Quart., 29, 1955.

5. Bern, Е. Psychoanalytic versus Dynamic Group Therapy./
Internal. J. Group Psychoter, X, 1960.

6. Bern, Е. Principles of Group Psychotherapy./indian. J.
Neurol. Psychiat., 4, 1953.

7. Bern, Е. Concerning the Nature of Diagnosis./internat.
Record of Medecin, 165, 1952.

8. Bern, Е. Intuition V: The Ego Image./Psychiat. Quart.
31, 1957.

9. Bern, Е. Intuition VI: The PSychodynamic of Intuition. Loc.
cit.

10. Bach, G. R. Intensive Group Psychotherapy./Ronald Press
Company, New York, 1954.

II. Chandler, A. L. Hartman M. A. Lyseric Acid Diethylamide
(LSD-25) as a Facilitating Agent in Psychotherapy./A. M. A. Arch.
Gen. Psychiat. 2,1960.

12. Freud, S. Abrege de Psychoanalyse./PUF, Paris, 1950.

13. Freud, S. La science des reves./PUF, Paris, 1950.

14. Freud, S. Nouvelles confereces sur la psychanalyse./Gallimard,
Paris, 1936.

15. Freud, S. Fragment dune analyse dhysterie: Dora./Paris,
PUF, 1954.

16. Feidman, S. Blanket Interpretation./Psychoanal. Quart. 17,
1958.

17. Feidman, S. Mannerisms of Speech and Gestures in Everyday
Life./intemational Universities Press, New York, 1959.

18. Fenichel, 0. The Psychoanalytic Theory of Neurosis./
W. W. Norton KЇ, New York, 1945.

19. Fedem.P. Ego Psychology and the Psychoses./Basic Books,
New York, 1952.

20. Penfield, W. Jasper, H. Epilepsy and the Functional
Anatomy of the Human Brain,/Boston, 1954.

223

A.ADLER

Praxis und Theorie
der Individualpsychologie

Fischer Taschenbuch Verlag

— 1 —
Страница: 12